Злотников Лука Тимофеевич

Санкт-Петербург, Россия

10.10.1878 - 02.09.1918

Карикатурист, издатель

Родился 10 октября 1878 года. Художник, сотрудник газет «Земщина» и «Вече», издатель журнала «Паук», кандидат в члены Главной Палаты Русского Народного Союза имени Михаила Архангела (РНСМА).

Родился в крестьянской старообрядческой семье в д. Которижки Катинской вол. Двинского у. Витебской губ. В 1900 отбывал воинскую повинность. Окончил Художественно-промышленную школу Общества поощрения художеств. Несмотря на простонародное происхождение, получил хорошее образование, что позволило ему в 1902 4 мес. слушать лекции в Сорбонне, одновременно сотрудничая во французских газетах. Специализацией Злотникова была карикатура, в 1908 были изданы 5 выпусков его карикатур и рисунков. Монархические и националистические взгляды художника привели его к сближению с патриотическим движением. Он принимал деятельное участие, как карикатурист, в газетах «Земщина» и «Вече», где печатались его карикатуры на еврейскую тему (под псевд. «Л. Зло»). В 1911 Злотников решил попробовать себя в качестве редактора-издателя, 3 дек. 1911 вышел в свет пробный номер сатирического журнала «Паук», посвященного, как гласила аннотация, «вопросам борьбы с иудейством». Журнал просуществовал чуть больше года — 16 марта 1913 вышел последний номер, в котором издатель жаловался, что «при существующих административных и цензурных условиях борьба с иудейством невозможна». В янв. 1912 Главная Палата РНСМА просила Злотникова подготовить обложку для 10-го тома «Книги русской скорби», тогда же он был избран и членом редакционной комиссии Книги, а с н. 1913 Злотников стал кандидатом в члены Главной Палаты РНСМА. Он принял живое участие в обсуждении обстоятельств злодейского убийства А. Ющинского и в ходе процесса над Бейлисом (см.: Ритуальные убийства). Газетой «Земщина» Злотников был командирован в Киев, куда отвез для бесплатного распространения 500 экз. брошюры ксендза И. Пранайтиса «Тайна крови у евреев», которую издал к началу процесса РНСМА. Накануне войны он выступал с публичными лекциями на тему «Иудей в искусстве». С началом первой мировой войны поступил на военную службу вольноопределяющимся, служил художником Трофейной комиссии Военно-походной Его Императорского Величества Канцелярии. Местом военной службы Злотникова был Петроград, где его и застал февральский переворот. В самый разгар охоты на монархистов 10 марта 1917 он добровольно отдал себя в руки властей, но уже 13 марта вышел на волю. Однако затем был вновь арестован и выпущен только в н. авг. вместе с Н. Н. Жеденовым и С. К. Глинкой-Янчевским. Продолжал служить художником в Трофейной комиссии и после большевистского переворота.

21 мая 1918 Злотников был арестован ЧК в Петрограде по адресу Николаевская улица 4, кв. 29, где он снимал комнату, по делу «Каморры Народной Расправы». При обыске у него были изъяты печать «Каморры», один из семи найденных портретов Г. Е. Распутина, некоторые его работы и разные документы. На первом допросе 27 мая Злотников отрицал свою причастность к воззванию «Каморры», а главным распространителем его остроумно назвал газету «Правда» и др. газеты, которые напечатали прокламацию. Однако на втором допросе 12 июня он вынужден был сознаться, что это он сочинил, напечатал и разослал прокламации, подчеркнув: «Вся организация “Каморры Народной Расправы” заключается лишь во мне одном: я ее председатель, я ее секретарь, я и распространитель». Однако категорически отказался назвать место, где печатал прокламации, а также фамилии людей, которым передал прокламацию. Следователю Байковскому не удалось сломить Злотникова. Тогда чекисты решили морить его голодом. Его перестали вызывать на допросы. Он сидел в «Крестах» в одиночке при строгом режиме содержания. Злотников был обречен на медленное умирание – в тюрьме голодного Петрограда, не получая передач от родных (отец Злотнрикова умер 10 сент. 1916, старуха мать сама нуждалась в помощи). 18 июля в прошении следователю Байковскому он наивно просит ускорить решение, ввиду ясности, что никакой «Каморры» не было и что он виноват только в неразумии. Взывая к человеческим чувствам следователя, Злотников писал, что мать его осталась без средств к существованию, а сам он серьезно болен, и дальнейшее пребывание в подобном положении окончательно подорвет его силы. Имея «старорежимное» представление о судопроизводстве, просил либо направить дело в суд, либо прекратить и дать ему возможность уехать заграницу. В этом заявлении он просил передать ему хотя бы его деньги и указал место в квартире, где они были спрятаны. Деньги, 1350 руб., нашли, но Злотникову отдать не спешили. Не получив никакого ответа, 22 июля он написал заявление начальнику Петроградской тюрьмы с просьбой изменить строгий режим содержания в связи с психологическим угнетением и упадком сил из-за скудного тюремного пайка. На заявление была наложена резолюция: «Режима по отношению Злотникова и соучастников его дела Мухина, Жданова, Ревенко и Фильденкрейца не изменять впредь до распоряжения ЧСК». Однако 2 авг. его вызвали на допрос. Видимо, следователь надеялся, что измученный и угнетенный арестант сломается, но Злотников снова отказался назвать место, где печатал прокламации, а также людей, которым передал их, доказывал непричастность арестованных по его делу людей (Боброва, Мухина и др.). Особенно настойчиво следователь интересовался участием Злотникова в монархическом движении. Больше Злотникова не допрашивали. 2 сент. (за 3 дня до официального объявления «красного террора») Петроградская ЧК постановила Злотникова расстрелять, его литературные труды были уничтожены, вещи и 1350 руб., о передаче которых он умолял следователя, были конфискованы. Нет возможности установить точную дату гибели Злотникова – в его деле имеется справка, в которой сообщается о постановлении ЧК от 2 сент., но справка почему-то датирована 22 нояб. Таким образом, мужественный русский патриот был расстрелян между 2 сент. и 22 нояб.

Соч.: Карикатуры и рисунки художника Л. Т. Злотникова. Вып. 1—5. СПб., 1908; Отверженные. (Краткая история гонений на племя иудейское). СПб., 1914.

Степанов Анатолий Дмитриевич

http://www.rusinst.ru/articletext.asp?rzd=1&id=5821

 

Газета «Вече»

 

Наконец, к 13 февр. газета приобрела окончательный вид и начала выходить под названием «Вече. Общественная, политическая и литературная газета, с портретами, рисунками и карикатурами». Выходила сначала по понедельникам, затем два раза в неделю, наконец, — три раза в неделю, тираж временами достигал 25 тыс. экз. В дополнение к газете в 1908 печатался еженедельный журнал «Вече», в котором помещались литературные произведения и фотографии видных монархистов. Фирменным стилем газеты были карикатуры на злобу дня, которые печаталась в каждом номере, и, в основном, были посвящены еврейской теме (многие карикатуры были выполнены художником Л. Т. Злотниковым).

http://starosti.ru/gazet_veze.php

Журнал «Прямой путь» имел сатирико-юмористический отдел «Зверобой», в котором публиковались карикатуры, стихотворные пародии, юмористические объявления, одним из авторов отдела был художник Л. Т. Злотников.

http://vserusskie.ru/Enciclopedia/?l=%D0%9F&Id=6196

Общество изучения иудейского племени

27 августа ( 14 августа )

В этот день в 1914 г. в Петрограде был официально утвержден Устав общественной организации «Общество изучения иудейского племени». Создателем и председателем Общества был потомственный дворянин, издатель газеты «Гроза» Николай Николаевич Жеденов. Помимо него активное участие в деятельности Общества принимал художник-карикатурист Лука Тимофеевич Злотников.
Общество издавало специальную серию брошюр под общим названием «Библиотека Общества изучения иудейского племени». В этой серии были изданы: «Еврей, Израиль, иудей, жид (происхождение слова «жид»)»; «Тайна крови. Ист. повесть» и другие брошюры, большинство из которых ныне утрачено. Общество учредило на улице Пушкинской в Петрограде «Русскую книжную лавку», где в большом количестве продавалась литература, посвященная иудейскому вопросу.
После февральского переворота Общество было запрещено, а Жеденов и Злотников за свои убеждения несколько месяцев провели в тюрьме. Л.Т.Злотников был расстрелян ЧК 2 сентября 1918 г. вместе с группой русских патриотов-монархистов (Л.Н.Бобров, И.В.Ревенко, А.Л.Гарязин и др.). Судьба Н.Н.Жеденова после прихода к власти большевиков доподлинно неизвестна.

Карикатурный скандал в «Пассаже»

Цензор повелел снять рисунки, посчитав, что они носят зловредный политический характер
Давней петербургской традицией являлось проведение в «Пассаже» осенней выставки картин, считавшейся первой ласточкой художественного сезона. С нее, как иронизировал современник, «художники начинают вести правильную бомбардировку публики своими картинами, и чем ближе к весне, тем бомбардировка эта становится ожесточеннее».
Кадетов – нельзя, священника можно?
Случалось, что на осенней выставке картин страсти бушевали отнюдь не художественные. Так, в сентябре 1910 года здесь шумно отметился знаменитый думский скандалист, один из лидеров ультранационалистов Владимир Пуришкевич. Горожане посмеивались, что осенний политической сезон неугомонный Пуришкевич открыл дебютом не в Государственной думе, а в «Пассаже». Дело же было в следующем.
Узнав, что в осенней выставке будет участвовать его друг, художник-карикатурист Злотников, Пуришкевич приехал в «Пассаж», обошел все залы, но с удивлением обнаружил, что произведений друга там нет. Тогда он навел справки, и оказалось, что карикатуры Злотникова сняли накануне по требованию явившегося на выставку цензора. Тот посчитал, что они носят зловредный политический характер.
– Цензор не имел права снимать эти карикатуры! – поднял скандал Пуришкевич. – Почему кадетов нельзя трогать, а почтенного русского священника можно изображать в смешном виде?
При этом Пуришкевич показывал на карикатуру художника Ассатурова, изображавшую отца Орнатского.
– Я сейчас же поеду к градоначальнику! – пригрозил депутат. – Я потребую, чтобы эту мерзость сняли, а вещи Злотникова поставили на место!
Произнеся эту гневную тираду, Пуришкевич гордо, с чувством выполненного долга удалился. Впрочем, произведения друга Пуришкевича на выставку так и не вернулись. Зато через некоторое время после визита думского скандалиста на выставку явился чиновник градоначальства и пожелал увидеть карикатуру на священника Орнатского. Однако ее к тому времени уже не было: устроитель выставки во избежание дальнейшего скандала убрал ее подальше…
Под псевдонимом Л. Зло
Кроме Пуришкевича героем карикатурного скандала в «Пассаже» стал художник Лука Тимофеевич Злотников – личность весьма примечательная. Выходец из крестьянской старообрядческой семьи Витебской губернии, он, несмотря на простонародное происхождение, получил хорошее образование: закончил художественно-промышленную школу Общества поощрения художеств в Петербурге, а потом на протяжении четырех месяцев 1902 года учился в Сорбонне, одновременно сотрудничая во французских газетах. Специализацией Злотникова была карикатура. Львиную долю своего таланта он употреблял на пропаганду своих воззрений. А отличался он приверженностью к монархии и таким злобным антисемитизмом, что многие образованные люди Петербурга считали Злотникова чуть ли не полоумным.
Зато в националистических кругах Злотников пользовался почетом и уважением. Он принимал деятельное участие как карикатурист в газетах «Земщина» и «Вече», где под псевдонимом Л. Зло печатались его антисемитские карикатуры. Нередко они вызывали скандалы, подобные тому, что случился в 1910 году на выставке в «Пассаже».
В 1911 году Злотников решил попробовать себя в качестве редактора-издателя, и в декабре того же года вышел в свет пробный номер сатирического журнала «Паук», посвященного, как гласила аннотация, «вопросам борьбы с иудейством». Журнал просуществовал чуть больше года: официальные власти были вынуждены закрыть его за черносотенный характер.
Накануне Первой мировой войны Злотников выступал с публичными лекциями на тему «Иудей в искусстве». С началом войны он поступил на военную службу вольноопределяющимся, став художником Трофейной комиссии Военно-походной Его Императорского Величества канцелярии в Петрограде. В те же годы он принимал активное участие в деятельности Общества изучения иудейского племени, которое издавало брошюры антисемитского толка. При Временном правительстве он два раза попадал в тюрьму, но выходил на волю.
«Вся «Каморра» – это я»
В конце мая 1918 года, уже при новых властях, Злотникова арестовали по делу «Каморры Народной Расправы». Объявления в петроградских газетах и прокламации, написанные от имени этой загадочной организации, носили антибольшевистско-антисемитский характер. При обыске у Злотникова изъяли печать «Каморры». На допросах он сознался, что вся «Каморра» состояла из него одного: «Вся организация «Каморры Народной Расправы» заключается лишь во мне одном – я ее председатель, я ее секретарь, я и распространитель». Чекистам не удалось сломить Злотникова: назвать своих соратников он отказался.
В начале сентября 1918 года, за несколько дней до официального объявления красного террора, петроградская ЧК постановила расстрелять Злотникова. С теми, кто попадал в ЧК, не церемонились: Злотникова вскоре казнили. Современные националисты называют Злотникова мужественным русским патриотом. Признаюсь, я не склонен разделять эту точку зрения: признавая Злотникова, безусловно, жертвой беспощадного красного террора, симпатий к нему не испытываю…
Сергей Глезеров


Добавить комментарий

18 − семь =