Smirnov Igor

“Карикатурист ставит диагноз”

Известному графику Игорю Алексеевичу СМИРНОВУ, члену-корреспонденту Российской академии художеств, исполнилось 60 лет. Вероятно, каждый читатель газет и журналов хорошо знает его оригинальные, неповторимые и остроумные рисунки, в основном на вечную “злобу дня”. Печатались они и в нашей газете. Писатель Юрий Борин довольно точно подметил особенности творчества художника: “Он критически относится к наследию прошлого, остро реагирует на засилье бюрократии, тяжелую экологическую ситуацию, его волнуют проблемы напряженности в мире. Карикатуры Смирнова можно назвать философскими. В них очень мало традиционного стремления высмеять, рассмешить… И все же это карикатура в самом высшем смысле слова, карикатура, поднявшаяся до социальной сатиры”.

– Рисовать я начал в детстве. Естественным стало поступление в Московскую среднюю художественную школу при Институте В.И.Сурикова, в которой получил профессиональную основу. В 1974 году окончил Московское художественное училище “Памяти 1905 года”. Еще во время учебы, в 1971 году, опубликовал в газете “Красная звезда” первую карикатуру, а в 1973 году получил одну из первых наград – медаль Второй Международной выставки “Сатира в борьбе за мир”.

– Значит, еще в училище вы освоили этот жанр?
– Нет. Таких факультетов или отделений нет ни в одном художественном учебном заведении. Да можно ли вообще научить карикатуре? По-моему, нельзя. Это особое свойство человеческого характера, склад ума, обостренное видение окружающей действительности. Карикатура – это призвание.
Евгений Александрович Шукаев, главный художник журнала “Крокодил”, выдающийся карикатурист, вел специальный факультатив в Союзе журналистов. Он любил говорить: “Возьмите ручки, и я вам скажу, как сделать гениальную карикатуру”. Все брали ручки и готовились услышать нечто невероятное. А он смеялся: “Неужели вы думаете, что этому можно научить?!”

– А как вы научились?
– Еще в художественной школе я пристрастился рисовать шаржи для нашей стенной газеты. С этого, вероятно, все и началось. Считаю, что карикатура – единственный жанр изобразительного искусства, где можно выразить все. В одном рисунке можно передать смысл и образы большой книги. Словно через лупу собрать лучи в одной точке – карикатуре.

– Почему ваши рисунки не имеют названий?
– У них, как правило, обобщающий, даже философский смысл. Я не стараюсь рассмешить, позабавить зрителей – у меня совершенно иная цель. В своих рисунках я размышляю, анализирую, стараюсь выявить корни явлений, их основные черты. Мои работы многозначны, они вызывают целую гамму чувств – от горечи до гнева, от грусти до сострадания. Я никого не стараюсь развлечь. Меня интересует не факт, каким бы занятным он ни был, а явление, которое его порождает.

– В советское время вы сделали немало карикатур на международные темы. Не утратили ли они сейчас актуальность?
– Нет. Ни от одного из прошлых своих рисунков я не отказываюсь. Да и прежние темы остаются такими же злободневными – борьба за мир, безопасность нашего государства, напряженность в мире, а экологическая обстановка стала еще хуже.
Заметьте, я почти не рисую шаржи на государственных, политических и общественных деятелей, на руководителей стран. Ведь они меняются, но проблемы остаются. В нашей стране – это разгул бюрократии, которая, на мой взгляд, все более набирает силу. Остаются у нас нищета, бедность, бесправие, беззаконие и правовой беспредел. Резко ухудшилась в России и экологическая обстановка. Карикатурист, как врач, ставит диагноз болезни – это его профессиональный долг. Лечить же такие болезни – дело государственных и политических деятелей. Но пока они с этим справляются плохо.

– Ваши критические диагнозы и прогнозы привлекают много внимания. Вы признанный карикатурист, участник и победитель самых престижных международных выставок и конкурсов…
– Я получил около шестидесяти различных премий, призов, медалей, почетных дипломов. Как победитель конкурсов объездил десятки стран. Даже самые отдаленные – Мексику, Кубу, Австралию, почти все европейские государства. Обычно награды вручали первые лица. Так, в 1988 году первую премию на Международной выставке “Сатира. Политика” в Италии мне вручил премьер-министр Джулио Андреотти. А в 1989 году Гран-при на Международном конкурсе карикатуры в Турции я получил из рук президента страны, который в своем выступлении говорил о важности этого жанра в жизни общества и даже признался, что среди его ближайших советников есть два художника-карикатуриста. Тогда же состоялась встреча с ведущими турецкими художниками в Музее карикатуры в Стамбуле, затем – призовая поездка по стране. Такие поездки устраивались и в других странах. В Москве я получил звание академика Международной академии культуры.

– Вы упомянули о том, что в Турции и, наверное, в некоторых других странах существуют национальные музеи карикатуры. Почему такого музея нет в России?
– Его создание является главной задачей недавно образованного в Российской академии художеств отделения “Искусство карикатуры”, которое возглавляет патриарх этого жанра Борис Ефимов. Я – его заместитель и помощник.
Разумеется, организация музея – дело чрезвычайно сложное. Прежде всего надо найти подходящее помещение. Эту проблему помогает решить президент Российской академии художеств Зураб Церетели с его потрясающей энергией. Он, как никто, понимает художественную и общественную важность музея карикатуры. Церетели нашел для него флигель на Петровке, рядом с Музеем современного искусства, им же здесь устроенным. Но организации, которые занимают эти помещения, не хотят их покидать. Как президент Российской академии художеств, Церетели обратился с письмом к мэру Москвы Юрию Лужкову, и тот обещал помочь. Музей карикатуры отразит всю отечественную историю. От достопамятных лубков до плакатов Первой мировой войны, до сатиры 20 – 40-х годов прошлого века, знаменитых “Окон РОСТА”, карикатур времен Великой Отечественной войны. Какие имена – Моор, Дени, Каневский, Шукаев, Кукрыниксы, Борис Ефимов!.. Такой истории карикатуры, как наша, не было ни в одной стране. Это огромный, почти не исследованный пласт русской культуры.

– Вас привлекает еще какой-нибудь жанр?
– Я художник-профессионал и должен уметь все. Делаю станковую графику. Например, серию листов о Дон Кихоте. Иллюстрирую произведения классической литературы в журналах, книги О’Генри, Зощенко, Михалкова. К басням последнего исполнил более 150 рисунков. Но вместо, положим, “пьяного воробья” или “лисицы и бобра” рисую людей. Сергею Михалкову рисунки понравились. Сказал: “Первый раз так иллюстрируют мои басни”.
Оформлял книги о космосе, космонавтах и ученых своего друга Ярослава Голованова. В поисках сюжетов изъездил с ним полстраны.
Пишу акварельные пейзажи. Занимаюсь и живописью. Даже устроил выставку в Бордо (Франция). Удачным считаю “Автопортрет с сыном”, исполненный в философском плане. Но судить о моих работах – зрителям.

– Зрители и пресса принимают хорошо ваши карикатуры, они пользуются успехом…
– Но первым зрителем и самым въедливым критиком является моя жена Татьяна. Иной раз я не соглашаюсь с ее замечаниями, но в редакции, куда я приношу свои работы, говорят то же самое, что и она. Слово в слово. Она занимается всем моим архивом. Я только рисую. Но без Татьяны я вообще ничего бы не сделал.

Беседу вел Евграф КОНЧИН, Газета “Культура”


Leave a Reply

twenty + eleven =