Конденко Игорь

Херсон, Украина

Карикатурист, иллюстратор

«Работы херсонского художника-карикатуриста Игоря Конденко знает весь мир. И это – не преувеличение. Он работает в одной из херсонских газет, тесно сотрудничает с газетой «2000», украинской редакцией немецкого журнала «Автобильд», французским журналистом Артуром Неиром – внештатным корреспондентом газеты «Фигаро», освещающим медицинские темы. В его послужном списке – работа с московскими изданиями, с газетой «Нью-Йорк Таймс», с польском сайтом Editorial Cartoons, а также победы на конкурсах карикатуристов «Карлюка» и «Take the Funny Way» от компании Prestigio, и многая, многая…
– Игорь, когда Вы обнаружили в себе талант художника?
– Это проявилось еще в детском саду. Помню, воспитательница бегала по соседним группам показывать другим воспитателям мои альбомы. В школе у нас была очень хорошая учительница рисования, она мне сразу сказала: «У тебя хорошо поставлена рука, ты будешь хорошим графиком». И всем ставила «пятерки», а мне «четверки»… Я так обижался… А она говорит: «Тебе нужен стимул, чтобы ты еще лучше рисовал». После армии я оформлял дома для богатых, потом увидел, что спрос на это дело падает, и решил изучить компьютер, а компьютер – это Интернет, это сайты, карикатуры…
– И…
– Когда работал в газете «Булава», у меня уже была определенная наработка. Это был период скандала с «Кольчугами», и на одной из карикатур – американский солдат, который стоит возле стенда и показывает на Саддама Хусейна с волосатой грудью: вот кольчуга (и одна из карикатур была посвящена именно этой теме). А дала мне толчок тогдашний редактор «Булавы» Анна Рафиенко: «Бомби все самые крутые газеты, пиши прямо редакторам». Газета «2000» отозвалась сразу же: «Давайте работать вместе». Потом и с другими странами наладил связь: США, Канада, Франция, Польша, Россия и даже Кения в Африке.
– Наша карикатура отличается от зарубежной?
– Резко. У нас же научились говорить без слов: два-три штриха, намек – и человеку уже смешно, а у них – «бульбы», облачко с массой текста. В странах, где были или есть тоталитарные режимы – Аргентина, Мексика, Перу, Бразилия, – карикатура более острая.
– У нас, наверное, популярнее всего политическая карикатура, а за рубежом?
– Тоже политика. У них на слуху и Тимошенко, и Янукович, и Ющенко. Когда я делаю карикатуры на наших политиков, их с удовольствием размещают. И очень острые. Для канадского сайта я нарисовал такую карикатуру: Буш спускается по трапу с двумя своими скотч-терьерами, один с лицом Ющенко, другой – с лицом Саакашвили. А вот американцы не захотели ее ставить. Политика – моя любимая тема.
– А другие темы?
– Общечеловеческие проблемы одинаковы везде. Здоровье, образование, секс, работа, давление босса на подчиненных – все это одинаково везде. Очень близка и автомобильная тема – уже года 4 работаю с немецким журналом «Автобильд». Оказывается, в Германии тоже не любят инспекторов…
– Незнание языков не препятствует работе?
– Абсолютно нет. По-английски я читаю, но говорить не могу. Французский потихоньку осваиваю – через электронный переводчик. Приходится составлять в предложении слова, как мозаику.
– Чем объясняется интерес зарубежных издателей к работе с карикатуристами из постсоветского пространства: у нас больше таланта, острее чувство юмора или просто меньшие гонорары?
– Мне кажется, их устраивают все три составляющие. Что касается меня, их устраивает и цена (француз, например, мне платит 30 евро за один рисунок, чего у нас редакции не могут себе позволить), и моя техника – она отличается от других, ведь я работаю с компьютером. Сначала рисую набросок, сканирую и потом полностью довожу с помощью графического планшета. Многие карикатуристы-ортодоксы, которые привыкли рисовать карандашом, тушью и пером, не воспринимают компьютерные рисунки. Даже не на все конкурсы принимаются компьютерные работы – только нарисованные от руки.
– Существуют ли у нас какие-то объединения карикатуристов?
– Их много в России и в Польше…. Но есть ли в Украине – не знаю. У нас есть один серьезный конкурс – «Карлюка», он посвящен Гоголю, проводится в Полтаве 1 апреля, в день рождения писателя. Я два раза брал там первые места, и оба раза это была политическая карикатура. Первая – человечек наполовину желтый, наполовину голубой, и правая рука лупит розгами левую – такое самобичевание. А вторая – знак бесконечности в виде дорожки, а на ней дверь, вышел хохол, закрыл дверь – и пошел, и в любом случае возвращается обратно.

– А денежная премия существует?
– У Prestigio – 1000 долларов, в Украине поскромнее – 500. Сейчас вот отправил свои работы на три конкурса – в том числе в Хорватию, Португалию, буду ждать результата. Там приз серьезнее – 10 тысяч евро, но и конкуренция очень высока.
– А жена поддерживает?
– Полностью. Меня домашними обязанностями не грузят – разве что воды купить, собаку выгулять. Я закроюсь у себя, компьютер, собака под ногами – и все: меня никто не тревожит. Может быть, не всегда понятны специфические работы под статьи, которые нужно объяснять, а так жене очень нравится, особенно для журнала «Автобильд» – очень красивое, яркое издание.
– Критикует Вас?
– Советы дает. Показываю эскиз, говорю, хочу сделать то-то и то-то. Она посмотрит: «А может быть так?» Я насуплю брови, а потом думаю: действительно, так было бы неплохо – и делаю, как она говорит. Хотя она – человек от искусства далекий, работает в аптеке, но с чувством юмора у нее все в порядке.
– А проблемы случаются?
– Бывают, но справляюсь. Особенно с французом сложно работать. Сначала делаю карандашный набросок, высылаю ему, он корректирует – что добавить, что убрать. Например, я рисую доктора в белом колпаке, а он говорит, что у них медики выглядят не так – и высылает фотографию французского доктора: коротенький халат, галстук, бейдж. Поэтому, когда я работаю с иностранцами, стараюсь изучить их среду. Как-то получил очередной заказ: нарисовать беременную женщину, которая лежит на кровати, а бабка-крестьянка, поставила ей на живот хрустальный шар и гадает (оказывается, у них беременные женщины тоже часто обращаются к экстрасенсам). Я захожу в Интернет, изучаю, как выглядят французские крестьянки – чепчики, передники, блузки – и потом уже рисую. Изучать приходится много. Но мне это несложно, это интересно.
– На кого из карикатуристов равняетесь?
– Есть интересные личности. Пулитцеровский лауреат – американец Клэй Беннетт, шикарный художник Майкл Рамирес, и у нас есть очень хороший автор – Тюнин. Из классиков – Кукрыниксы, Ефимов. Я вообще люблю старые карикатуры – не эти злобные, пропагандистские, хотя и в них что-то интересное есть. Я думаю, что карикатура одинакова везде, но мне больше нравится наша карикатура, советский плакат 20-30-х годов.
– Интересно, как карикатура появляется на свет?
– Когда у Жванецкого спросили, как он пишет (а писать он обычно приезжает в Одессу), он ответил: «Открываю форточку и слушаю». Когда я начал работать с «2000», бильдредактор газеты Владимир Петрович Марыняк сказал: «Игорь, у тебя с головой все нормально – смотри телевизор».
– С издателем «2000» Сергеем Кичигиным лично знакомы?
– К сожалению, не получилось. Он то в Украине, то в Канаде. Приглашал на празднование своего 60-летия, перед новым годом. Много знаменитых людей было приглашено – и митрополит, и Кучма. Но ехать нужно было в среду, а среда – день верстки газеты, заменить меня некому…. А общаемся, в основном, с Владимиром Петровичем. Все задания получаю по электронной почте. Смотрю время отправки – то полночь, то час ночи. Когда есть идея, Кичигин звонит Марыняку: «Скажите Игорю Конденко, чтобы рисовал на такую-то тему». И подчеркивает: «Передайте, что я лично просил». Я один раз зашел в гости в редакцию, когда был в Киеве, попал в день сдачи номера – настоящий дурдом: все бегают, шумят, ворох бумаг…. У нас в газете – микродурдом, а у них – большой…
– Не было ли соблазнов уехать? Как минимум, в Киев…
– Желание было. Но мне не нравится Киев – суета, много народа, экстрим. Мне нравится наш городок – такой, каким он был при Советском Союзе: чистый, аккуратный, машины поливальные ездят, даже незнакомых узнаешь в лицо. Провинциальность такая. Сейчас, правда, уже не то…. Была мысль и за границу выехать, даже контакты успел навести, но после терактов это стало сложнее. Разве что поехать посмотреть страну – это очень интересно. У меня с детства есть мечта: увидеть Большой Каньон и карнавал в Рио.
– А перспективы в работе?
– Работать дальше. Недавно «2000» выпустило книгу «Хроники Критикана Политиканова» – я ее полностью оформлял. Сейчас выходит второй том – буду его оформлять. Работы – с головой, и 25 часов в сутки не хватит, чтобы сделать то, что нужно. А я всегда стараюсь выполнить работу к сроку».

Лариса Жарких
Херсон маркет.-07.05.2009

 


Добавить комментарий

10 − семь =