Художники журнала “Бегемот”

Смех общенароден. Поэтому скоморохи и фигляры, фарс и раек на народных гуляниях и торжищах более естественны, чем высокая драма и трагедия. А в народных песнях и сказках шутки гораздо больше, чем восхвалений и гимнов. Недаром смешной Иванушка-дурачок часто оказывается там истинным героем.

Смех общенароден. Особенно он активен во времена народных потрясений. Отечественная война 1812 года, революция 1905 года. Великая Отечественная война 1941—1945 гг. не только вехи истории нашего государства, но и этапы развития сатирической графики. Таким этапом стало и время рождения и становления Советской власти.

«Смех — одно из самых мощных орудий против всего, что отжило и еще держится, бог знает на чем, важной развалиной, мешая расти свежей жизни и пугая слабых. От смеха падают идолы, падают венки и оклады и чудотворная икона делается почернелой  и   дурно   нарисованной  картиной»  (А.   И. Герцен).

Понимала это и молодея Советская власть. «Будем смеяться» — так назвал в 1920 году свою статью А. В. Луначарский. В ней он писал: нЯ часто слышу смех. Мы живем в голодной и холодной стране, которую недавно рвали не части враги, но я часто слышу смех; я вижу смеющиеся лица на улицах, я слышу, как смеется толпа рабочих, красноармейцев на веселых спектаклях или перед веселой кинолентой. Я слышал раскатистый хохот и там, на фронте, в нескольких верстах от мест, где лилась кровь. Это показывает, что в нас есть большой запас силы, ибо смех есть признак силы. Смех не только признак силы, но сама — сила…»

И словно в ответ на этот своеобразный призыв в больших и малых городах республики стали возникать юмористические издания. Среди них особенной славой пользовались ленинградские журналы. Кому в двадцатые годы не были знакомы «Красный дьявол» — первенец советской сатирической прессы, «Мухомор» и иПушка», иБузотер» и «Красный ворон», «Ревизор». Кто из детей тех лет не зачитывался «Чижом» и «Ежом». Но пожалуй, ведущее место среди сатирических изданий города на Неве занимал «Бегемот».

Первый номер журнала вышел в октябре 1924 года вскоре после одного из крупнейших в истории Ленинграда наводнений. На  Фонтанке  у Чернышева  моста (ныне  мост  им.  Ломоносова)
($ВN 3-269-00314-7
С  11лдэТ1.-льСгво  < Советски Л  луложник».   1991
невдалеке от Большого драматического театра н улицы Зодчего Росси в те времена помещались редакции газетно- журнального объединения «Красная газета», в состав которого вошел и «бегемот».

В одном из первых номеров журнала были помещены стихи кеизвестного поэта, юмористически повествующие о появлении на Фонтанке нового «жителя».

В миг наводненья очень многие Смотрели, как средь бурных вод, Удрав с бассейна Зоологии, Плыл по Фонтанке Бегемот.
Акулам стала жизнь отпетою, У щук свело от страха хвост, Когда пред «Красною газетою» На Чернышев он вышел мост.
И грузным шагом, вроде трактора, Но ловок, словно  юркий бес, В просторной комнате редактора Он очень екрсм.чс е кресло влез
Пншмашинистки бились в панике. Был цвет их щен пурпурно ал: Ведь гость от плавания штаники В воде небрежно потерял!
Скривив улыбкой пасть на сторону, Расправив мощь саженных плеч. Он пред сотрудниками «Ворона» Сказал прекраснейшую речь:
— Ценю ваш «Ворон» всех дороже я, Но все ж, журнальчик развернув, Скажу — совглупость толстокожую Не прошибает птичий клюв.
Хоть он клюет и больно жалится И совглупцем всегда не в масть. Но вместо трости лучше палица, А вместо клюва лучше пасть.
И я развею ваше горюшко, Сменив в момент журнала вид: Теперь рабкоры не раб… корюшки, А каждый в производстве кит.
На них беру я направление: Пусть брызнет смех их молодой. Открывши после наводнения Борьбу с… «журнальною водой».
Дадут рабкоры помощь скоро нам… За депо! весело вперед)
Вот как из маленького «Ворона» Возник огромный «Бегемот».

Ворон, к которому обращается наш «герой», — это сатирический журнал «Красный ворон», ставший отныне «Бегемотом». А речь Бегемота — рифмованное изложение программы обновленного издания.

Редакция поставила перед собой задачу создать журнал настоящей рабочей сатиры. Именно в этом было его своеобразие. Главными объектами внимания ориентированного преимущественно на внутренние темы «Бегемота» становятся бюрократы, нзпманы, жулики, хулиганы, самогонщики.

Были налажены широчайшие связи с рабочими корреспондентами. Вместе международного отдела в «Бегемоте» СОЗДАЮТСЯ отделЬ1, рассчитанные на непосредственное участие рабко-
ров, — «На приеме у Бегемота», «Радио-Бегемот», «Почтовый ящик», «Страничка читателей», иБегемот л деревне», «Не беге-моторе по области и Союзу».

Бегемот под пером и карандашом его авторов обрел собственное лицо. Он превратился в этакого «толстого и красивого парнишу», довольно добродушного и веселого, но «себе на уме» и не без сарказма. Он трудолюбив, выполняет любое редакционное задание, с «лейкой» в руках работает как разъездной корреспондент (тем более, что в первых номерах все материалы публиковались без авторских подписей). Бегемот постоянно присутствует на страницах журнала, то в виде героя репортажей, рассказов, карикатур, то как автор или художник (например, в художественном отделе роль Бегемота взял на себя В. В. Лебедев). Он мог весело смеяться и негодовать, улыбаться и злиться.

И сотрудники журнала всячески поддерживали такого рода игру. В помещении редакции под пальмой стояло большое чучело этого экзотического животного. В 1926 году был создан театральный коллектив «Живой Бегемот». Часто в журнале появлялись и фотографии настоящего бегемота. Забавный случай вспоминает писатель-сатирик Свэн (И. Л. Шехтман). В 1927 году он переезжал в Москву. «На память я увез необычайную фотографию, на которой весь наш редакционный коллектив был заснят с… живым бегемотом. Не помню, кому пришла в голову эта чудная идея. Но ленинградский зоологический сад охотно пошел нам навстречу, и в назначенный час все мы собрались у просторной клетки бегемота. Собственно, это был не бегемот, а бегемотиха, очень нервная и мнительная. К ухаживающему за ней служителю она давно привыкла и терпеливо сносила его присутствие. Но едва мы попытались выстроиться у клетки, куда служитель перегнал бегемотиху из внутреннего бассейна, как она заболела медвежьей болезнью.

Вскоре мы убедились, что не только бегемотиха, но даже живущие в зоологическом саду хищники боятся человека куда больше, нежели он их. Экстравагантный Радакоа, несмотря на уговоры администрации, решил почему-то влезть в клетку к дикому кабану. Это был старый клыкастый секач. Все мы знали, насколько опасны такие могучие самцы. Но не успели мы остановить Радакова, как он оказался в клетке, и вдруг, к общему удивлению, грозный вепрь испуганно забился в угол».

Кстати говоря, этот эпизод хорошо показывает, насколько люди той поры были демократичнее, свободнее от чрангома-нии». Напомним, что А. А. Радакову в 1927 году исполнилось 50 лет. Он считался классиком «веселого цеха». Карьеру сатирика художник начал более тридцати лет назад, уже до революции был ведущим рисовальщиком крупнейших журналов Москвы и Петрограда. И не только рисовальщиком. Радаков выступал и как поэт, и как редактор, и как театральный художник, и как теоретик искусства. Вместе с К. Чуковским и М. Горьким разрабатывал план выпуска детской литературы в СССР. Его плакаты получили золотую медаль на Всемирной выставке в Париже. И этот почтенный, заслуженный человек совершает поступок, на который сегодня, из боязни оказаться смешным, вряд ли бы решился даже старшеклассник.

А сколько страниц мемуарной литературы посвящено забавным случаям, дружеским розыгрышам и мистификациям! Причем не только в среде художественной молодежи, но и среди маститых литераторов и художников. А как много тогда было литературных масок! Взять хотя бы Назара Ильича, господина Синебрюхова, от имени которого выступал М. Зощенко, или Евлампия Надькина — плод содружества художника Б. Антоновского и поэтов Ив. Пруткова (между прочим, тоже псевдоним-маска) и А. Флита. Даже знаменитому Крокодилу художники придали черты главного редактора журнала К. Еремеева. И никто не видел в этом ничего предосудительного. А дружеские шаржи (причем далеко не всегда дружелюбные) делались тогда не только на собратьев по перу и других деятелей культуры, но даже на членов правительства. И особенной популярностью среди шаржистов пользовались А. В. Луначарский, А. В. Чичерин и Н. И. Бухарин. Однажды, правда, обиженный Анатолий Васильевич  подал  письмо в  ЦК на  авторов  неудачной  карикатуры.


Добавить комментарий

один × пять =