Моя заочная встреча с К. Ротовым, В.Чмырёв

В начале 1969 года я, по зову КПСС начинающий оперуполномоченный ОБХСС г. Киева, по долгу службы познакомился с инструктором КНК (Комитета народного контроля) г. Киева Гутманом Яковом Ефимовичем.

Узнав, что я увлекаюсь карикатурой и уже имею публикации в прессе, задал мне вопрос на засыпку; знаю ли я такого мастера карикатуры как Константин Ротов. Я ему начал сыпать именами крокодильцев, перчан, творчество которых отслеживаю. Рассказал, что я преклоняюсь перед мастерством таких выдающихся рисовальщиков как Ротов, Григорьев, Бидструп. Поделился своей мечтой печататься в журнале “Перец”. Яков Ефимович, убедившись в том, что меня заинтересует факт его непростой биографии, рассказал удивительную историю.

Суть ее такова. Во времена репрессий Гутмана, как одного из руководителей спортивного всесоюзного общества “Спартак”, друга Саши Косарева- руководителя КСМ, репрессировали и приговорили к расстрелу за взяточничество и пособничество империализму. Однако, ему чудом удалось избежать расстрела. Смертная казнь была заменена на 25 лет тюрьмы.

Обладая недюжинным умом, организаторскими способностями Гутман не только избежал смерти, но и устроился на “тепленькое местечко” в пересылочном лагере.

Однажды в лагерь прибыла очередная группа заключенных. Это было в начале войны. Делая перекличку, Гутман выкликнул фамилию очередного арестанта:
– Константин Ротов! Тот отозвался. Выкликая дальше фамилии других арестантов, рассказал Гутман Я.Е, я запнулся и вернулся к фамилии Ротова.
– Послушайте, Ротов, Вы случайно не художник журнала “Крокодил”? Последовал утвердительный ответ.

Закончив поверку заключенных Гутман, улучив момент, пригласил к себе Ротова, выспросил все о его судимости и пообещал принять участие в его судьбе.

Имея хорошие отношения с “гражданами начальниками”, Гутман сумел пристроить Ротова на пересылке на очень даже “непыльной работе” и дал ему возможность рисовать. Известно, что в военный период К.Ротов создал серию антивоенных плакатов. Об этом пишут его биографы. Немалая заслуга в этом Якова Ефимовича Гутмана.

На пересыльном пункте К.Ротов много рисовал, использовал каждый клочок бумаги. Ухитрялся самостоятельно изготавливать тушь.

Моя беседа с Гутманом Я.Е. закончилась довольно неожиданно. Он признался, что хранит у себя небольшой альбомчик с рисунками К.Ротова, и на следующий день он принес его мне показать. Я был потрясен мастерством К.Ротова. На бумаге не было и намека на карандашные наброски. Все рисунки были выполнены сразу тушью.

Бывшие узники ГУЛАГа не очень охотно рассказывают о своей тюремной судьбе, однако Яков Ефмович проникся ко не доверием; наверное я умел слушать, и это подвигло его не только рассказать , но и сделать а широкий жест. Он вырвал из альбомчика два листка с рисунками К. Ротова и подарил их мне с посвящением. Вот один из листков с рисунками:

, который я храню у себя. Второй рисунок я подарил гл. художнику журнала “Перец” Зелинскому В.Ф. Он хранится в его архиве.

Уточнять детали встречи Гутмана с Ротовым, по молодости лет, я не стал.

Несмотря на разницу в возрасте, я с Гутманом Я.Е. очень сдружился. Вместе с ним мы раскопали очень крупные хищения в строительных организациях г. Киева. Он следил за моим творчеством, на которое у меня в виду загруженности по работе не было достаточно времени, настаивал не бросать заниматься карикатурой. Вот уже более 30 лет я печатаюсь в журнале “Перец”, отчасти благодаря неожиданной заочной встрече с К.Ротовым. Яков Ефимович умер в 1973 году. Я попытался разыскать его родню и выкупить альбомчик К.Ротова, но мне его вдова сообщила, что редакция “Крокодила” заинтересовалась альбомом и, кажется, даже выкупила его.

В.Чмырёв
13.12.2010
Киев
 


Leave a Reply

10 + 6 =