Искусство современной карикатуры и экзистенциализм, Владимир Казаневский

Во все времена философские воззрения выдающихся мыслителей тем или иным образом находили свое отражение в произведениях искусства.

И с другой стороны, произведения искусства также имели и имеют влияние на развитие и становление философской мысли.
Характерным с этой точки зрения, например, является творчество видного французского писателя и философа, главы французских экзистенциалистов, Ж.-.П. Сартра. Его произведения представляют собой своеобразный сплав литературы, философии, критики, публицистики. К собственно философским сочинениям Ж..- П. Сартра относят «Воображение», «Бытие и ничто», «Критику диалектического разума». Однако, как признавался сам Сартр, и в этих произведениях он давал слишком «литературные формулы». В то же время, в его литературных произведениях прослеживается глубина его философских воззрений. Таким образом, философские воззрения Сартра развивались во всех его сочинениях: и философских и художественных.

С этой точки зрения уместно вспомнить еще одного философа – экзистенциалиста. Также как и Ж.-.П. Сартр, А. Камю свои философские воззрения как бы иллюстрировал литературными произведениями. Не следует также забывать Ф. Достоевского, Ф. Кафку, Л. Селина многих других писателей, которые не являлись философами в общепринятом значении этого слова, однако все их творчество буквально пронизано «философскими» идеями.

А можно ли сопоставить искусство современной карикатуры с философскими воззрениями?

Подавляющее большинство современных карикатуристов в разные периоды своего творчества обращались к одним и тем же, «удобным» в рамках жанра, темам. Внимательных анализ глубинных основ, мотиваций этих тем и их конкретных решений приводит к выводу, что мировоззрение свободомыслящих карикатуристов второй половины двадцатого – начала двадцать первого веков в какой – то мере сродни воззрениям философов – экзистенциалистов. Творчество таких художников как Ж..- А. Кардон, Р. Топор, М. Златковский, В. Забранский, С. Стейнберг и многих других можно условно отнести к области «философской карикатуры». Во-первых, «карикатуристы- философы», склонны к «абсурдному мышлению». Такое «абсурдное мышление» является характерным для творчества упомянутых выше писателей, а также близких им по духу творцов театра абсурда, таких как Э.Ионеско, С. Бэккет, Д. Хармс и других, а также кинематографистов и аниматоров. С этой точки зрения произведения «карикатуристов – философов», можно было бы условно назвать «застывшими сценками театра абсурда».
Во-вторых, сам «дух» творчества таких карикатуристов близок философским идеям С. Кьеркегора, М. Хайдегера, Ж.-.П. Сартра и других философов – экзистенциалистов.

От общих рассуждений перейдем к рассмотрению типичных примеров смысловых содержаний карикатур, касающихся общечеловеческих проблем, к которым чаще всего обращаются современные карикатуристы.

Одной из самых популярных тем для карикатуристов современности является «одинокий человек на необитаемом острове». Известны тысячи карикатур, эксплуатирующих необитаемый крошечный островок, затерявшийся в безбрежном океане. Определенно, необитаемый островок является символом одиночества, убежищем от абсурдного окружающего мира. В своих теоретических изысканиях любой истинный экзистенциалист непременно оказывался на своем необитаемом островке, который мог служить исходной точкой для обретения личностной свободы, который являлся его идеальным миром, где борьба за существование могла быть единственной верой.

С подобной точки зрения характерным является еще один типичный пример тем, используемых карикатуристами. Одними из излюбленных героев графических острот карикатуристов являются заключенные в тюрьмах и птицы в клетках. Такие графические остроты часто причисляют к «чёрному» юмору. С философской позиции в карикатурах, антуражем которых служат тюрьмы и клетки, главным «героем» представляется личностная свобода человека. Она же, эта свобода, является и одним из главных «героев» философских трактатов экзистенциалистов и литературных произведений писателей, приверженных к этому философскому течению.

Едва ли найдется хоть один современный карикатурист, который не поддался бы соблазну в своих графических остротах «засунуть» голову страуса не только в песок, но и еще бог весть куда. «Удобная» тема для создания комической ситуации? Возможно. Но не следует забывать, что данная тема предполагает еще и символ, который подразумевает подсознательное стремление человека укрыться от абсурдного окружающего мира. Или таким образом карикатуристы завуалировано критикуют это стремление убежать от реальной действительности, ответственности за свою судьбу? В любом случае вольно или невольно карикатуристы обращаются к образу, который мог бы служить символической иллюстрацией к философским трудам экзистенциалистов.

Еще один пример общности искусства абсурда. Из карикатуры в карикатуру кочует бюрократ. При нем всегда имеются его неизменные атрибуты: очки, галстук, стол, телефон, портфель. Не тот ли это бюрократ, который незримо «витал» в «абсурдистских» романах Ф. Кафки?

Десятки тысяч карикатур с изображением нищих, выпрашивающих милостыню, мелькают на страницах газет, журналов, на веб-сайтах во всем мире. Нищий, человек, фактически отказавшийся от борьбы за существование, от личностной свободы, господином которого является Случай, может служить прекрасной мишенью для насмешек экзистенциалистов. Именно такой персонаж может быть антигероем в произведениях искусства абсурда, если вообще можно говорить о том, что в таких произведениях могут быть антигерои. «Героем» в данном случае выступает современное общество, для которого весьма типичным является несправедливое распределение материальных ценностей. Существует ли надежда, что, в конце концов, материальные ценности распределяться будут справедливо? Об этом можно спросить философов – экзистенциалистов.

Обращаясь в своих рисунках к такому образу как «лабиринт», карикатуристы, как правило, подсознательно исходят из ощущения безысходности существования. И хотя сам символ «лабиринт» предполагает наличие надежды на «исход», карикатуристы подсознательно в первую очередь высмеивают этот «исход», тем самым отрицают его, отрешаются от надежды. Кроме того, «лабиринт» символизирует не только свободу выбора, но также и необходимость выбора пути.

Ещё одним символом экзистенциализма может служить неотвратимо стремящаяся к своему падению Пизанская башня. Образ этого всемирно известного архитектурного сооружения нещадно эксплуатируют современные карикатуристы. Их маленькие рисованные человечки десятилетиями «вращаются» вокруг этого печального символа, лишенного надежды, а поэтому величественного и одинокого.

Рассмотрим один из самых убедительных примеров аналогии образов творений философов – экзистенциалистов и современных карикатуристов. Ярким героем многочисленных произведений карикатуристов является алчный разбойник Сизиф, сын царя Эола и Энареты, толкающий к вершине горы свой вечный камень, которым он придавливал убитых им путников. Подножие горы, огромный камень, одинокая фигура Сизифа, вершина горы – предполагают широкие возможности для создания графических острот. Однако не только богатая пища для «художественных размышлений» прельщает карикатуристов. В первую очередь их интересует трагичность судьбы героя, его самоутверждение в безысходности и отсюда – абсурдность, такая желанная для критически настроенных умов. Вот что писал А. Камю в своем трактате «Миф о Сизифе. Эссе об абсурде»: « Его изможденное лицо едва отличимо от камня. Я вижу этого человека, спускающегося тяжелым, но ровным шагом к страданиям, которым нет конца. В это время вместе с дыханием к нему возвращается сознание, неотвратимое, как его бедствия. И в каждое мгновение, спускаясь с вершины в логово богов, он выше своей судьбы. Он тверже своего камня».

Магическое тяготение карикатуристов всего мира к этому герою, возможно, объясняется тем, что судьба его в «карикатурном», абсурдном виде отражает судьбу современного человека. В силу особенностей жанра карикатуры, некоторой ограниченности его возможностей, художников в первую очередь интересует не лицо Сизифа, не его тяжелая поступь вниз. Карикатуристов прельщает возможность создания символов трагической судьбы современного человека путем подмены мифологических образов на узнаваемые современные. Например, часто карикатуристы в своих творениях подменяют сизифов камень на привычный современному глазу предмет – символ.

Трагичность судьбы человека проявляется также в стремлении его возвыситься над себе подобными, вознестись на пьедестал, устремиться к мнимой свободе, которую дает власть. Недаром так часто карикатуристы – экзистенциалисты изображают всевозможные памятники, бюсты, пьедесталы. Главная тенденция таких карикатур – разрушение идолов, осмеяние надежды на вечную жизнь, пусть даже иллюзорную.

Незамеченным карикатуристами не остался еще один яркий абсурдный литературный герой – Дон Кихот. Современных карикатуристов глубоко интересует неразделимая «экзистенциальная» пара: Дон Кихот – Ветряная мельница. Их извечное столкновение подразумевает борьбу человека с абсурдным окружающим миром, безысходность этой борьбы. Не эта ли «борьба» является одним из главных героев философских теорий экзистенциалистов?

Можно было бы проанализировать и другие темы, опирающиеся на узнаваемые символические образы, близкие по духу философам, такие как «роденовский мыслитель», «статуя Свободы», «Троянский конь», «путник, заблудившийся в пустыне», «самоубийца» и т.д. Однако очевидно, что мировоззрение современных карикатуристов в различных уголках планеты, в какой – то степени является сходным с воззрениями философов – экзистенциалистов. Возможно, критическое отношение к действительности, остроумие и наблюдательность, способность к обобщению невольно заставляют карикатуристов, так же как и философов, смотреть на мир под одним углом зрения.


Добавить комментарий

два × четыре =