Всеволод Михайлович Арсеньев

С Всеволодом Михайловичем Арсеньевым, главным художником комсомольской правды, я познакомился, где-то в 1988 году. Это случилось, когда я принес очередную «картинку» в комсомолку и оказалось, что Андрей Константинов, который на ту пору заведовал карикатурами, уволился, и меня направили к Арсеньеву, в кабинет напротив.
Рисунки понравились и я зачастил в этот кабинет. В какой-то момент, он попросил разобрать гору конвертов, с присланными в редакцию карикатурами.
А приходили они в комсомолку мешками. По его просьбе я отобрал рисунки, стоящие внимания и спросил куда девать остальные. «Надо выбросить» – сказал он, на что, я предложил отправить рисунки авторам.
В то время не было доступных ксероксов, и художники по многу раз перерисовывать свои карикатуры, чтобы рассылать их по различным изданиям.
Я знал эту проблему изнутри и вызвался помогать в разборе почты и отправки не прошедших рисунков по обратному адресу. Так и пошло, раз или два в неделю, я приходил в комсомолку и чтобы не мозолить ему глаза, забирал почту домой. Там ее разбирал и там же в фирменные конверты комсомолки складывал «возврат», да еще и приписывал замечания по рисункам и объяснения, почему они не приняты.
Всеволод Михайлович оценил мои усилия и пробил мне оклад, в размере сто рублей.
В Комсомольской правде, на излете Советской власти и начале горбачевской перестройки, печатались очень хорошие карикатуры, зачастую с острым подтекстом, в среднем по пять рисунков в субботнем номере, в рамках ежегодного конкурса.
Всеволод Михайлович неплохо разбирался в карикатуре и сам, не будучи профессиональным художником, рисовал карикатуры на политические темы и печатал их в журналах «Московские новости», «Новый мир», «Советский союз» и журналах АПН.
Он был журналистом и фотографом. Случались у него экспедиции в Сибирь и по их следам были изданы две книги. В конце его жизни, издательство «Искусство – ХХI век » выпустило еще один его труд под названием «Ностальгия».
Арсеньев был довольно ершистым и прямолинейным человеком, с критическим взглядом на жизнь, резкий в суждениях и мне приходилось быть очень аккуратным в разговорах с ним.
Всеволод Михайлович помог состояться ряду молодых карикатуристов, в числе которых были Юрий Кособукин, Иван Анчуков и Виктор Балабас. На Балабаса, он обратил внимание при мне и его карикатурам был дан зеленый свет. Когда он вышел на пенсию, я изредка созванивался с ним. Он сетовал, что уже состоявшиеся авторы, которым он помог в свое время, забыли о нем и не звонят. Особо отличился Балабас, которого после окончания Харьковского художественного института, пригласили работать в один из отделов Комсомольской правды, он даже не удосужился зайти к Всеволоду Михайловичу, чтобы познакомиться лично и принести свою благодарность.
Арсеньев высказывал свое удивление и как мне показалось обиду на такое отношение к себе.
Он был довольно щепетилен и глубоко порядочен. Жил в определенных для себя границах и предпочтениях. Когда я предложил ему поучаствовать в международных конкурсах, соблазняя денежными призами за его блестящие, остроумные работы, особенно на политическую тематику. Он поначалу заинтересовался, но конверты с условиями текущих конкурсов так и пролежали у него на столе где-то с недельку, без последствий. «Думаю мне это не надо» – сказал он. Жаль! У него была яркая графическая, оригинальная, узнаваемая
манера, с живой линией. Она была бы высоко оценена членами жюри зарубежных конкурсов и обладателями выставочных каталогов.
Всеволод Михайлович терпеть не мог прямых линей и когда я принес заказную иллюстрацию в новогодний номер, вычерченную по линейке снежинку, он огорчился и попенял мне на это.
Подтверждением его глубокой порядочности является ситуация, к которой я оказался причастен. Как-то по телефону я поинтересовался судьбой оригиналов карикатур, напечатанных в «Комсомолке» в рамках конкурса. Они хранились в его кабинете. Он ответил, что не знает, а через несколько лет признался, что выйдя на пенсию, он забрал их собой. Всеволод Михайлович не смог бросить драгоценные рисунки на работе, понимая, что их просто выбросят.
При очередном телефонном разговоре, он предложил мне забрать эти полторы тысячи рисунков и использовать их в работе над сайтом Большая энциклопедия карикатуры. Но убедительно просил, никому не говорить об этом, объясняя, что рисунки эти принадлежат Комсомольской правде.
Конечно, я пообещал и действительно до сих пор не решаюсь сделать из них альбом. Хотя конечно понимаю, что никакой Комсомольской правде они даром не нужны.
Коллекция рисунков действительно отборная. Всеволод Михайлович знал толк в карикатуре.
Рисунки действительно пригодились мне. С их помощью я создал странички, некоторым, забытым мной или неизвестным мне карикатуристам, а в ряде случаях поставил в готовые странички, недостающие картинки.
Не многие современные журналисты, так трепетно относятся к труду карикатуристов, как относился Всеволод Михайлович. Ушла эпоха, когда хорошая карикатура была востребована практически всеми периодическими изданиями, а редакторы хорошо разбирались в ней, с уважением относились к авторам.
Чем дальше в историю уходят те славные времена, тем с большей ностальгией, я вспоминаю людей, которые взращивали жанр и поддерживали карикатуристов морально и материально.

Марат Валиахметов
Барселона, январь 2018 г.


Добавить комментарий

три × 2 =