Балджиоглу Семих “Карикатура – дело серьезное”

С чего началась ваша связь с карикатурой?
—  С 1943 г. и поныне я рисую на любом листке бумаги, который попадется под руку, на тетрадках, на всем… В свое время я отнес в журнал „Акбаба” две карикатуры для только что открывшейся рубрики „Кисть молодых”. К огромной моей радости их опубликовали. Потом я нашел приют в журнале „Амджа бей”. С тех пор постоянно рисую…
Как отнеслись к вашему выбору окружающие?
—  Когда мое поколение делало свои первые шаги, карикатура еще не считалась серьезным искусством. Тем более профессией.   На  вопросы  родственников, кем работаю, я отвечал: „Карикатуристом”. Сразу же следовал второй вопрос: „Нет-нет, чем ты в сущности занимаешься?”
Шли годы. Мы поверили, что карикатура стала профессией, но ошибались. Недавно мне понадобились услуги мэрии, речь шла о справке. Служащий, к которому я обратился, вставил чистый бланк в пишущую машинку и спросил: ..Профессия?” Я ответил: „Карикатурист”. Тот поднял ко мне лицо и указывая на бланк сказал: „Я не могу этого написать. Не лучше ли будет „журналист”? Все-таки «серьезнее». Значит, за сорок лет упорного труда мы так и не сумели заставить людей поверить в то, что карикатура — дело серьезное, профессия. Придется справляться с этой задачей нашим младшим коллегам. Вероятно, совместными усилиями они все же заставят людей поверить, что карикатура — дело серьезное.
Вы первым в вашей стране занялись трехмерной карикатурой. Причем — керамической. Расскажите, как вы избрали именно этот жанр?

—  У каждого человека искусства есть свое хобби. Мне захотелось увидеть свои карикатуры в трех измерениях. Работа в области керамической карикатуры — отдельный период моего творчества, в который я вложил немало труда. В искусстве я предпочитаю работать руками, а не языком. Прежде всего следует подчеркнуть, что керамическая карикатура мне многое дала. Во-первых, надо было овладеть материалом, я  сосредоточил усилия в этом направлении. Для этого шесть месяцев пришлось поработать на крупной фабрике. Через год я подготовил выставку пятидесяти двумерных рельефных карикатур. Затем последовал двухлетние труд, результатом которого были 230 трехмерных произведений.
Каково ваше мнение об искусстве турецкой карикатуры?
— Сегодня   в  Турции  существуют две   точки   зрения   на   карикатуру. Естественно, у каждого свой путь развития. По этим вопросам я открыто высказывал свое мнение в средствах массовой информации. Одно из течений — актуальная карикатура. Она преходяща. Это относится не ко всем, а только к некоторым карикатуристам. Второе течение — серьезная карикатура, относящаяся к общечеловеческим проблемам. Ее могут воспринять не только турки, но и весь мир.
Что вам хотелось бы сказать молодым художникам?
—   В искусстве ничего не добьешься ленью. Если бы трудолюбие стало принципом нашей жизни, Турция была бы ныне мощным государством.
Единственный путь к успеху — труд.
Ежедневно я работаю по 12—14 часов. Публикуя всего одну карикатуру в год, ничего не добьешься.
Каков итог вашей сорокалетней творческой деятельности?
—   Хотя вот уже сорок лет я занимаюсь карикатурой, усталости пока не чувствую. Каждый день приносит массу нового. Это — вопрос энтузиазма. В тот момент, когда вы почувствуете, что творческий энтузиазм пропал, лучше отложить карандаш в сторону.

Перевод Сергея Драгомирецкого
 


Leave a Reply

twenty + 15 =