4 Карикатура как жанр политического дискурса, Артемова Евгения

Выводы по третьей главе.

Понимание политической карикатуры, определяемое как когнитивная деятельность, результатом которой является установление смысла текста карикатуры, представляют собой сложный и многомерный процесс.

Всякое понимание интерпретативно, и любому тексту присуща множественность смыслов.

Различные типы непонимания представляют дополнительную иллюстрацию уровней понимания.

Базу для понимания текста реципиентом составляет совпадение концептуальных систем автора и адресата, но полное совпадение таких систем невозможно, соответственно полного совпадения проекций текста у автора и адресата не может быть. Коды писателя и читателя совпадать не могут, тем более, что тезаурусы и коды читателей меняются, а само произведение остается неизменным во времени, поэтому читатель должен многое угадывать, основываясь на собственном опыте и понимании нормы текста.

Вероятность неадекватного или ложного восприятия политической карикатуры носителями “своей” культуры достаточно высока. Проблема понимания смысла текста в значительной степени возрастает в процессе межкультурной коммуникации. Эта проблема обусловлена культурно-языковыми различиями, характеризующими межкультурную коммуникацию. Это объясняется тем, что в основе мировидения и миропонимания каждого народа лежит своя система социальных стереотипов и когнитивных структур.

К межкультурным сбоям приводят несовпадения семиотических систем на разных уровнях языка и культуры. Значимыми для межкультурной коммуникации являются все виды знаков, употребляющиеся на вербальном и невербальном уровнях, то есть все разновидности кодификации в контактирующих культурах.

В ходе эксперимента, нацеленного на выявление специфики понимания политической карикатуры в межкультурном аспекте, и при анализе его результатов учитывалось, что понимание креолизованного текста в межкультурном аспекте отлично от понимания буквенного текста, что связано с актуализацией феноменологических когнитивных структур не только через языковую проекцию, но и через визуально-пространственные образы. Словесный ряд карикатуры кодируется языком, а видеоряд кодируется визуальными кодами.

Кроме чисто языкового кода и ряда визуальных кодов (технического репрезентативного, иконического и иконографического) в пространстве политической карикатуры (и вербальной, и в изобразительной части) также действуют социальный, культурный, стилистический и идеологический коды. Их сочетание создает текст карикатуры, при этом между некоторыми кодами действует механизм включения, где один код использует в качестве означающих означаемые другого кода более простого уровня.

В ходе проведения эксперимента с учетом сложной системы кодирования текста были выявлены следующие уровни понимания политической карикатуры одной культуры носителями другой культуры:

  • адекватное понимание,
  • частичное понимание: а) узнавание только лиц или других деталей и непонимание общего смысла карикатуры; б) понимание общего смысла без узнавания лиц,
  • неадекватное или ложное понимание,
  • полное непонимание текста карикатуры.

В целом анализ результатов эксперимента показал, что трудности при интерпретации американских карикатур у российских студентов обусловлены тем, что авторы карикатур, будучи представителями определенной культуры, опираются на элементы, входящие в состав (как минимум в ядро) когнитивного пространства одной культуры, а соответственно малоизвестные, либо неизвестные представителям иных культур. Примерами служат аллюзии на:

  • прецедентные имена,
  • прецедентные высказывания и идиоматические выражения,
  • прецедентные политические имена и аббревиатуры,
  • прецедентные политические ситуации, не имевшие мировой огласки,
  • неофициальные символы страны.

Непонимание карикатур обусловлено несовпадением системы ценностей и несовпадением когнитивных баз представителей разных культур. Понимание может быть достигнуто лишь в том случае, если сюжет карикатуры основан полностью на элементах, входящих в “универсальную” когнитивную базу, а именно знание:

  • крупных политических деятелей, чаще всего президентов стран;
  • реальных политических ситуаций, которые обсуждались мировой общественностью длительное время;
  • проблемных политических ситуаций, свойственных любой стране в любое время;
  • государственной символики, либо неофициальных, но хорошо известных всему миру символов государств;

аллюзий на литературные, художественные и музыкальные произведения, входящие в мировую классику.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Использование различных знаковых систем приводит к семиотически неоднородному характеру текстов массовой информации. Специфика политической карикатуры как текста обусловлена, в частности, ее включением в сферу текстов политической коммуникации, опосредованной массовой информацией.

Политическая карикатура определяется как частично или полностью креолизованный текст, поскольку ее вербальный и изобразительный компоненты образуют одно визуальное, структурное и смысловое целое.

Содержательно-концептуальная информация в карикатуре носит сатирический характер, связана с критикой мира политики и отражает позицию автора. Для понимания имплицитной информации читателем необходимо наличие у него определенных фоновых знаний. Важную роль при интерпретации карикатур играют культурные смысловые импликатуры.

Категория референциональности в текстовом пространстве политической карикатуры соотносится с актуальными политическими событиями, политическими деятелями.

Коммуникативное намерение автора политической карикатуры состоит в острой сатирической критике известных политических деятелей и значимых событий в сфере политики, а также в манипулировании общественным сознанием.

Вербальный ряд карикатуры представлен буквенным текстом, под которым понимается все речевое единство в рамках карикатуры, включая авторскую речь и речь персонажей. К авторской речи относятся заголовки/подписи и краткие комментарии к карикатуре за ее пределами или непосредственно в кадре. Речь персонажей обычно располагается непосредственно в кадре (кадрах) карикатуры и часто помещается в филактер (ballon-text).

Под изобразительным рядом карикатуры понимается графика, представляющая собой один или реже несколько рисунков, обрамленных рамкой/рамками и образующих отдельный кадр/кадры. Кадр отмечает границы семиотического пространства текста и отличает текст от внетекстовой реальности.

Между вербальным и изобразительным компонентами в карикатуре существуют различные виды связей и отношений, которые реализуются 1) автосемантически (прямая денотативная соотнесенность, опосредованная денотативная соотнесенность, разная смысловая соотнесенность) и 2) синсемантически (структурная связь, дейктическая связь, идентифицирующая связь; полная содержательная зависимость вербального ряда, частичная содержательная зависимость вербального ряда, связь, основанная на смысловом противоречии между вербальным и изобразительным компонентами).

Роль двух компонентов карикатуры при передаче информации различна. Видеоряд представляет место действия, собственно действие, действующих лиц. Вербальный ряд дублирует изображение, дополняет информацию, представленную рисунком, представляя фрагмент коммуникации персонажей карикатуры, играет роль «смыслового ядра» карикатуры. При всех возможных комбинациях изобразительный компонент всегда содержит элементы темы, чего нельзя сказать о вербальной части, что говорит о ведущей роли изобразительного компонента при подаче известной информации.

Категория хронотопа в текстовом пространстве политической карикатуры конкретизирует в пространстве и времени образы персонажей, одновременно определяя тип и характер героя.

Существует два типа карикатур: однокадровые и многокадровые. Преобладающим типом в России является однокадровая карикатура, на Западе и в США соотношение однокадровых и многокадровых политических карикатур примерно одинаковое.  Специфика категории дискретности заключается в том, что как разновидности креолизованного текста оба типа карикатур различают в себе вербальный компонент и изобразительный. Дискретной единицей целого текста могут выступать вербальные высказывания, дополненные изобразительным компонентом. Однокадровая карикатура отличается небольшим объемом информации, заключенном в единые рамки, где развитие сюжета очень ограничено.

Формальное деление на кадры в многокадровой карикатуре делает ее подобной тексту комикса, где именно последовательность кадров, показывающая изменение сюжетной линии, обеспечивает специфику реализации категории дискретности.

Специфика категории системности в текстовом пространстве политической карикатуры обусловлена тесной интеграцией вербального и изобразительного элементов (которые взятые самостоятельно, отдельно друг от друга, теряют информативность) и  четкими пространственными рамками.

Модальность политической карикатуры начинается с выбора автором темы и сюжета произведения. Наличие сатиры в карикатуре  выступает как авторское видение мира, сатира отражает критическое отношение автора к героям сюжета. Наличие подписи, как заявки на авторство, также рассматривается как проявление модальности.

Специфика реализации категории интертекстуальности в рамках политической карикатуры обусловлена отсылкой к прецедентным феноменам, в частности политического характера. Будучи креолизованным текстом, политическая карикатура включает отсылки не только к вербальным, но и к невербальным прецедентным феноменам. К вербальным феноменам относятся прецедентное имя, текст и высказывание. Прецедентная ситуация и ценностно-значимый артефакт определяются как невербальные феномены.

В политической карикатуре используется четыре основных способа отсылки к прецедентным феноменам: прямая отсылка (точная цитация, квазицитация, упоминание или изображение и квазиупоминание) и косвенная отсылка (аллюзия и квазиалюзия). Все они являются маркерами категории интертекстуальности и способствуют порождению комического эффекта.

Отсылка ко всем прецедентным феноменам может иметь место, как в вербальном, так и изобразительном компоненте карикатуры, при этом нередко происходит дублирование. Достижение комического эффекта при отсылке к прецедентным феноменам в политической карикатуре чаще обусловлено комичностью изобразительной части карикатуры, либо характером соотношения вербальной и изобразительной частей, нежели собственно вербальным компонентом. Комичность изобразительной части политической карикатуры может дополняться соположением реального персонажа (события) с прецедентными феноменами, сопоставлением прецедентных феноменов между собой, искажением прецедентного феномена или реального персонажа (ситуации), цитации слов-паразитов, свойственных тому или иному политику.

Креолизованный текст карикатуры отличается от текстов плаката и комикса и фильма, также обладающих креолизованностью. Текст фильма включает вербальный, паралингвистический и звуковой ряды, в то время как большинство текстов плаката, карикатуры и комикса не имеют звукового компонента в качестве своей составляющей.

Политическая карикатура и политический плакат различаются по своим коммуникативным целям: карикатура имеет целью критиковать и высмеивать неадекватные качества и неадекватные действия политиков, а плакат создается в рекламных, агитационных или учебных целях.

Различие между карикатурой и комиксом заключается в ориентации на разную аудиторию, характере членимости, роли вымысла в сюжете и коммуникативной цели (развлекательная направленность комикса и сатирическая направленность карикатуры).

Карикатура может включаться в текст плаката или комикса, выступая как элемент общего текстового пространства, подчиняясь его правилам и утрачивая свои основные функции. В то же время в политической карикатуре могут использоваться аллюзии на известные плакаты.

Жанр политической карикатуры находится на стыке нескольких типов дискурса (политического, художественного и дискурса масс-медиа). Политическая карикатура также входит в пространство смехового (комического или юмористического) дискурса.

Разновидностью карикатуры является коллаж, определяемый как способ художественной типизации, использование средств шаржа, гротеска и фотографии для преувеличения и критической оценки каким-либо общественно-политическим и бытовым явлениям или конкретным лицам и событиям. Политической коллаж совпадает с рисованной политической карикатурой по теме (политика), по коммуникативной цели (сатирическое осмеяние политических деятелей и событий) и имеет того же адресата, что и рисованная политическая карикатура. Коллаж отличается от карикатуры по фактуре. Рисованная карикатура отличается от коллажа большей степенью абстрактности.

Как и другие смеховые жанры политического дискурса (частушка, анекдот, памфлет, пародия) политическая карикатура способствует утверждению или разрушению существующих в обществе стереотипов, разоблачению социально-политических мифов, критическому осмыслению прошлого с учетом  настоящего.

Сходство политической карикатуры с частушкой, анекдотом и пародией обусловлено общей коммуникативной целью, заключающейся в сатирическом осмеянии политических событий и политических деятелей, а также в манипулировании общественным сознанием, например, путем создания или развенчивания определенного образа политика.

Политическая частушка в отличие от карикатуры обладает национальным характером, она входит только в сферу российского политического дискурса. Частушка может выступать как часть креолизованного текста карикатуры.

Персонажами политической карикатуры не обязательно выступают конкретные политические деятели (ее героем может быть и стереотипный образ политика или же некая политическая ситуация), что отличает ее от политической пародии.

Важной составляющей всех четырех рассматриваемых жанров выступает  развлекающий компонент, который также может выполнять  убеждающие функции. Респонсивный характер политической карикатуры определяется как один из ее жанрообразующих признаков (фактор коммуникативного пошлого) и сближает ее со смеховыми жанрами политической частушки, пародии и анекдота. Все рассматриваемые смеховые жанры являются вторичными, периферийными жанрами политического дискурса. Общим для произведений  данных жанров является  их недолговечность, поскольку они являются реакцией на актуальные злободневные события.

Важной общей чертой также выступает отсылка к прецедентным феноменам (своей или мировой культуры) и дексакрализация принятых в культуре норм и ценностей, поэтому для понимания произведений этих жанров требуется наличие у реципиентов необходимых фоновых знаний.

Краткость текста политической карикатуры сближает ее с политическим анекдотом и частушкой, но отличает ее от жанра политической пародии.

Отличие политической карикатуры от жанров политической частушки, пародии и анекдота заключается в несовпадение канала передачи информации. Совпадение по каналу передачи информации возможно только в пространстве Интернета.

Основной функцией политической карикатуры является сатирическая функция, заключающаяся в способности создавать сатирический эффект посредством развенчания, разоблачения и осмеяния значимых для представителей определенной культуры общественно-политических явлений.

Политическая карикатура также выполняет социальную, творческую, эмотивную функции, функцию культурной памяти и иногда иллюстративную функцию. Все функции, выполняемые политической карикатурой, являются частным проявлением основных функций политического дискурса, рассмотренных выше. Социальная функция политической карикатуры отражает контролирующую и побудительную функции политического дискурса. Функция культурной памяти, творческая, и иллюстративная функции политической карикатуры входят в поле таких функций  политического дискурса, как функции интерпретации и ориентации. Сатирическая и эмотивная функции политической карикатуры являются отражением агональной, контролирующей и побудительной функций, а также функций интерпретации и ориентации.

Концепция автора политической карикатуры предполагает критическое или негативное отношение художника (или газеты/журнала, заказывающего работу) к изображаемым на карикатуре политическим событиям и их участникам, а также его желание представить персонажей в комической манере.

Концепция адресата политической карикатуры подразумевает, что адресат владеет необходимым фоновыми знаниями, в том числе информацией о политических событиях “текущего дня”, знает основных действующих политиков, как в своей стране, так и в мировом масштабе.

Событийное содержание представляет собой сообщение (в комической форме) о текущем политическом событие, или об уже произошедшем (чаще всего художник обращается к недавним событиям, так как общество еще не успело их забыть, а также к прецедентным феноменам). Событийное содержание политической карикатуры предполагает воздействие на эмоции адресата, представленного массовой аудиторией и на эмоции адресата – объекта осмеяния политической карикатуры.

Предметом жанра политической карикатуры является злободневное общественно-политическое событие (например, избирательная кампания или политический скандал, связанный с личной жизнью политика), отраженное в сатирическом изображении объектов, к нему причастных, а также в умышленно искаженном представлении их высказываний.

Фактор коммуникативного будущего (как один из жанроообразующих признаков политической карикатуры) предполагает возникновение у адресата, представленного массовой аудиторией, критического или негативного отношения к персонажам и событиям карикатуры (подобного отношению автора карикатуры к героям своего произведения). Данное отношение ведет к попаданию среднего обывателя, интересующегося политикой, под манипулятивное влияние сторонников одних политических сил, с одной стороны, и освобождению его от воздействия сторонников других политических сил на его мировоззрение, с другой стороны.

Языковое воплощение данного жанра находит свое место в использовании разнообразных стилистических средств в рамках карикатуры: цитации, квазицитации, аллюзии, авторского преобразования фразеологического оборота, каламбура, метафоры, иронии и антитезы.

Портретное изображение, аллюзия и квазиаллюзия на известных политических деятелей, а также аллюзия (квазиаллюзия) на события, происходящие на политической арене, представляют собой графическое воплощение жанра политической карикатуры. Изобразительный компонент политической карикатуры часто содержит такие стилистические приемы, как метонимия, синекдоха, метафора, ирония, антитеза, анимализация, персонификация.

Анализ карикатур показывает, что креолизованный текст нисколько не уступает вербальному художественному произведению с точки зрения использования в нем разнообразных стилистических приемов, которые имеют место, как в вербальном ряде, так и в видеоряде, что ведет к усилению подразумеваемого и прямо не выраженного смысла.

Понимание политической карикатуры, определяемое как когнитивная деятельность, результатом которой является установление смысла текста карикатуры, представляют собой сложный и многомерный процесс. Базу для понимания текста реципиентом составляет совпадение концептуальных систем автора и адресата, но полное совпадение таких систем невозможно, соответственно полного совпадения проекций текста у автора и адресата не может быть.

Вероятность неадекватного или ложного восприятия политической карикатуры носителями “своей” культуры достаточно высока. Проблема понимания смысла текста в значительной степени возрастает в процессе межкультурной коммуникации. Эта проблема обусловлена культурно-языковыми различиями, характеризующими межкультурную коммуникацию. Это объясняется тем, что в основе мировидения и миропонимания каждого народа лежит своя система социальных стереотипов и когнитивных структур.

В ходе эксперимента, нацеленного на выявление специфики понимания политической карикатуры в межкультурном аспекте, и при анализе его результатов учитывалось, что понимание креолизованного текста в межкультурном аспекте отлично от понимания буквенного текста, что связано с актуализацией феноменологических когнитивных структур не только через языковую проекцию, но и через визуально-пространственные образы. Словесный ряд карикатуры кодируется языком, а видеоряд кодируется визуальными кодами. Кроме чисто языкового кода и ряда визуальных кодов (технического репрезентативного, иконического и иконографического) в пространстве политической карикатуры (и вербальной, и в изобразительной части) также действуют социальный, культурный, стилистический и идеологический коды. Их сочетание создает текст карикатуры, при этом между некоторыми кодами действует механизм включения, где один код использует в качестве означающих означаемые другого кода более простого уровня.

В ходе проведения эксперимента с учетом сложной системы кодирования текста были выявлены следующие уровни понимания политической карикатуры одной культуры носителями другой культуры:     1) адекватное понимание, 2) частичное понимание (узнавание только лиц или других деталей и непонимание общего смысла карикатуры; или понимание общего смысла без узнавания лиц), 3) неадекватное или ложное понимание, 4) полное непонимание текста  карикатуры.

Анализ результатов эксперимента показал, что трудности при интерпретации американских карикатур у российских студентов обусловлены тем, что авторы карикатур, будучи представителями определенной культуры, опираются на элементы, входящие в состав (как минимум в ядро) когнитивного пространства одной культуры, а соответственно малоизвестные, либо неизвестные представителям иных культур. Примерами служат аллюзии на прецедентные имена, прецедентные высказывания и идиоматические выражения, прецедентные политические имена и аббревиатуры, прецедентные политические ситуации, не имевшие мировой огласки, неофициальные символы страны.

Непонимание карикатур обусловлено несовпадением системы ценностей и несовпадением когнитивных баз представителей разных культур. Понимание может быть достигнуто лишь в том случае, если сюжет карикатуры основан полностью на элементах, входящих в “универсальную” когнитивную базу, а именно знание: 1) крупных политических деятелей,      2) реальных политических ситуаций (которые обсуждались мировой общественностью длительное время), 3) проблемных политических ситуаций (свойственных любой стране в любое время), 4) государственной символики, либо неофициальных, но хорошо известных всему миру символов государств, 5) аллюзий на литературные, художественные и музыкальные произведения, входящие в мировую классику.

 

Библиография.

  1. Алексеев Ю.Г. Вербальный и иконический компоненты креолизованного текста в интракультурной и интеркультурной коммуникации (экспериментальное исследование)//Диссертация на соискание степени кандидата филологических наук, Ульяновск, 2002
  2. Анисимова Е.Е. Паралингвистика и текст (к проблеме креолизованных и гибридных текстов)// Вопросы языкознания, №1, 1992.
  3. Анисимова Е.Е. О цельности и связности креолизованного текста (к постановке проблемы)//Филологические науки. – 1996. – №5. – с.74-84
  4. Антипов Г.А. и др. Текст как явление культуры, – Новосибирск: Наука, 1989, (с. 196).
  5. Арнольд И.В. Стилистика декодирования. Курс лекций, – Ленинград [ЛГПИ], 1974.
  6. Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка. Стилистика декодирования, – М.: Просвещение, 1990.
  7. Арнольд И.В. Семантика. Стилистика. Интертекстуальность: СБ. статей – СПб.: Изд-во С.- Петерб. Ун-та, 1999. – 444 с.
  8. Арнольд И.В. Импликация как прием построения текста и предмет филологического изучения// Вопросы языкознания, №4, 1982.
  9. Арнсон О. Слова и репродукции (комментарии к поэзии Льва Рубинштейна) (144-157)//Логос # 6 (1999) 16, Изд-во Дом интеллектуальной книги.
  10. Арутюнова Н.Д. Жанры общения// Язык и мир человека – М.: Языки русской культуры, 1999. (с. 649-653).
  11. Арутюнова Н.Д. Дискурс // Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Сов. энциклопедия, 1990. – С.136-137.
  12. Аспекты общей и частной лингвистической теории текста/ Редкол.: Н.А. Слюсарева (отв. ред.) и др. – М.: Наука, 1982, (с. 192).
  13. Баранов А.Н., Казакевич Е.Г. Парламентские дебаты: традиции и новации, – М.: Знание, 1991.
  14. Баранов А.Н. Очерк когнитивной теории метафоры// Баранов А.Н. Караулов Ю.Н. Русская политическая метафора (материалы к словарю),…1991, (184 – 192).
  15. Барт Р. От произведения к тексту // Избранные работы: Семиотика. Поэтика. – Г.К. Косинова – М.: Прогресс, 1994, –  413-424 с.
  16. Барт Р. Удовольствие от текста // Избранные работы: Семиотика. Поэтика. – Г.К. Косинова – М.: Прогресс, 1994, – 462-519 с.
  17. Бахтин М.М. Проблема речевых жанров // Собрание сочинений, 5 т., М.: Русские словари, 1996, – 159-207 с.
  18. Бахтин М.М. Из архивных записей к “Проблеме речевых жанров” // Собрание сочинений, 5 т., М.: Русские словари, 1996, – 207-240 с.
  19. Бахтин М.М. Автор и герой в эстетической деятельности // Эстетика словесного творчества, – М.: Искусство, 1986 – 9-192 с.
  20. Бахтин М.М. Проблема текста. Опыт философского анализа// Вопросы литературы. – 1976. № 10. –с. 122-151
  21. Бергсон А. Смех. М.: Искусство, 1992.
  22. Бирвиш М. Насколько линейно упорядоченной является языковая обработка?// Новое в зарубежной лингвистике, М.: Прогресс, Вып. XII, 1988, – с. 93 – 152
  23. Богданов В.В. Текст и текстовое общение, – СПб: Изд-во СПб ун-та, 1993. – 67 с.
  24. Богин Г.И. Субстанциональная сторона понимания текста, – Тверь: Тверской гос. ун-т, 1983, – с. 137.
  25. Богин Г.И. Типология понимания текста: Учеб. Пособие/ КГУ. – Калинин, 1986 – 87 с.
  26. Борев Ю.Б. Теория художественного восприятия и рецептивная эстетика, методология критики и герменевтика, – М.: Наука, 1985.
  27. Бpудный А. А. Коммуникация и семантика //Вопpосы философии. 1972, № 4.
  28. Брудный А.А. Психологическая герменевтика: Учебное пособие. М.: Лабиринт, 1998. — 336 с.
  29. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. / Пер. с англ. М.: Рус. словари, 1996. — 416 с.
  30. Вежбицка А. Речевые жанры // Жанры речи. Саратов: Колледж, 1997. — С.99-111.
  31. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного, – М.: «Русский язык», 1990.
  32. Виноградова …
  33. Выготский Л.С. Мышление и речь// Собр. Соч. в 6 т./ Под ред. А.М. Матюшкина. – Т.3 – М.: Педагогика, 1982 – с. 5- 361
  34. Водак Р. Язык. Дискурс. Политика, – Волгоград: Перемена, 1997.
  35. Габитова Р.М. Философия немецкого романтизма, – М.: Наука, 1989, (с. 160).
  36. Гадамер Г.Г. Истина и метод: основы философской герменевтики, – М.: «Прогресс», 1988. – 704 с.
  37. Гадамер Г.Г. Актуальность прекрасного, – М.: Искусство, 1991.

Гайда С. Жанры разговорных высказываний// Жанры речи, Сборник научных статей. – Саратов: Изд.-во Гос. учебно-научного центра “Колледж”, 1999. – 103-112 с.

  1. Галочкина Е.А. Информационно-регулятивные жанры как коммуникативный жанр//АКД, 1995 (с. 19).
  2. Гальперин И.Р. Очерки по стилистике английского языка, – М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1985.
  3. Гальперин И.Р. Стилистика английского языка, – М.: «Высшая школа», 1981.
  4. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования, – М.: Наука, 1981.
  5. Гийому Ж., Мальдидье Д. О новых приемах интерпретации, или Проблема смысла с точки зрения анализа дискурса. Пер. с фр. И.Ю. Юдиной // Квадратура смысла: Французская школа анализа дискурса: Пер. с фр. и португ./ Общ. ред. и вступ. Ст. П. Серио – М.: ОАО ИГ “Прогресс”, 1999. – с. 124-137.
  6. Головина Л.В. Креолизованный текст: закономерности построения// Речевое общение: цели, мотивы, средства. – М.: АН СССР, Ин-т языкознания, 1985. – с. 45-88
  7. Гольдин Е.В. Проблемы жанроведения // Жанры речи, Сборник научных статей. – Саратов: Изд.-во Гос. учебно-научного центра “Колледж”, 1999. – с. 4-7 с.
  8. Голубков С.А. Мир сатирического произведения. – Самара: Самар. ГПИ, 1991. – 106 с.
  9. Горелов И.Н. Невербальные компоненты коммуникации, – М.: Наука, 1980.
  10. Гридина Г.А. Языковая игра: стереотипы и творчество: Монография// Уральский государственный педагогический университет, – Екатеринбург, 1996.
  11. Гудков Д.Б. Прецедентное имя и проблемы прецедентности. – М.: Изд-во МГУ, 1999. – 152 с.
  12. Гудков Д.Б., Красных В.В., Захаренко И.В., Багаева Д.В. Некоторые особенности функционирования прецедентных высказываний// Вестник МГУ. Серия 9. Филология. 1997, 4, (с. 106-118).
  13. Гюббенет И.В. К проблеме понимания литературно-художественного текста, – М.: Издательство МГУ, 1981.
  14. Гюббенет И.В. Основы филологической интерпретации литературно-художественного текста, – М.: Издательство МГУ, 1991. – 205 с.
  15. Дейк ван Т.А., Кинч В. Стратегии понимания связного текста// Новое в зарубежной лингвистике, М.: Прогресс, Вып. XII, 1988, – с. 153-212
  16. Дейк Т.А. ван Язык. Познание. Коммуникация/ Сост. В.В. Петрова; под ред. В.И. Герасимова, – М.: Прогресс, 1985 – 312 с.
  17. Дементьев В.В. Фатические речевые жанры// ВЯ, 1999, 1, (с. 37-55).
  18. Дементьев В.В. Непрямая коммуникация и ее жанры. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2000. — 248 с.
  19. Дильтей В. Описательная психология, – Алетейя, 1996.
  20. Дмитриев А.В. Социология политического юмора, – М.: РОССПЭН, 1998.
  21. Дмитриев А.В., Латынов В.В., Хлопьев А.Г. Неформальная политическая коммуникация, – М.: РОССПЭН, 1997.
  22. Дмитриева Л.В. Типы речевых актов в высказываниях, содержащих юмор и сарказм // Речевые акты в лингвистике и методике: Межвуз. сб. науч. тр. ПГПИИЯ. – Пятигорск, 1986. – 228 с. – С. 71-76.
  23. Дмитриева О.А. Прецедентный текст в системе лингвокультурных текстов// Языковая личность: жанровая речевая деятельность. Тезисы докладов научной конференции. Волгоград, 6-8 октября, – Волгоград, Перемена, 1998, – с. 35-36.
  24. Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации. М.: Наука, 1984. 268 с.
  25. Дридзе Т.М. Семиотические уровень как существенная характеристика реципиента//Смысловое восприятие речевого сообщения (в условиях массовой коммуникации). – М.: Наука, 1976. – с. 200-204
  26. Енина Л.В. Современные российские лозунги как сверхтекст, 1999
  27. Желтухина М.Р. Комическое в политическом дискурсе// Диссертация на соискание степени магистра, – Волгоград, 1998.
  28. Желтухина М.Р. Реализация комического в жанре политического интервью// Языковая личность: жанровая речевая деятельность. Тезисы докладов научной конференции. Волгоград, 6-8 октября, – Волгоград, Перемена, 1998, – с.37-39.
  29. Желтухина М.Р. Реализация комического в дискурсивных стратегиях борьбы за власть//Языковая личность: социолингвистические и эмотивные аспекты. Сборник научных трудов, – Волгоград – Саратов, Перемена, 1998.
  30. Женет Ж. Вымысел и слог: fictio и dictio// Филология. Вестник МГУ/ 1996, 4.
  31. Жинкин Н.И. Механизмы речи. – М.: Изд-во АПН РСФСР, 1958. – 370 с.
  32. Жинкин Н.И. О кодовых переходах во внутренней речи// Вопросы языкознания, 1964, № 6 – с. 26-38
  33. Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. – М.: Наука, 1982 – 160 с.
  34. Залевская А.А. Межъязыковые сопоставления в психолингвистике: Учеб. Пособие. – Калинин: Калинин. Гос. Ун-т, 1979. – 84 с.
  35. Залевская А.А. …
  36. Зеленский В.В. Послесловие к книге: В. Одайник. Психология политики. Психологические и социальные идеи Карла Густава Юнга.СПб.: Ювента, 1996. – с. 368-380
  37. Земская Е.А. Клише новояза и цитация в языке постсоветского общества // Вопросы языкознания. № 3. 1996. С. 23-31.
  38. Зильберт Б.А. Социопсихолингвистическое исследование текстов радио, телевидения, газеты. – Саратов: издательство СГУ, 1986. – 210 с.
  39. Зильберт Б.А. Тексты массовой информации, – Саратов, 1991.
  40. Зимняя И.А. Вербальное мышление (психологический аспект)// Исследование речевого мышления в психолингвистике. – М.: Наука, 1985. – с. 51-72
  41. Иванова Е.Б. Типы аллюзий в современных видеофильмах (на материале английского и немецкого языков): Дипломная работа, Волгоград, 1998.
  42. Иванова Е.Б. Интертекстуальные связи в художественных фильмах. – Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук, Волгоград – 2001, 177 с.
  43. Имплицитность в языке и речи/ Отв. ред. Е.Г. Борисова, Ю.С. Мартемьянов – М.: Языки русской культуры, 1999, с. 200.
  44. Каменская О.Л. Текст и коммуникация, – М.: Высшая школа, 1990, с. 151.
  45. Карасев Л.В. Антитеза смеха // Человек. № 2. 1993. С. 12-31.
  46. Карасев Л.В. Мифология смеха // Вопросы философии. № 7. 1991. С. 68-86.
  47. Карасев Л.В. Парадокс о смехе // Вопросы философии.  1989.  № 5. – С. 47-65.

Карасик А.В. О ситуации смехового общения// Основное высшее и дополнительное образование: проблемы дидактики и лингвистики. – Волгоград: Политехник, 2000 – с. 105-108.

  1. Карасик А.В. Лингвокультурные характеристики английского юмора. – Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук, 2001, – 189 с. ?
  2. Карасик В.И. Анекдот как предмет лингвистического изучения // Жанры речи. Саратов: Колледж, 1997. — С.144-153.
  3. Карасик В.И. О категориях дискурса// Языковая личность: социолингвистические и эмотивные аспекты. – Волгоград: Перемена, 1998. – с. 185 – 197
  4. Карасик В.И. Религиозный дискурс//Языковая личность: проблемы лингвокультурологии и функциональной семантики, – Волгоград: Перемена, 1999, – с. 5-19.
  5. Карасик В.И. Структура институционального дискурса//Проблемы речевой коммуникации, – Саратов, 2000, Изд-во Саратовского ун-та, – с. 25-33
  6. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987. – 261 С.
  7. Киркегор С. О понятии иронии // Логос: Философско-литературный журнал. – 1993. – № 4. – С. 176-198.
  8. Кифер Ф. О пресуппозициях // Новое в зарубежной лингвистике. Выпуск VIII. М.: Прогресс. 1978. С. 337-369.
  9. Комедко Л.Г. Об имплицитном характере высказывания. Грамматика, лексикология и стилистика романских и германских языков, – Минск, 1980.
  10. Клюканов И.Э. Динамика межкультурного общения (Системно-семиотическое исследование). – Тверь, 1998. – 99 с.
  11. Козлов Е.В. Буквенный текст комикса // Языковая личность: проблемы лингвокультурологии и функциональной семантики: Сб. науч. тр./ ВГПУ. – Волгоград, Перемена, 1999 – с. 65-73.
  12. Козлов Е.В. Коммуникативность комикса (в текстуальном и семиотическом аспектах),…1999.
  13. Козлов Е.В. Парадигматическая конструкция комикса// Языковая личность: жанровая речевая деятельность. Тезисы докладов научной конференции. Волгоград, 6-8 октября, – Волгоград, Перемена, 1998, – с. 44-45.
  14. Козлов Е.В. Элементы мифического и текстуальность в комиксе как объекты лингвокультурологического исследования// Диссертация на соискание степени магистра, – Волгоград, 1997.
  15. Козлов Е.В. Эмоции и интерпелляция в комиксе// Языковая личность: социолингвистические и эмотивные аспекты. Сборник научных трудов, – Волгоград – Саратов, Перемена, 1998.
  16. Кочкин М.Ю. Манипуляция в политическом дискурсе// Языковая личность: проблемы лингвокультурологии и функциональной семантики: Сб. науч. тр./ ВГПУ. – Волгоград, Перемена, 1999 – с. 29-34.
  17. Кравченко А.В. Знак, значение, смысл. Очерк когнитивной философии языка. – Иркутск: Издание ОГУП “Иркутская областная типография № 1”, 2001. – 261 с.
  18. Красных В.В. Виртуальная реальность или реальная виртуальность? – М.: Диалог, 1998.
  19. Кулинич М.А. Лингвокультурология юмора (на материале английского языка). Самара: Изд-во СамГПУ, 1999, с. 180.
  20. Купина Н.А. Смысл художественного текста и аспекты лингво-смыслового анализа, Красноярск, Изд-во Красноярского ун-та, 1983, (с. 160).
  21. Курченкова Е.А. Культурно-языковые характеристики текстов газетных объявлений (на материале английской и русской прессы)//Автореф. дисс. Канд. фил. наук, – Волгоград, 2000, с. 26.
  22. Кухаренко В.А. Интерпретация текста, – М.: Просвещение, 1988.
  23. Колшанский Г.В. Паралингвистика, – М.: Наука, 1974.
  24. Леонтович О.А. Системно-динамическая модель межкультурной коммуникации между русскими и американцами. – Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук. – Волгоград, 2002. – 502 с.
  25. Леонтьев А.А. Основы психолингвистики. – М.: Смысл, 1997 – 287 с.
  26. Леонтьев А.А. Психология общения. – Тарту, 1974. – 365 с.
  27. Леонтьев А.А. Психолингвистика. – Л.: Наука, 1967. – 118 с.
  28. Ливергант А.Я. О пользе смеха // Юмор и сатира Ирландии. (Как важно быть остроумным.) М.: Радуга, 1986. — С.9-26.
  29. Лисоченко Л.В. Высказывания с имплицитной семантикой (логический, языковой и прагматический аспекты), – Ростов-на-Дону, 1992.

Лосева Л.М. Как строится текст: Пособие для учителя/ Под ред. Г.Я. Солганика. – М.: Просвещение, 1980, (с. 96).

  1. Лотман Ю.М. Текст как смыслопорождающее устройство (11-163)//Внутри мыслящих миров. Человек – текст – семиосфера – история. – М.: Языки русской культуры, 1999.
  2. Лотман Ю.М. Структура художественного текста, – М.: Искусство, 1970.
  3. Лукин В.А. Художественный текст: Основы лингвистической теории и элементы анализа. Учеб. Для филол. Спец. вузов. – М.: Изд-во “Ось-89”, 1999. – 192 с.
  4. Луннова М.Г. Проблема идиостиля в сатирических жанрах (28-29)// Общество, язык и личность/ Материалы Всероссийской научной конференции, – М.: 1996.
  5. Лурия А.Р. Язык и сознание. – М.:Изд-во МГУ им. М.В. Ломоносова, 1979. – 320 с.
  6. Майданова Л.М. Структура и композиция газетного текста. Средства выразительного письма. – Красноярск, 1987.
  7. Малахов В. Герменевтика и традиция// Логос, 1999, 1, (с. 3-10).
  8. Малахова А.Д. Взаимодействие образных и вербальных компонентов в процессах понимания. – Вопросы психолингвистики. – 1981. – № 5. – с.63-73
  9. Маслова В.А. Лингвистический анализ экспрессивности художественного текста: Учеб. пособие.  Минск: Вышэйш. шк., 1997.
  10. Маслова В.А. Введение в лингвокультурологию. М.: Наследие, 1997. — 208 с.
  11. Мечковская Н.Б. Социальная лингвистика, – М.: «Аспект Пресс», 1996.
  12. Микешина Л.А. Специфика философской интерпретации//Вопросы философии, 1999, № 11 – с. 3-12
  13. Михайлова Е.В. Жанры научного дискурса// Языковая личность: жанровая речевая деятельность. Тезисы докладов научной конференции. Волгоград, 6-8 октября, – Волгоград, Перемена, 1998, – с. 64-65.
  14. Михеев А.В. О некоторых типах взаимодействия изображения и текста//Типы коммуникации и содержательный аспект языка. – М.: АН СССР, Ин–т Языкознания, 1987. – с. 191-199
  15. Мороховский А.Н., Воробьева О.П., Лихошерст Н.И., Тимошенко З.В. Стилистика английского языка, Киев: «Выща школа», 1991.
  16. Мурзин Л.Н., Штерн А.С. Текст и его восприятие. – Свердловск: Изд-во Урал. Ун-та, 1991 (с. 171).
  17. Павлючко И.П. Эмотивность языковой личности в творческом ракурсе// Языковая личность: социолингвистические и эмотивные аспекты. – Волгоград: Перемена, 1998. – с. 117 – 129
  18. Панов Е.Н. Знаки, символы, языки. – М.: Знания, 1983. – 248 с.
  19. Пиз А. Язык телодвижений. – Нижний Новгород: “Ай Кью”, 1992 – 262 с.
  20. Пирс Ч. Логические основания теории знаков/Перевод с англ. В.В. Кирющенко и М.В. Колопатина, – СПб.: Лаборатория метафизических исследований философского факультета СПб ГУ; Алетейя, 2000. – 352 с.
  21. Плотников Б.А. Семиотика текста. Параграфемика, – Минск: «Вышэйшая школа», 1992.
  22. Попова Е.А. Культурно-языковые характеристики политического дискурса (на материале газетных интервью)// Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук, – Волгоград, 1995.
  23. Попова Е.С. Лингвокультурологический аспект проблемы нормы в рекламном тексте (114)// Русский язык в контексте современной культуры, – Екатеринбург, 1998.
  24. Почепцов Г.Г. Психологические войны. – М.:Рефл-бук, К.: Ваклер – 2000. – 528 с.
  25. Почепцов Г.Г. Язык и юмор.  Киев: Вища шк., 1976.  112 с.
  26. Пропп В.Я. Проблемы комизма и смеха. М.: Лабиринт, 1999. — 288 с.
  27. Радзневская Т.В. Текстовая коммуникация. Текстоообразование//Человеческий фактор в языке. Коммуникация, модальность, дейксис, –М.:?, 1992 – 80-87
  28. Реформатский А.А. Введение в языковедение, – М.: «Аспект пресс», 1967.
  29. Розин В. Семиотические исследования. – М.: ПЕР СЭ; СПб.: Университетская книга, 2001. – 256 с.
  30. Розеншток-Хюсси О. Значение юмора для выживания // Вопросы философии. 1997. №- С. 147-150.
  31. Рузавин Г.И. Герменевтика и проблемы интерпретации, понимания и объяснения // Вопросы философии. 1983. №10. — С.62-70.
  32. Санников В.З. Каламбур как семантический феномен// Вопросы языкознания, №3, 1995.
  33. Слышкин Г.Г. Концепты прецедентных текстов: классификация по степени опосредованности восприятия// Языковая личность: проблемы лингвокультурологии и функциональной семантики: Сб. науч. тр./ ВГПУ. – Волгоград, Перемена, 1999 – с. 73-79.
  34. Слышкин Г.Г. Культурные концепты и проблемы интертекстуальности// Языковая личность: жанровая речевая деятельность. Тезисы докладов научной конференции. Волгоград, 6-8 октября, – Волгоград, Перемена, 1998, – с. 86-88.
  35. Слышкин Г.Г. Лингвокультурные концепты прецедентных текстов, …1999.
  36. Соболева Т.А., Суперанская А.В. Товарные знаки. – М.: Наука, – 176с.
  37. Солганик Г.Я. Стилистика текста, – М.: Флинта, Наука, 1997.
  38. Сорокин Ю.А. Психолингвистические аспекты изучения текста. – М.: Наука, 1985. – 168 с.
  39. Сорокин Ю.А., Михалева И.М. Прецедентный текст как способ фиксации языкового сознания//Язык и сознание: парадоксальная рациональность, Ред. Коллегия: Ю.А. Сорокин, Е.Ф. Тарасов, И.В. Уфимцева, Российская Академия, М.: Наука, Ин-т языкознания с. 98-117.
  40. Сорокин Ю.А., Тарасов Е.Ф. Креолизованные тексты и их коммуникативные функции//Оптимизация речевого воздействия, – М., 1990.
  41. Степанов Ю.С. Семиотика – 1971
  42. Столнейкер Р.С. Прагматика// Новое в зарубежной лингвистике, М.: Прогресс, Вып. 16, 1985, (с. 419-438).
  43. Супрун А.Е. Текстовые реминисценции как языковое явление.// ВЯ, 1995, 6, (С. 17-29).
  44. Сухих С.А. Зеленская В.В. Прагмалингвистическое моделирование коммуникативного процесса. – Краснодар: Изд-во Кубанского ун-та, 1998. – 160 с.
  45. Т.А. ван Дейк, В. Кинч Стратегии понимания связного текста (153-212)//Новое в зарубежной лингвистике, 1988, Вып. 23, М., Прогресс.
  46. Тарасов Е.Ф., Сорокин Ю.А. Национальная культурная специфика речевого и неречевого поведения//Национально-культурная специфика речевого поведения. – М.: Наука, 1977. – с. 14-38
  47. Тер-Минасова…
  48. Тураева З.Я. Лингвистика текста: (Текст: структура и семантика), М.: Просвещение, 1986, (с. 126).
  49. Федосюк М.Ю. Комплексные жанры разговорной речи: “утешение, “убеждение” и “уговоры”,…(с. 73-94).
  50. Федосюк М.Ю. Нерешенные вопросы теории речевых жанров// ВЯ, 1997, 5, (с. 102-120).
  51. Филатов В.П. К типологии ситуаций понимания // Вопросы философии. 1983. №10. — С.71-78.
  52. Филлмор Ч. Фреймы и семантика понимания // Новое в зарубежной лингвистике. – 1988. – Вып. XXII. – С. 52–92.
  53. Хайдеггер М. Время и бытие, – М.: Республика, 1993, (с. 445).
  54. Храпченко М.Б. Текст и его свойства//Вопросы языкознания. – 1985. – №2 – с. 3-9
  55. Чернышев
  56. Чиркова О.А. Поэтика современного народного анекдота// АКД, – М., 1997.
  57. Чубарян Т.Ю. Семантика и прагматика речевых жанров юмора//АКД, – М., 1994.
  58. Шамне Н.Л. Актуальные проблемы межкультурной коммуникации. Волгоград: Изд-во Волгогр. ун-та, 1999. — 208 с.
  59. Щахнарович А.М., Габ М.А. Прагматическая структура и семантика текста//Стилистика текста. Якутск,? 1995 – с. 5-13
  60. Шаховский В.И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка.  Воронеж, 1987. – 192 с.
  61. Шаховский В.И. Интертекстуальный минимум как средство успешной коммуникации // Языковая личность: система, нормы, стиль. Тез. докл. науч. конф. Волгоград: Перемена, 1998. С. 120-121.
  62. Шаховский В.И. Эмоции-мысли в художественной коммуникации как стилистический прием// Языковая личность: социолингвистические и эмотивные аспекты. – Волгоград: Перемена, 1998. – с. 80-91
  63. Шаховский В.И., Сорокин Ю.А., Томашева И.В. Текст и его когнитивно-эмотивные метаморфозы (межкультурное понимание и лингвоэкология). Волгоград: Перемена, 1998. — 149 с.
  64. Шаховский В.И. Эмоции и их концептуализация в различных лингвокультурных контекстах//Русистика: Сб. науч. тр. – Вып. 1 – Киев: Изд. Полиграфич. Центр “Кiевский унiверситет”, 2001. – с. 13-19
  65. Шмелева Т.В. Модель речевого жанра// Жанры речи. Саратов: Изд.-во Гос УНЦ “Колледж”, 1998, (? с.88-98).
  66. Шмелева Е.Я., Шмелев А.Д. Рассказывание анекдота как жанр современной русской речи: проблемы вариативности // Жанры речи: Сб. науч. статей. — Саратов: Колледж, 1999. — С.133-145.
  67. Шейгал Е.И. Эвфемизм и ирония в политическом тексте // Филология  Philologia.  Краснодар: КубГУ, 1997. – №11. – С. 47-49.
  68. Шейгал Е.И. Вторичные жанры политического дискурса (143-144)//Русский язык в контексте современной культуры, – Екатеринбург, 1998.
  69. Шейгал Е.И. Структура и границы политического дискурса//Филология – Philologica. № 14. Краснодар: Изд-во Кубан. Ун-та, 1998. С. 22-29. (в печати).
  70. Щурина Ю.В. Речевые жанры комического // Жанры речи, Сборник научных статей. – Саратов: Изд.-во Гос. учебно-научного центра “Колледж”, 1999. – 146 – 157 с.
  71. Щурина Ю.В. Шутка как речевой жанр//АКД, – Новгород, 1997.
  72. Эко У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию, – ТОО ТК “Петрополис”, 1998. – 432 с.
  73. Alan C. Harris Sell! Buy! Semiolinguistic manipulation in print advertising 1989 http://www.csun.edu/~vcspc005/advertis.html
  74. Alexander, Richard J. Aspects of verbal humour in English, – Gunter Narr Verlag: Türingen, 1997.
  75. Barthes, Roland Image, Music, Text. “The Photographic Message.” Ed. and trans. Stephen Heath. New York: Hill, 1977. – pp. 15-31 http://mh.cla.umn.edu/ebibld3.html
  76. Burnett, Ron Critical Approaches to Culture, Communications + Hypermedia, 2002 http://www.eciad.bc.ca/~rburnett/Barthes.htm
  77. Carter, Paul A Semiotic Analysis of Newspaper Front-Page Photographs, 2000 http://www.aber.ac.uk/media/Students/pmc9601.html
  78. Colón, Carlos Communication Science vs. Semiotics, 1995 http://php.indiana.edu/~ccolon/Semiotics/ccolonhtml
  79. Davies Sr., L. J. The multidimensional language of the cartoon: a study in aesthetics, popular culture and symbolic interaction// Semiotica Vol. 104- 1/2, 1995.
  80. Dimter, Matthias On text classification// Discourse and Literature. Vol. 3 (ed. By T. van Dijk), Amsterdam/Philadelphia, 1985 – pp. 215-225
  81. Fiske J. Television culture, – Routledge, London and New York, 1987, – 353 p.
  82. Foster, Elaine A Semiotic Analysis of Alcohol Commercials, 2001 http://www.aber.ac.uk/media/Students/mff9901.html
  83. Graber, Doris A. Political languages// Handbook of political communication, – Beverly Hill, 1981. – pp 195-224
  84. Herrmann, Stefan Do we learn to ‘read’ television like a kind of ‘language’? 2000 http://www.aber.ac.uk/media/Students/sfh9901.html
  85. Hudzik, Sam Political cartoons// History & Thought of Western Man, Rich East High School, Park Forest, Illinois, 1999 htt://richeast.org/htwm/GRAPH/POLITICAL.HTML
  86. Katz Harry L., Duke Sara W. Cartoon-related Research at the Library of Congress, Library of Congress, 2000 http://lcweb.loc.gov//rr/prints/swann/cartoon_research.html
  87. Landow, George P. Textual openness. Hypertext and Intertextuality, 1997//http://calliope. jhu.edu/press/books/landow/derrida 1.htm/
  88. Langan Catherine R. Intertextuality in Advertisements for Silk Cut Cigarettes, 1998 http://www.aber.ac.uk/media/Students/crl9502.html
  89. Lemke J.L. Multiplying meaning: visual and verbal semiotics in scientific text, City University of New York, 2002 http://academic.brooklyn.cuny.edu/education/jlemke/papers/mxm–syd.htm
  90. Lemke J.L. Visual and Verbal Resources for Evaluative Meaning in Political Cartoons, City University of New York, 2002 http://academic.brooklyn.cuny.edu/education/jlemke/papers/polcart.htm
  91. Low David, Williams R. E. Political cartoon// Grolier Multimedia Encyclopedia, 2000 http//gi.grolier.com/presidents/ea/side/cartoon.html
  92. Mazid, Bahaa-Eddin Deconstructing a Contemporary Egyptian Newspaper Caricature, 2000 http://chass.utoronto.ca/french/as-sa/ASSA-No9/BEM1.html
  93. Moriarty Visual semiotics and the production of meaning in advertising, 1995 http://spot.colorado.edu/~moriarts/vissemiotics.html
  94. Morris, Raymond N. The carnivalization of politics// Mr. Gill – Queen’s University Press, 1995.
  95. Sebeok, Thomas Communication http://www.georgetown.edu/grad/CCT/505/sebeok.html
  96. Sonesson, Göran Pictorial semiotics 1999 http://www.arthist.lu.se/kultsem/sonesson/pict_sem_1.html
  97. Soth, Winfried SRB Insights: Can Pictures Lie?// Volume 6 (2) of The Semiotic Review of Books http://chass.utoronto.ca/epc/srb/srb/pictures.html
  98. Williams, Matthew Are TV and Film Like a Language Which we Read? 2002 http://www.aber.ac.uk/media/Students/mhw0101.html

Williams, Jeff Comics: a tool of subversion? Journal of Criminal Justice and Popular Culture, 2(6), 1994 (pp. 129-146) http://www.albany.edu/free-tops/scj./jcjpc/vol.2is6/comics.html#duncam

Использованные словари.

  1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов, – М.: «Советская энциклопедия», 1969.
  2. Кондратов А.М. Пиктография (174-175)// Лингвистический энциклопедический словарь/ – М., 1990.
  3. Кубрякова Е.С., Демьянков В.З., Панкрац Ю.Г., Лузина Л.Г. Краткий словарь когнитивных терминов, – М.: Филологический факультет МГУ, 1997.
  4. Новый большой англо-русский словарь. Медникова Э.М., Апресян Ю.Д., – М.: «Русский язык», 1993.
  5. Популярная художественная энциклопедия. Полевой В.М. и др., в 2 т. – М.: «Советская энциклопедия», 1986.
  6. Советский энциклопедический словарь, М.: «Советская энциклопедия», 1990.
  7. Толковый словарь русского языка. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю., – М.: «Азъ», 1995.
  8. Философский энциклопедический словарь, М.: «Советская энциклопедия», 1989.
  9. Энциклопедический словарь юного литературоведа, М.: «Педагогика», 1988.
  10. The Oxford Dictionary of Art. Ian Chilvers, Harold Osborne, Dennis Farr, 1995.
  11. Webster’s School Dictionary, Mirriam – Webster Inc., Publishers, Springfield, Massachusetts, USA, 1986.

 

Использованная литература

  1. Муратов Э.Н. Смех и улыбки (сборник юмора на английском языке), – М.: «Издат-школа», 1997.
  2. Грейвс Роберт. Мифы Древней Греции, – М.: Прогресс, 1992.
  3. Brooks, Charles. Best Editorial Cartoons of the Year, 1996.
  4. Крокодил, 1996 – 2000.
  5. Новое время, 1998 – 2002.
  6. ФАС, 1999 – 2000.
  7. Путевая газета, 1999.
  8. Колокол, 1998– 2002
  9. Завтра, 1999 – 2001.
  10. Комсомольская правда, 1998 – 2002.
  11. Московский комсомолец, 1998 – 2002.
  12. Новые известия, 1999 – 2002.
  13. Аргументы и факты, 1999 – 2002.
  14. Советская Россия, 2000 –2002
  15. Собеседник 2001, 2002
  16. Time, 1998
  17. Newsweek 1998-2002
  18. The Economist, 1998-2002

The Blade, 2000


Добавить комментарий

4 × 5 =