Петрушанкский Борис

Родился в 1947году 1 января. в 1973 году с отличием окончил Ленинградскую театральную академию по специальности художник-постановщик театра и кино. С I960 года-художник, а с 2001 по 2011 еще и директор театра «Лицедеи», автор оформления всех спектаклей театра зтого периода. Лауреат многих фестивалей и выставок карикатуры и проблемной графики, многие его работы находятся в музеях и частных коллекциях России, Европы и Америки. Художник-дизайнер около 150 плакатов и буклетов к различным спектаклям для российских и зарубежных театров. Художник-постановщик более 60 фильмов. праздников и фестивалей, в том числе фестивалей уличных театров, пантомимы и клоунады. Оформил более 50 книг и журналов в различных издательствах. Лауреат фестиваля «Золотой Остап» 2001 года в номинации *Мастер» и обладатель приза «Бронзовый Чаплин» в 2003 году.

 

Борис Петрушанский, отдельно стоящий, отдельно живущий и отдельно рисующий художник. Семен Альтов.

 

-Борис, что такое карикатура?

 

-Карикатура для меня – это визуальное эсперанто, международный язык через рисунок. Я всегда рисовал карикатуры без подписей, без комментирующих слов, и их понимали повсюду – и в столице России, и в глубинке, и в разных странах мира. Карикатурой я начал заниматься на последнем курсе института, благо неподалеку был журнал «Аврора», и я туда принес первые свои наивные работы, позже мне предложили сделать первую выставку. Потом в юмористическом разделе журнала «Слон» стали печатать мои карикатуры. Там л встретился с прекрасным человеком и художником Геннадием Никеевым, который научил меня многому и давал работу. Теперь преподаю его внуку в Институте Кино и Телевидения. Все возвращается на круги своя, жизнь идет по спирали!

 

-Борис, Вы сказали «эсперанто». Но ведь это язык искусственный, он лишен индивидуальности. Нет эсперанто Пушкина, Толстого… Эсперанто – общий и ничей.

 

-Конечно, я говорил только о коммуникативном аспекте – язык, понятный всем. Я легко вхожу в мир Ролана Топора, французского художника и писателя, у которого свой, не похожий ни на кого мир. А Семпе, Чечот, Иржи Слива, Адольф Борн, многие российские карикатуристы, один питерский Богорад чего стоит. Карикатура вышла уже за рамки жанра, она уже, как живопись на стенах висит, в квартирах и музеях, ее уже нежно и мягко, пастелью рисуют. Карикатура понятна всем, хотя язык ее очень сложен. Он настолько метафоричен, настолько многопланова его энаковость.

 

-Борис, Вы известный театральный художник, придумщик спектаклей, много работали в кино и на телевидении, оформили массу книг – какую роль в череде Ваших творческих ипостасей играет карикатура?

 

-Наверное, интегрирующую. Карикатура для меня форма мышления, способ оформления замыслов. Далеко не всегда представляется возможность выразить в больших и долгих проектах блеснувшую мысль, идею догадку. Тогда возникает рисунок на белом листе бумаги. Когда – то, может быть, он воплотится в сцениче¬ский этюд или клоунский номер, разовьется в кинообраз, определит вдохновив-ший или озадачивший меня текст. Это мои маленькие короткие истории, мои рассказы.

 

-Я, например, не очень люблю и понимаю слово «карикатура».

 

-Да, скорее – «проблемная графика» или еще «графическая эксцентрика». Мне всегда важно найти неожиданную точку взгляда, сместить привычное представле¬ние, парадоксально выразить обыденное, понятное… Карикатура помогает ухватить метафоричность и многоплановость образа. Это превосходная умствен¬ная разминка, необходимая, как чтение книг, посещение музеев. Это бесконечное общение с самим собой и тренировка быстрого мышления, лаконичности и легкости. Провокация во всем, превращение скучного в смешное. Карикатура в этом смысле – идеальный способ выражения и территория абсолютной свободы художника.

 

Из интервью Алексею Злобину.

 

2013


Добавить комментарий

3 + пятнадцать =