Цена полиграфической марашки, Виктор Чижиков

Цена полиграфической марашки

Виктор Чижиков

1968 год — единственный год, когда я работал в штате. Случай, о котором я хочу рассказать, произошел именно в этот период моей жизни.
Однажды ранним зимним утром раздался телефонный звонок. Было шесть часов.
Жена, оберегая сон нашего маленького сына, бросилась к телефону.
Трубка мощно пробасила:
— Попросите Виктора Чижикова!
— Он спит.
— Почему он спит, когда весь рабочий класс уже спешит на фабрики и заводы?
Чувствуя, что разговаривает с каким-то странным человеком, жена нашлась:
— Он работал в ночную смену.
— Мне надо срочно его видеть, дело очень важное, я проездом в Москве!
— Что же это за дело? — спросила жена.
— Он принимал участие в книжке “Веселые картинки для взрослых”?

— Да, была такая книжка…
— Это он рисовал шарж на всех авторов этой книги?
— Он.
— Так вот, меня интересует, что означает точка возле левого уха Чижикова?
— Я ни о каких точках не знаю, он будет в одиннадцать часов в редакции “Веселых картинок”, там у него и спросите.
— Хорошо, я подъеду в редакцию, только попросите его захватить с собой экземпляр этой книги, а то у меня чужая, мне ее отдавать надо.
Жена растолкала меня и пересказала весь разговор с этим странным человеком.

В 1959 году мы, молодые в то время карикатуристы, выпустили сборник юмористических рисунков “Веселые картинки для взрослых”. Посвятили мы тот сборник памяти выдающегося карикатуриста Константина Павловича Ротова, много лет отсидевшего в сталинских лагерях.
Перед уходом на работу я разыскал книгу, раскрыл ее на том месте, где был помещен групповой шарж, одним из персонажей которого был и я.
Я сразу же увидел точку возле своего левого уха. Точка как точка, просто полиграфическая марашка. Но почему она так встревожила звонившего? На всякий случай я эту точку счистил бритвой. Зачем волновать этого странного человека?

Редакция “Веселых картинок” располагалась тогда в длиннющем коридоре “Пионерской правды”. В моей комнате стояли два стола, один — мой, другой моей помощницы. Столы были сдвинуты по длинной своей стороне так, что мы сидели лицом друг к другу.
Моя “замша”, Милочка Климова, попросила:
— Витя, отпусти меня на часок, в магазин французские сапоги завезли…
Не успела она уйти, как в комнату без стука ввалился человек огромного роста, лет пятидесяти.
Его плотная фигура была затянута в длинное кожаное пальто, кожаная шапка натянута по самые глаза.
— Вы Чижиков?
— Я.
Первое, что сделал мой гость, — спустил “собачку” на английском дверном замке и с силой захлопнул дверь. Затем он, не снимая ни шапки, ни пальто, прошел через всю комнату и плюхнулся в милкино кресло. Наступила пауза.
Гость пристально смотрел на меня, а мой взгляд поневоле остановился на солидном пресс-папье, т.к. посетитель не внушал мне доверия.
— Книжку принесли? — нарушил он затянувшееся молчание.
— Да, вот она, — протянул я ему книгу.
Внимательно рассматривая шарж, гость заметил: — А точку возле уха вы подчистили, зачем вы это сделали?

— Потому, что она вас волновала, кстати, почему?
— Ну, я расскажу, почему я здесь…
В лагере, где я сидел, лет двадцать назад, был один вертухай по фамилии Чижиков. Звали его Виктор. Так вот, издеваясь над заключенными, желая их попугать, он стрелял из пистолета возле левого уха зека. С тех пор мы его ищем. Я как вошел, сразу понял, что вы не тот Чижиков. Вы человек молодой и в то время просто не могли быть там. Ну, я пойду, — он поднялся во весь огромный рост и, похлопав себя по оттопыривающемуся карману, добавил:
— У меня здесь было все для того, чтобы вас… Ну, сами понимаете… За книгу спасибо, прощайте!
В это время раздался стук в дверь и голос Милы: — Витя, ты что заперся?!
Мой гость повернул ручку замка и поставил “собачку” на место:
— Это не Витя заперся, это я Витю запер.
Он, прощаясь, поднял руку и исчез из моей жизни навсегда.


Leave a Reply

9 − 1 =