Крокодил, журнал, Москва, СССР

Старейший советский сатирический журнал. Выходит в Москве с 1922 г. в издательстве «Рабочая газета», с 1932 г.— в издательстве «Правда».

Возникновение связано с «Рабочей газетой» (ранее «Рабочий») — органом ЦК ВКП(б), начавшим издаваться в Москве в 1922 г. под редак­цией К. С. Еремеева. Талантливый коллектив сотрудников создал новый тип массовой газеты, рассчитанной на рабочего читателя. Тесная связь с народом, большой приток критических писем с мест, наличие в числе со­трудников опытных сатириков во главе с Демьяном Бедным — все это обусловило видное место сатирических произведений в газете. Из номера в номер печатались здесь сатиры Д. Бедного, Н. Иванова-Грамена, В. Кня­зева, А. Неверова. Хорошо зарекомендовали себя в качестве сатириков А. Архангельский и В. Лебедев-Кумач. На страницах газеты прочно ут­верждаются сатирические отделы и рубрики «Под стеклянным колпаком «Рабочего»», «Красный раек», «Дела поповские» и др., карикатуры, крити­ческие сигналы читателей с сатирическими комментариями редакции.
 
С 4 июня 1922 г. в це­лях расширения подписки редакция начинает выпу­скать еженедельное иллю­стрированное и сатири­ческое приложение, кото­рое бесплатно рассылалось подписчикам вместе с вос­кресными номерами. Называлось это приложение, как и газета, вначале «Ра­бочий», а после ее пере­именования — «Рабочая газета». Первые два вы­пуска приложения почти целиком были посвящены процессу над эсерами, проходившему в Москве. Подробный отчет о про­цессе сопровождался са­тирическими сценками и другими произведениями малых форм, карикатурами художников И. Малютина, М. Черемных, Б. Ефимова, А. Занятова, К. Фридберга. Значительное место занимала иллюстрирован­ная хроника событий внутренней и международной жизни.
 
Эти и последующие выпуски приложения печатались на 16 стр., с одноцветными иллюстрациями, быстро возрастающим тиражом. Самостоятельной нумерации не имели. Она появляется лишь с восьмого выпуска, когда приложение окончательно приобрело характер периодического издания, а редакция убедилась в насущной необходимости регуляр­ного выпуска журнала сатиры и юмора.
 
К этому времени произведения сатирических жанров начинают играть в приложении главенствующую роль. Карикатурами, сатирическими сти­хами, баснями, эпиграммами, сценками на злободневные темы внутренней и международной жизни заполнялись 6—7 первых страниц, включая обложку, а также последние страницы журнала. Лишь средние ли­сты содержали хроникально-иллюстративные материалы, рассказывающие об успехах мирного строи­тельства, о событиях зару­бежной жизни. Вскоре появляются   постоянные   сатирические рубрики «Наш быт», «Из    иностранных журналов».
 
В выпусках приложе­ния осмеивались столпы международного оппортунизма, белоэмигранты, уповающие на засуху и голод в России, нэпмановская буржуазия, буржу­азные интеллигенты, сабо­тирующие мероприятия Советской власти, церков­ники, дурманящие народ, а также жулики, спекулян­ты, самогонщики и другие носители пороков, связан­ных с нэпом. Сатира этих номеров пока еще доволь­но абстрактна. Авторам недостает оперативности в освещении отрицательных явлений жизни. Они не на­щупали еще главных тем, на которые направляла острие сатиры жизнь и борьба советского народа с отживающим прошлым. В отличие от газеты, сатира которой строилась главным образом на кри­тических письмах читателей, страницы приложения заполнялись произ­ведениями профессиональных литераторов, более приверженных к тради­ционным формам и методам отбора и подачи сатирических материалов. Читатель — друг и советчик, читатель — корреспондент и активный автор не утвердился еще на страницах формирующегося журнала, не сказал своего решающего слова о его лице и характере. Не были пока осознаны и четко сформулированы задачи сатирического издания в условиях мир­ного развития Советского государства. Однако усиленные поиски форм связи с рабочим читателем, новых тем, новых принципов и методов сати­рической типизации дали положительные результаты. Трехмесячный опыт издания иллюстрированного сатирического приложения позволил редакции найти правильный путь к созданию сатирического журнала нового типа.
 
27 августа 1922 г. вместо очередного выпуска приложения (№ 13) подписчики «Рабочей газеты» получили первый номер «Крокодила».   
 
Новый журнал отличался от своего предшественника не только названием. В первом номере в программном стихотворении Демьяна Бедного «Красный Крокодил — смелый из смелых! — против крокодилов черных и белых» четко формулируется задача издания:
 
Добираться до всякой гнилости                         
И ворошить гниль без всякой милости,              
Чтоб нэповская муть не цвела
И не гнила                                                                
Вот какова задача Красного Крокодила!
 
Нэпмановская буржу­азия, всевозможная гниль, порождаемая ею «в пору нэповского половодья», хищное «крокодилье пле­мя», орудующее там, «где наиболее мутно»,— вот главная мишень для сати­риков, которые, по словам поэта, пишут «не для «го­спод», а для «простона­родья»».
 
Решили мы, что пришло время
Для   очистки   нэповского Нила
 
Выпустить КРАСНОГО КРОКОДИЛА,— заявляет Демьян Бедный от имени всей «краснокрокодильской компании» и заверяет, что она, эта ком­пания, приложит все свои старания, чтобы достойно описать деяния крокодильского племени нэпманов. Однако характер но­вого журнала, рассчитан­ного на рабочего читателя, не определялся только этой задачей. Внимание сатириков «Крокодила» устремляется прежде всего на недостатки хозяйственной жизни страны, которые определяли в конечном итоге исход борьбы советского народа с разрухой, голодом, за новую, социалистическую Россию. Вороша нэповскую гниль, сля­коть быта, показывая обреченность все­го того, что мутной волной выплеснуло на поверхность жизни временное ожив­ление частной инициативы и предпри­нимательства, крокодильцы объявили подлинно революционную войну дезор­ганизаторам народного хозяйства. Они ловили, изобличали и пригвождали к позорному столбу тех, кто сохранил ка­питалистические привычки, беспощадно клеймили недочеты хозяйственной жиз­ни страны. Руководствуясь советами В. И. Ленина, требовавшего от совет­ской печати деловой и беспощадной войны с конкретными носителями зла, систематической травли негодного, они выносят на черную доску отстающие фабрики и заводы, разоблачают конкретных виновников этого отставания.
 
Непримиримостью к недостаткам, беспощадной критикой конкретных их виновников, дышат стихотворные отчеты «краснокрокодильского сель­кора» Демьяна Бедного о его поездках по стране, отчеты специальных корреспондентов журнала А. Архангельского, Л. Митницкого и др. Остро­той отличались фельетоны и заметки, подписывавшиеся коллективным псевдонимом «Демьян Бедный и теплая компания краснокрокодильского звания». Они строились на материалах рейдов сотрудников журнала и рабочих корреспондентов-крокоров по заводам, фабрикам, стройкам и учреждениям.
На суд масс выносились недостойные поступки отсталой части рабо­чих. Клеймились позором рвачи и бракоделы, лодыри и прогульщики, бол­туны и подхалимы, пьяницы, хулиганы, тунеядцы, жулики. Вместе с тем «Крокодил» постоянно стоит на страже интересов трудящихся, защищает их от произвола зарвавшихся администраторов, от эксплуатации хозяй­чиками нэпманами, от жуликов, спекулянтов и т. п. Беспощадно осмеива­лись чванство, барские замашки, равнодушие к запросам и нуждам тру­дящихся, имевшие место у отдельных руководителей.
 
Журнал показывал и многообразную жизнь деревни, разоблачал кулака, осмеивал болтунов и лежебок. С жизнью деревни связана, как правило, антире­лигиозная тема: враждебные махинации и плутни церковников, религиозные предрассудки и суеверия, стародедов­ские обычаи и нравы, мешающие совет­скому крестьянству трудиться и строить жизнь по-новому. Журнал ратовал за смычку города и деревни, за расшире­ние культурных и экономических свя­зей, просвещение и агрономическое вос­питание крестьян.
 
Уделялось внимание вопросам культурной жизни. В постоянном отде­ле «Театр Крокодила» осмеивались хал­турщики от литературы и искусства, разоблачались идейные враги советско­го народа, орудующие внутри страны и за границей, саботажники-интелли­генты, нытики, паникеры и т. п. Материалы на аналогичные темы печата­лись и в других отделах, под разнооб­разными рубриками.
 
Зло высмеивались недобитые враги республики — белоэмигранты и их покровители из лагеря международной реакции, их надежды на реставра­цию старых порядков, на перерождение Советской власти.
 
«Крокодил» быстро приобретает огромную популярность в рабочей среде. Стремительно растет тираж. К началу 1923 г. он достигает 150 тыс. экз.— невиданной по тем временам цифры для изданий подобного рода.
 
Своим успехом «Крокодил» был обязан талантливому и политически зрелому коллективу литераторов и художников, работавших над его выпуском. Большую роль в сплочении этого коллектива сыграл первый редактор журнала К. С. Еремеев — партийный публицист ленинской школы и один из лучших фельетонистов дооктябрьской «Правды». В ред­коллегию журнала входили Д. Бедный и Д. Моор, В. Лебедев-Кумач и М. Черемных, М. Пустынин и И. Малютин, И. Абрамский и С. Гессен. Самое ближайшее участие в ее работе принимали М. Артамонов, А. Ар­хангельский, Е. Венский, Н. Иванов-Грамен, М. Козырев, И. Кремлев-Свэн, Л. Митницкий, художники Б. Ефимов, Д. Мельников. С четвертого номера приходит в «Крокодил» В. Маяковский. Журнал вбирает в себя лучшие   силы   сатириков   и   юмористов.    Его   сотрудниками   становятся сатирики старшего поколения (М. Анд­реев, П. Ашевский, С. Басов-Верхоянцев, Ф. Благов, Н. Богданов, Я. Гольденберг, С. Городецкий, А. д’Актиль, К. Милль-Полярный, А. Неверов, Л. Ни­кулин, Л. Саянский, Д. Тигер, А. Флит, Б. Флит, К. Шелонский и др.), та­лантливая молодежь (М. Андриевская, А. Голубев, А. Григорович, А. Зорич, А. Исбах, А. Карпов, В. Катаев, М. Ко­зырев, Б. Левин, С. Огурцов, Г. Рыклин и др.)
 
Быстро расширяется круг ху­дожников (Ю. Ганф, К. Гольц, В. Дени, К. Елисеев, П. Кеменов, Н. Купреянов, Ю. Куприянов, А. Лебедев, Д. Мельников, В. Михайлов, П. Радимов, Н. Радлов, Г. Розе, К. Ротов, А. Самохвалов, А. Соколов, И. Чашников, Н. Шестопалов, М. Язвин). Присылают рисунки Л. Бродаты, В. Козлинский и др.
 
Этот коллектив с помощью читате­лей обеспечил остроту и злободневность материалов, воинственную нетерпимость ко всему негодному, глубокую партий­ность и принципиальность в критике конкретных носителей зла. Такие от­делы журнала, как «Вилы в бок», «Стра­ничка читателя», «Архив Крокодила», почти целиком заполнялись материа­лами читателей. Не ограничиваясь при­зывами писать в «Крокодил», редакция вела постоянную работу по формирова­нию института крокоров, воспитанию и просвещению своих корреспондентов. В форме всевозможных «инструкций» и «наставлений» она давала им советы о том, как собирать материал, как проверять его, как писать, о чем писать и т. п. Большую роль в воспитании крокоров играл отдел «Почтовый ящик», где редакция в живой и остроумной форме вела переписку с активистами, одобряла и учила одних, отчитывала за несерьезный подход к крокоровскому делу других. Прекрасной формой связи редакции с массами являлась посылка выездных бригад на заводы, фабрики, стройки, в воинские части, где сразу же появлялись выпуски «Крокодил у нас», проводились встречи-отчеты с читате­лями, массовые рейды и т. п.
 
С февраля 1923 г. начала регулярно издаваться «Библиотечка «Крокодила»», в которой массовыми тиражами печата­лись произведения лучших сатириков журнала, альбомы карикатур его веду­щих художников. В мае того же года был организован выпуск «Живого «Кро­кодила»» — репертуарных сборников сатирических пьес, фельетонов, миниа­тюр, предназначавшихся для театров, рабочих и красноармейских клубов п т. п. Они составлялись крокодильцами, которые нередко выступали и в роли исполнителей.
 
Активное уча­стие в «Живом «Крокодиле»» принимал В. Маяковский. Устные выпуски еще больше расширяли сферу влияния «Крокодила» на массы, увеличи­вали его популярность. Журнал становится другом трудящихся, их совет­ником и защитником. На общих собраниях, митингах символический Кро­кодил избирается почетным директором, лесничим, пожарным и т. п. На местах появляется многочисленная армия его последователей — крокодилят.
 
В конце 1923 г. редакция вместе с читателями тепло прощается со своим идейным руководителем и организатором К. С. Еремеевым (Дядей Костей), назначенным членом Реввоенсовета Балтфлота. Коллектив «Кро­кодила» избирает его почетным редактором, обещает свято хранить тради­ции крокодильской сатиры. Главным редактором становится Н. И. Смирнов. «Крокодил» оказал большое влияние на процесс формирования совет­ской сатирической периодики 20-х годов. По его типу начинают строиться сатирические приложения центральных и местных газет. В создании ряда таких журналов принимают самое активное участие сатирики-крокодильцы. Д. Моор целиком отдается работе в «Безбожнике» («Безбожник у станка»)  (см. стр. 46). М. Черемных становится одним из организаторов «Безбожного крокодила». В силу подобных причин эти, а также и другие ведущие сотрудники отходят от повседневной работы в «Крокодиле». Все большую роль в журнале начинают играть беспартийные сатирики старшего поколения, которые далеко не всегда понимали новаторскую роль «Крокодила» в разработке и утверждении новых принципов и мето­дов сатирической журналистики, не освободились еще от традиций бур­жуазной юмористики.
 
Страницы «Крокодила» начинают заполняться произведениями профессиональных   литераторов   и   художников.   Злободневные   заметки   и письма крокоров публи­куются все реже и реже. С середины 1924 г. ис­чезает самый боевой от­дел — «Вилами в бок». Вслед за этим рабкоров­ские заметки перестают печататься и в других отделах и рубриках. Не­которое время они кон­центрируются, правда, в «Кипятке» — специ­ально созданной для обслуживания рабочего читателя сатирико-юмористической газете «Крокодила» (см. стр. 92), однако произведе­ниями штатных сотруд­ников вскоре вытесня­ются и оттуда.
 
Политическая острота, злободневность, масштабность сатиры «Крокодила» заметно снижаются. Журнал на­чинает ориентироваться на интеллигентные слои читателей, на служа­щих, городское мещан­ство. Темы труда и быта рабочих отходят на вто­рой план. Изменилась тематика   журнала, появились другие отделы и рубрики. «Страничка читателя» заменилась «Страничкой читателя — художника — писателя» и «Бытовой страничкой». Возникли рубрики «Партделишки на булавочке», «Скромные официальные документы», «От великого до смешного», «Наш паноптикум», «Литературная ло­ханка», «Мелочи» и т. п.
 
В апреле 1927 г. «Крокодил» на­ряду с некоторыми другими сатирико-юмористическими журналами подвергся суровой и справедливой партийной кри­тике. Центральный Комитет партии обязал редакцию в корне перестроить журнал, повысить идейно-художествен­ный уровень печатаемых материалов и превратить его в орган, обслуживающий политически зрелые слои рабочих.
 
Партийная критика недостатков сатирико-юмористических журналов, большой разговор о путях развития сатири­ческой периодики, о ее задачах, состоявшийся в Центральном Комитете партии, оказали благотворное влияние на процесс перестройки «Кроко­дила». Он вновь берет ориентацию на рабочего читателя, постепенно вос­станавливает связи с массами, привлекает к сотрудничеству видных совет­ских сатириков. Вновь создаются отделы «Вилами в бок» и «Страничка читателя». К концу 20-х годов «Крокодил» восстанавливает свою славу лучшего массового органа советской сатиры. Неуклонно растет тираж издания. К 1932 г. он уже составляет 500 тыс. экз. Редакторами в эти годы являются: с апреля 1927 г.— К. Мальцев, с сентября 1928 г.— Н. К. Иванов-Грамен и Феликс Кон, с мая 1930 г.— М. 3. Мануильский.
 
В конце 20 — начале 30-х годов «Крокодил» взял курс на расшире­ние связи с крупнейшими заводами и новостройками страны.
 
В августе 1930 г. «Крокодил» берет шефство над Магнитостроем. Выездная бригада регулярно публикует в журнале отчеты о ходе строи­тельства, выпускает сатирическую газету ««Крокодил» на Магнитке». Другие выездные бригады крокодильцев активно вторгаются в жизнь мно­гочисленных коллективов крупнейших строек страны.
 
У «Крокодила» хватает дел,
У «Крокодила» большая программа:
В следующем номере берем на прицел
Неполадки на заводе АМО,—
писала редакция в № 1 за 1931 г. В 1931 г. редакция сообщает читателям, что она берет под свой контроль работу 36 ударных социалистических строек.
 
Выездные бригады опирались на рабкоров. Собранный и обработан­ный материал публиковался в стенных газетах, местных многотиражках, специальных сатирических бюллетенях и листках. В 1931 — 1932 гг. «Крокодил» выходил одновременно несколькими изданиями, отличавшимися друг от друга двумя страничками, предназначенными для читателей различных областей (основное, московское, ленинградское, украинское, урало-сибирское и др.).
 
Многочисленный и содержательный материал читателей и рабкоров редакция   использовала   на   страницах   журнала   далеко   не   полностью.
 
Часть его публиковалась в листках, ко­торые рассылались в местные фабрично-заводские и стенные газеты. Ежеме­сячно рассылалось до 100—150 листков «Крокодил у нас». Листки заполнялись карикатурами и острыми заметками с использованием фактического материа­ла. Они являлись как бы продолжением постоянных отделов «Особый отдел», «Дорогой Крокодил», «На суше и на море» и др. Над выпуском листков «Крокодил у нас» работали наиболее квалифицированные сотрудники жур­нала, работники фабричнозаводской пе­чати, рабкоры.
 
Эмблема журнала — крокодил с ви­лами — становится известной в самых широких кругах читателей. «Крокодил» превращается в одно из популярнейших советских изданий,  привлекает  внимание прогрессивных кругов зарубежных стран.
Его сатирические выступления не­редко служили сигналом к формирова­нию широкого общественного мнения вокруг тех или иных недостатков и отрицательных явлений в производствен­ной и общественной жизни. Неизмен­ным успехом пользовались отделы «Вилы в бок», «Беглый огонь», «Про­катный цех», «Волосы дыбом», «Кроко­дилу на закуску», «По градам и весям», «Архив «Крокодила»» и др. Популяр­ность снискали так называемые «Рес­крипты Крокодила», выдававшего спе­циальные «ордена» головотяпам и бю­рократам.
 
Растет влияние «Крокодила» на местную печать. Сатирические отделы и рубрики появляются в фабрично-за­водских, районных и областных газетах, выпускаются тысячи сатирических стенновок. На некоторых крупнейших заво­дах создаются с помощью крокодильцев рабочие сатирические журналы и га­зеты, печатавшиеся типографским спо­собом. Много сделал для популяризации журнала и еще большей связи с тру­дящимися построенный на средства сотрудников и читателей журнала спе­циальный агитсамолет «Крокодил», про­никавший в самые отдаленные уголки страны.
 
«Крокодил» начала 30-х годов в значительной мере избавился от тех ошибок, которые появились у него в середине 20-х годов.
 
Большую помощь в устранении этих недостатков оказал советским сатирикам 30-х годов А. М. Горький. Он советовал чаще и шире использовать такой художественный прием, как противопо­ставление, подчеркивание контрастов между миром капитализма и ми­ром социализма. Этот прием помогал читателю, в особенности молодому, ярче увидеть то новое, что появлялось в жизни страны, глубже понять значимость происходящих перемен. Установка сатириков на преимуще­ственный показ внутренних неполадок, сосредоточение внимания на от­дельных, зачастую мелких, явлениях приводила к потере перспективы. Горький настаивал на необходимости освещать в журнале не только внут­реннюю, но и международную тему, разоблачать зарубежный мир с его гнусной и страшной действительностью, используя для этого как крупные, так и мелкие факты.
 
Горький требовал отказаться от натуралистического воспроизведения жизни, учил подвергать факты сатирическому обобщению.
 
В 1931 г. Горький встретился с сотрудниками «Крокодила» и в беседе с ними высказал критические замечания по поводу работы журнала. Это вмешательство Горького повлекло за собой значительную перестройку «Крокодила».
Еще большие изменения происходят в «Крокодиле» в связи с прихо­дом в него в 1934 г. в качестве редактора М. Кольцова, который близко был связан с  А.   М.   Горьким  по  совместной  работе   в   ряде  журналов, хорошо видел недостатки молодой советской сатиры и разделял взгляды Горького на ее характер и значение в условиях социалистической дейст­вительности.
М. Кольцов привлекает к активной работе в «Крокодиле» талантли­вых советских сатириков. Среди них Д. Бедный, А. Безыменский, В. Ерми­лов, Д. Заславский, Е. Зозуля, И. Ильф, В. Катаев, Е. Петров, М. Светлов, И. Эренбург и др. В середине 30-х годов в журнале сотрудничают И. Абрамский, Н. Адуев, М. Андриевская, В. Ардов, А. Архангельский, Н. Асеев, А. Бухов, Н. Вержбицкий, В. Воинов, В. Гранов, А. д’Актиль (А. Френ­кель), Н. Иванов-Грамен, В. Инбер, С. Кирсанов, Н. Кружков, В. Лебедев-Кумач, Л. Мнтницкий, И. Молчанов, Л. Никулин, И. Прутков (В. Жир-кович), М. Пустынин, П. Романов, Г. Рыклин, Л. Саянский, В. Соловьев, А. Стоврацкий, А. Толстой, Ю. Фидлер, В. Шишков и др. В эту пору на страницах журнала появились имена А. Аграновского, Братьев Тур (П. Рыжей и Л. Тубельский), С. Васильева, Е. Весенина, Ю. Германа, Б. Горбатова, В. Гусева, С. Диковского, В. Карбовской, А. Колосова, Л. Лагина, Б. Ласкина, Л. Ленча, М. Матусовского, С. Михалкова, А. Рас-кина, М. Розенфельда, К. Симонова, М. Слободского, С. Смирнова, А. Твар­довского, С. Швецова и др. Значительно расширяется  круг художников, как за счет старых карикатуристов, отошедших ранее от сотрудничества в журнале, так и за счет новой талантливой молодежи.
 
Наряду со ста­рыми крокодильцами (Л. Бродаты, Ю. Ганф, Н. Денисовский, М. Добро-ковский, К. Елисеев, Б. Ефимов, В. Козлинский, Н. Купреянов, Д. Моор, A.  Юнгер и др.) активно выступают Б. Антоновский, В. Гальба, Л. Генч,
B.  Горяев, Е. Евган, И. Каликин, А. Каневский, Кукрыниксы, А. Малеи-нов, Б. Пророков, Ф. Решетников; И. Семенов, Л. Сойфертис, В. Сутеев, А. Топиков, Ю. Узбяков и др.
 
В «Крокодиле» этой поры опять собираются лучшие силы советской сатиры. Это позволило редколлегии журнала (с апреля 1934 г.— Л. Гинз­бург, В. Ермилов, Б. Левин, М. Кольцов, М. Мануильский, Л. Ровинский, в 1938 г.— В. Катаев, М. Кольцов, Л. Лагин, А. Назаров, Е. Петров, Л. Ро­винский, Г. Рыклин) расширить тематику, сделать ее социально острой, высокохудожественной. Почти каждый номер открывался злободневным фельетоном М. Кольцова, определявшим главный удар сатиры журнала. Совершенствуются и разнообразятся формы подачи материалов, методы массовой работы.
 
Вторая мировая война налагает своеобразный отпечаток на облик «Крокодила». Из номера в номер печатаются на его страницах памфлеты, фельетоны, карикатуры, разоблачающие фашистских поджигателей войны и их пособников из лагеря так называемых умиротворителей. Замечатель­ным достижением является его политическая карикатура на международ­ные темы, представленная именами Л. Бродаты, Кукрыниксов, К. Ели­сеева, Б. Ефимова, Ю. Ганфа и др.
 
Сатирики журнала разоблачали фашизм и его идеологов, срывали маски миротворцев с англо-французских и американских империалистов, потворст­вующих фашистам. Надолго приковы­вает к себе внимание поэтов и сатири­ков журнала героическая борьба испан­ского народа против фашизма. «Кроко­дил» этих лет сыграл немалую роль в воспитании советского народа в духе непримиримой ненависти к фашизму. Он призывал к бдительности, к боевой готовности, укреплял в массах чувства пролетарского интернационализма, со­ветского   патриотизма.
 
К концу тридцатых годов особенно заметно дает знать о себе культ лично­сти Сталина. Свой отпечаток наложил он и на сатиру. Она постепенно теряет свою конкретность, перестает касаться актуальных тем внутренней жизни страны, мельчает. На смену острому фельетону, критическому сигналу с места приходит юмористический рас­сказ, осторожная аллегория, легковес­ная шутка. Сатира на конкретных носителей зла подменяется обличением отвлеченных и, как правило, несущест­венных недостатков.
 
Многие видные сатирики в эти годы отходят от активной работы в «Крокодиле», уходят в так называемую «большую» литературу.
 
На страницах журнала широкое поле деятельности находят для себя лишь юмористы, всячески поощряемые «теоретиками» так называемых положительных фельетонов.
 
С декабря 1938 г. с последней стра­ницы «Крокодила» исчезла подпись ответственного редактора М. Е. Кольцова, подвергшегося необоснованной репрес­сии. Во главе журнала стала безымян­ная «Редколлегия». Печатается «Кро­кодил» по-прежнему большим тиражом (275 тыс. экз.), продолжает оставаться одним из наиболее любимых массовых изданий, однако лицо его претерпевает существенные изменения.
 
Сатирическая программа журнала этой поры формулируется редакцией в заметке «Несколько слов о схеме», которая открывала 8-й, специальный номер «Крокодила», являвшийся откли­ком на отчетный доклад Сталина XVIII съезду партии. Сатирики призывались учиться мастерству у Сталина, находить в   его   выступлениях темы для своих обличений. Рекомендовалось прежде всего «зло издеваться» над внешним врагом (здесь же давался целый ряд тем) и как бы между прочим «смеяться» над некоторыми недостатками, имев­шими еще место в жизни советского народа. Стыдливое перечисление этих недостатков (бюрократы, лежебоки, не желающие пошевелить мозгами, «узкие спецы», люди, продолжающие «дудеть в старую дуду») сопровождалось заве­рениями в том, что «журнал вместе со всей страной будет радоваться и весело смеяться, глядя на цветение нашей Ро­дины».
 
Злая, острая политическая сатира на международные темы и «радост­ный», «веселый» смех при обращении к  темам  внутренней  жизни страны — вот основные принципы и установки, определявшие облик «Крокодила» предвоенной поры. Сатира, та­ким образом, целиком пе­реключалась на междуна­родную тематику, юмор утверждал свое монополь­ное право на внутренние темы. Такая установка от­разилась и на названии постоянных сатирических, отделов и рубрик. Ликви­дируется отдел «Вилы в бок» и многие другие от­делы и рубрики. Их заме­няют «Цитаты кстати», «Особый отдел», «Доска приказов», «Бумаги на подпись». Преобладающее место заняли острый поли­тический фельетон, пам­флет, карикатура, газетнодокументальные факты международной жизни, да­вавшиеся с остроумными комментариями. Большую роль стал играть сатириче­ский фотомонтаж на меж­дународные темы, пред­ставленный мастером этого жанра Б. Клинчем. Малыми жанрами на те же темы заполняются отделы и рубрики «Нам пишут из-за границы», «Музей глупости», «Дневник Крокодила», «Зарубежный юмор» и др.
 
Заметно повышается в эти годы интерес журнала к вопросам литера­туры и искусства. Часто выходят тематические номера, приуроченные к юбилейным датам писателей (Маяковский, Салтыков-Щедрин, Чехов и др.). Появляются рубрики «Книги на отзыв», «Взирая на лица», запол­нявшиеся литературными портретами, пародиями и эпиграммами С. Ва­сильева и других сатириков.
 
Преобладающую роль начинают вновь играть профессиональные литераторы. Журнал часто печатает стихотворения, прославляющие трудовые подвиги советского народа, его патриотизм, героизм. В стихах такого рода особенно часто  звучит тема бдительности, боевой готовности, роста обороноспособности страны и т. п. Героическая тематика является едва ли не ведущей начиная с сентября 1939 г., когда советский народ протянул братскую руку помощи наро­дам Западной Украины и Западной Белоруссии. Выездные бригады «Кроко­дила», находившиеся в частях Красной Армии, постоянно информируют читате­лей о событиях, активно включаются в агитационную работу, участвуют во фронтовой печати, в выпуске агитпла­катов и т. п. Так, например, бригада «Крокодила» в составе В. И. Лебедева-Кумача, М. Эделя и др. налаживает в это время регулярный выпуск журнала «Крокодил на Западной Украине», пе­чатавшегося  на  двух  языках.  Военная
тематика становится главной в журнале в период советско-финской войны.
 
С первых дней Великой Отечест­венной войны все содержание «Кроко­дила» подчинено одной задаче — борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Журнал изобличает планы фашистской армии, призывает к беспощадной борь­бе с врагами, выражает твердую уве­ренность в окончательной победе над фашистскими захватчиками. Сатира «Крокодила» мобилизовала трудящихся и воинов Советской Армии на подвиги в тылу и на фронте. Наряду с полити­ческими плакатами, «Окнами» ТАСС сатира «Крокодила» в эти годы стано­вится большой агитационной силой.
 
Многие сатирики «Крокодила» в годы    Великой    Отечественной    войны сражаются в рядах Советской Армии. Из действующей армии, с передовой линии огня шлют они в свой журнал острые гнев­ные произведения.
 
За перо и ка­рандаш берутся в эти годы и сати­рики старшего поколения, остававшиеся в тылу и взявшие на себя хлопоты по бесперебойному выпуску журнала (Д. Заславский, В. Лебедев-Кумач, Д. Бедный, Н. Иванов-Грамен, Н. Кружков, Л. Никулин, С. Маршак, Л. Митницкий, М. Пустынин, В. Тоболяков и др., художники Л. Бродаты, Ю. Ганф, К. Елисеев, Б. Ефимов, А. Каневский, М. Черемных и др.). Трудности военного времени заметно сказываются на полигра­фическом оформлении «Крокоди­ла», его объеме, тираже, периодич­ности. Журнал часто печатался на обычной газетной бумаге, иногда с одноцветными иллюстрациями. Объем его сократился до 8 стр., тираж — до 135—100 тыс. экз. Редакция (с апреля 1943 г. имена редактора й членов редколлегии вновь появляются на обложке журнала: ответственный редактор — Г. Рыклин, члены редкол­легии — Д. Заславский, В. Катаев, Кукрыниксы) прилагает немало уси­лий к тому, чтобы своевременно готовить номера к печати и выпускать в свет. Существенным, хотя вполне объяснимым и оправданным недостат­ком работы редакции в это время являлась слабая связь с военкоровским и рабселькоровским активом. Журнал делался силами узкого коллектива сотрудников, опирался на немногочисленные кадры сатириков, работаю­щих в тылу. Но и эта опора была не всегда прочной, так как многие из профессиональных сатириков целиком отдавали себя работе над агитпла­катами, «Окнами» ТАСС, шефской помощи воинским частям, госпита­лям и т. п. Аналогичные причины не позволяли редакции установить постоянные связи со старыми крокодильцами, находившимися на фрон­тах Отечественной войны и работавшими в фронтовой и армейской прессе. Ведущий отдел журнала «Метким ударом» строился преимущественно на материалах фронтовых и армейских газет. Документальный материал лежал в основе таких отделов и рубрик, как «Короткая очередь», «Есть о чем поговорить» и др. Рубрика «С подлинным скверно» заполнялась вы держками из писем и показаний пленных немецких солдат и офицеров. Под рубрикой «От собственного корреспон­дента» печатались сатирические произ­ведения собственных корреспондентов журнала из действующей армии (В. Ка­таев, М. Эдель и др.)- Остроумно строи­лась и пользовалась большой популяр­ностью читателей пародийная газета «Вралише Брехобахтер», регулярно пе­чатавшаяся на страницах журнала. Жизнь тыла страны находила отраже­ние в отделах «Дорогой Крокодил» (письма читателей), «Таланты и поклон­ники», «Однажды…» и др. Интересной была рубрика «Из цикла портретов не героев нашего времени», под которой выступал со стихотворными фельето­нами В. И. Лебедев-Кумач.
 
В военные годы в журнале сотруд­ничали Н. Адуев, С. Алымов, Ю. Арбат, Арго, В. Ардаматский, В. Ардов, Н. Асеев, А. Безыменский, Е. Вермонт, С. Васильев, О. Вишня, Л. Галкин, В. Гранов, Е. Долматовский, В. Дыховичный, А. Жаров, М. Зощенко, Вл. Иванов, А. Исбах, В. Карбовская, Б. Ке-жун, С. Кирсанов, Б. Ковынев, А. Колосов, О. Колычев, Е. Копылов, Б. Котляров, Э. Кроткий, Н. Лабковский, Л. Лагин, Б. Ласкин, Л. Ленч, В. Масс, С. Михалков, И. Мол­чанов, С. Нариньяни, А. Недогонов, А. Про­кофьев, А. Раскин, А. Резапкин, И. Рябов, Л. Славин, М. Слонимский, С. Смирнов, Ц. Солодарь, А. Твардовский, Б. Тимофеев, А. Толстой, И. Уткин, Ю. Фидлер, А. Флит, Ю. Чаплыгин, М. Червинский, С. Швецов, А. Эриванский, А. Эрлих, А. Яшин и др.
Закончилась Великая Отечественная война. Переход к тематике мирного времени потребовал от редакции «Кро­кодила» коренной перестройк­и всей своей работы. Но ее не произошло. Журнал сохра­нял свой прежний «фронтовой» вид, делался руками все того же узкого круга сотруд­ников, ничего не предприни­мал для привлечения на свои страницы опытных литерато­ров и сатириков, не беспоко­ился о расширении связей с массами. Редакция (сохра­нялся ее прежний состав) не принимала серьезных мер для поднятия идейного и ху­дожественного уровня публи­куемых произведений.
 
В постановлении ЦК  партии,  опубликованном  в сентябре  1948 г., журнал подвергся справедливой критике. Отмечался отрыв редакции   от жизни, отсутствие необходимой   требовательности   к   идейному и   художественному уровню произведений, указывалось на непривлекательный внешний вид. ««Кроко­дил»,— говорилось в ре­шении,— ведется совер­шенно неудовлетворитель­но и не является боевым органом советской сатиры и юмора». Причины такого состояния дел в журнале усматривались в отсутствии коллегиальности, бес­плановости в работе, в том, что делался он руками уз­кого круга штатных работ­ников, что видные совет­ские писатели и поэты, ра­ботники центральной и местной печати к участию не привлекались и т. п.
ЦК ВКП(б) утвердил новую редколлегию «Кро­кодила» в составе Д. Г. Беляева (ответственный     редактор), С. А. Швецова, С. А. Васильева, A. Н. Васильева,   Д. И. Заслав­ского,   В. П. Катаева, Кукрыниксов (М. В. Куприянов, П. Н. Крылов, Н. А. Соколов), С. Д. Нариньяни, B. И. Пророкова,  Г. Е. Рыклина, И. А. Рябова.
 
Центральный Комитет поставил конкретные задачи перед «Кроко­дилом». «Журнал,— говорилось в постановлении,— должен оружием сатиры обличать расхитителей обще­ственной собственности, рвачей, бю­рократов, проявления чванства, угод­ничества, пошлости; своевременно откликаться на злободневные между­народные события, подвергать кри­тике буржуазную культуру Запада, показывать ее идейное ничтожество и вырождение».
 
Центральный Комитет обязал редколлегию шире использовать раз­личные жанры сатиры и юмора, зна­комить читателей с лучшими мате­риалами, напечатанными в местных юмористических журналах и журна­лах стран народной демократии, са­тирическими произведениями про­грессивных зарубежных писателей, публиковать документальные фото­снимки из иностранных газет и жур­налов, снабжая их политически ост­рыми комментариями. Редколлегии было предложено привлечь широкий круг писателей, поэтов, художников, работников центральной и местной печати, практиковать обсуждение с авторским активом тематических пла­нов журнала и содержания вышед­ших номеров, регулярно проводить читательские конференции на пред­приятиях, в колхозах, учебных заведениях, в воинских частях. Для привлечения к работе в жур­нале новых кадров сатири­ков редколлегии «Крокодила» совместно с Союзом совет­ских писателей СССР было решено провести в Москве в ноябре 1948 г. совеща­ние писателей — сатириков и фельетонистов. Редакции «Крокодила» поручалось так­же провести в декабре 1948 г. конкурс на лучший юмори­стический рассказ, фельетон и карикатуру. Редакция обя­зывалась сократить сроки прохождения журнала в про­изводстве, улучшить художе­ственное и полиграфическое оформление, увеличить объем, создать условия, обеспечивающие регулярный выпуск журнала 10, 20, 30-го числа каждого месяца.
После постановления журнал заметно улучшился. Он стал печататься на 16 стр., с красочными иллю­страциями, на хорошей бу­маге. Резко улучшилось и его содержание. Вновь появляются «Вилы в бок», расширяется отдел «Дорогой Крокодил», возникает рубрика «Крокодил помог». Критическим сиг­налом читателей отводятся отделы и рубрики «Сообщаем адреса», «С под­линным скверно», «Как ни странно, но…», «Фотовитрина Крокодила», «Из напечатанного» и др.
 
Расширение связей с массами позволило редакции сделать свои кри­тические выступления конкретными и действенными.
Положительную роль в улучшении работы журнала сыграло совеща­ние писателей — сатириков и фельетонистов, проведенное по указанию Центрального Комитета партии редколлегией «Крокодила» и Союзом писателей. После этого совещания в «Крокодил» вновь приходят старые сатирики, ранее отошедшие от журнала. Новые силы привлек конкурс на лучший юмористический рассказ, фельетон и карикатуру.
 
В журнале начинают активно сотрудничать В. Аленин, С. Ананьин, В. Бахнов, Ю. Благов, А. Вихрев, С. Вишневский, В. Драгунский, Б. Его­ров, С. Званцев, И. Костюков, Я. Костюковский, В. Котов, В. Куканов, Б. Леонтьев, А. Малин, С. Маршак, А. Николаев, С. Олейник, Я. Полищук, B.  Поляков, Б. Привалов, Г. Радов, И. Рябов, Р. Сарцевич, Н. Черепанова,
C.  Шатров, 3. Юрьев, Ю. Яковлев и др. Наряду со старыми художниками-крокодильцами в журнале активно выступают карикатуристы А. Баженов, Г. Вальк, М. Вайсборд, В. Васильев, Е. Ведерников, Е. Гуров, В. Конова­лов, С. Кузьмин, Б. Лео, Н. Лисогорский и др.
 
Постановление Центрального Комитета открывало большие перспек­тивы перед советскими сатириками. За сатирой не только признавалось право на существование — на нее возлагались большие обязанности. Од­нако всякая сколько-нибудь смелая критика тех пороков, которые сопут­ствовали культу личности Сталина, сразу же встречалась в штыки, всякая попытка сатирической типизации отрица­тельных явлений жизни рассматривалась как стремление очернить, опорочить совет­скую действительность. В условиях культа личности советская сатира фактически была обречена на прозябание, она отстра­нялась от активного воздействия на жизнь, лишалась своих основных качеств — сме­лости, принципиальности и остроты в по­становке важнейших вопросов обществен­ного развития страны, злободневности и боевой непримиримости к конкретным но­сителям зла, лишалась права на художе­ственные обобщения, типизацию.
 
21 сентября 1951 г. принимается новое постановление — «О недостатках журнала «Крокодил» и мерах его улучшения». В этом постановлении вновь отмечалось, что «Крокодил» является малоинтересным журналом, ведется на недостаточно высо­ком   идейном   и   художественном  уровне.
 
«На страницах журнала «Крокодил»,— говорилось в нем,— печатается много надуманных, бессодержательных рассказов и стихов, слабых рисун­ков и карикатур, не имеющих серьезного общественного значения, допу­скаются ошибки в освещении внутренней жизни страны и международ­ных событий. Нередко в «Крокодиле» единичные отрицательные факты выдаются за общие недостатки работы государственных, профсоюзных и других организаций, что создает у читателей неправильное представление о работе этих организаций».
 
Центральный Комитет обратил внимание редакционной коллегии на то, что она публикует преимущественно рисунки и карикатуры узкого круга художников, произведения которых примитивны и однообразны по теме, шаблонны по исполнению. «Журнал,— констатируется в постановле­нии,— слабо выполняет задачу борьбы с пережитками капитализма в со­знании советских людей». Центральный Комитет партии обязал редколле­гию устранить недостатки и в кратчайший срок добиться повышения идей­ного и художественного уровня журнала.
 
Резкий перелом в советской сатире вообще, в «Крокодиле» в частности происходит после исторических решений XX съезда КПСС. Решительное осуждение культа личности Сталина и всех его отрицательных порожде­ний расчистило почву для всестороннего развития критики и самокритики.
 
Уже в первые годы после XX съезда «Крокодил» становится острее, боевитее, теснее связанным с читателем. Ведущая роль в расширении и упрочении  связей  с  читате­лями   вновь   отводится  отде­лам «Вилы в бок» и «Дорогой Крокодил». Возникают новые и расцветают старые рубрики, строившиеся   исключительно на   критических   материалах читателей    («Разрешите   по­беспокоить»,   «С   подлинным скверно» и др.)- Появляется постоянная рубрика «Пестрая летопись», отражающая впечатления  Крокодила   от   его участившихся     поездок     по стране для разбора жалоб чи­тателей.   Большой  и   серьез­ный разговор ведется в  «от­крытых письмах» к работни­кам союзного и республикан­ского масштаба, повинным в тех   или   иных   недостатках. Появляются    забытые    было рубрики — «Рейд     Крокоди­ла»,  «Крокодильская смесь», «Отрывки    из    ненаписанно­го», «Из напечатанного» и др. Расширяются связи журнала с сатириками братских республик, стран народной   демократии,   прогрессивными   сатириками  зарубежных   стран. Много интересного появилось на  страницах  журнала   за   последние годы. Редколлегия (редактором с конца 1958 г. стал М. Г. Семенов) воз­рождает лучшие традиции «Крокодила» 20—30-х годов. Неизмеримо воз­растает доля участия читателей в подготовке номеров. Критические сиг­налы и заметки десятками печатаются в отделах и рубриках «Дорогому Крокодилу!», «Слово читателя»,  «Нарочно не придумаешь», «Отклики и реплики», «Просим сообщить», «Из ненапечатанного», «По прямому про­воду»,  «Нам   сообщают»,  «Непотребный   ширпотреб»,   «Крокодил помог, но…», «Телеграф Крокодила» и др. Тысячи читателей приняли участие в конкурсах ,«Крокодила» «Самый смешной случай», на короткий рассказ, на лучшую тему для карикатуры. Возрождаются традиционные формы связи с массами. Выездные бригады журнала проникают во все области страны. Они регулярно информируют читателей о своей борьбе со вскры­тыми недостатками. На ударных стройках, заводах, фабриках, в совхозах и колхозах организуются посты «Крокодила», журнал берет шефство над ними, появляются  специальные  рубрики «Рейд Крокодила», «Пост Кро­кодила», «У моих подшефных» и др.
 
«Крокодил» ведет борьбу за экономию государственных средств. Был выпущен специальный тематический номер «О копейке», заведены постоянные рубрики «Моя копилка», «Выставка расточительства» и др.
 
Много внимания уделяется вопросам быта и морали советских людей (отдел «Быт или не быт?»). Тем же проблемам подчинены и некоторые другие рубрики. Регулярно отражается культурная жизнь (отделы «Та­ланты и поклонники», «Листая страницы», «Среди муз и граций», руб­рика «Литературные пародии» и др.). Под рубрикой «Мои интервью» и «Мой вернисаж» читатель знакомится с творчеством тех или иных заме­чательных деятелей литературы и искусства современности. Часто вы­ступают в «Крокодиле» сатирики из стран социалистического лагеря, прогрессивные сатирики капиталистических стран.
 
Богата и многогранна международная тематика. Разоблачаются под­жигатели войны, по-крокодильски остро осмеивается атомный психоз, раскрывается подлинное лицо буржуазной идеологии, политики, диплома­тии. Сатирики используют разнообразные жанры, начиная с памфлета и кончая анекдотом. Большой международный резонанс получают карика­туры. Общей любовью пользуются сатирические миниатюры, печатаю­щиеся под рубриками «Наш теле­тайп», «Мелкой дробью», «На шут­ливой волне», «Крокодильское обозрение» и т. п. Политически остро пародируется буржуазная реакцион­ная пресса в специальных сатириче­ских выпусках «Мейли Емейл», «Во­круг света и тьмы» и т. п.
 
«Крокодил» по праву занимает почетное место ведущего журнала в большой многонациональной семье сатирических изданий нашей страны. Прочными дружескими узами связан он со своими зарубежными товари­щами по оружию, делится с ними своим опытом, регулярно знакомит читателей с образцами мировой са­тиры и юмора. Постоянная рубрика «Что нового в сатирическом цехе» информирует о новинках сатириче­ской литературы и графики. Массо­выми тиражами издаются книжки сатиры и юмора из   «Библиотечки «Крокодила»», альбомы, посвященные творчеству крупнейших советских ка­рикатуристов, серии сати­рических плакатов на разные темы и т. п.
 
В настоящее время в «Крокодиле» наряду со старыми мастерами са­тиры активно выступает молодежь. В литератур­ном отделе сотрудничают: Ю. Алексеев, А. Алексин, Н. Баженов, М. Виленский, A. Внуков, А. Голуб, Б. Данелия,   В.   Жемчужников, Ю. Золотарев, В. Иванов, Н. Катков, Р. Киреев, Н. Князев, В. Котов, B.   Константинов, Т. Кон­стантинов, М. Львов, Н. Монахов, Б. Рацер, И. Седов, А.  Суконцев, И. Тарабукин, В. Титов, И. Шатуновский и др.; в художественном: Г. Ан­дрианов, М. Битный, Е. Горохов, В. Добровольский, А. Елисеев, В. Кара­ваев, Г. Караваева, А. Крылов, Е. Мигунов, К. Невлер, Б. Савков, Л. Са­мойлов, А. Семенов, М. Скобелев, М. Соколов, В. Стацинский, И. Сычев, М. Ушац, Ю. Федоров, Л. Филиппова, А. Цветков, Ю. Черепанов, В. Чи­жиков, Е. Шукаев, Е. Щеглов и др.
 
О популярности «Крокодила» говорит постоянно возрастающий ти­раж. С 1953 г. по настоящее время он вырос с 300 тыс. экз. до 1700 тыс. экз. Редакция ежемесячно получает 6—7 тыс. писем читателей. Острым оружием смеха журнал активно воздействует на многомиллионные массы читателей, является боевым помощником Коммунистической партии в воспитании масс.
 
источник: статья из книги “Советская сатирическая печать 1917-1963” С. Стыкалина, И. Кременской.


Leave a Reply

seventeen − 14 =