Smal Oleg

Ваше профессиональное образование?

– Архитектор. Закончил Киевский инженерно-строительный институт. Архитектурой зарабатывал на хлеб до 1992 года.

Ваш путь к карикатуре? (Когда и при каких обстоятельствах вы стали
карикатуристом?)

– Когда мне было лет шестнадцать, мои рисунки увидел волынский поэт Петр Филюк. Он заметил в них признаки юмора и посодействовал в том, чтобы карикатуры появились в печати. Я даже гонорар получил – рубля два, кажется. Во время учебы в институте я уже довольно регулярно публиковался. Рисовал, как правило, на бесполезных лекциях по истории КПСС и научному коммунизму. Срочная служба в Советской Армии, которой я на пару лет разбавил процесс получения высшего образования, убедила меня в том, что при известном усердии человеческое существование можно превратить в тотальный комикс абсурда. Завел там себе захалявную книжечку с сюрреалистическим названием «Отечественные записки сумасшедшего охотника из подполья мертвого дома». Жаль, конфисковали ее во время «шмона» в казарме. Одна их последних записей в ней была такой: «Леонид Ильич уехал в Бундес Републик — совсем пусто стало…»

Чем пришлось пожертвовать в жизни и творчестве ради карикатуры?

– Искренне сожалею, что забросил практическую архитектуру. Все-таки кирпич, металл, стекло, бетон, гранит более чем пресса ассоциируются с вечностью. Не случайно же Бисмарк презрительно называл газету «листом бумаги, испачканным типографской краской».

Чем бы Вы занимались, если бы не стали карикатуристом?

– По всей вероятности, продолжал бы заниматься архитектурой или чем-то не очень удаленным от нее и тоже связанным с организацией пространства – скульптурой, живописью, книжной графикой. Журналистика не чужда. При наличии финансовой независимости, отправился бы вместе с женой и сыном в многолетнее кругосветное путешествие. По возвращении, издал бы книжку впечатлений, иллюстрированную… карикатурами. На вырученные деньги опять бы укатил в неведомые страны. И так до финиша…

А кем Вы мечтали стать в детстве?

-В своем первом интервью для радио (мне было лет десять и я был в коротких штанишках) я уверенно заявил, что хочу быть садовником. Мечту детства я так и не воплотил, но до сих пор искренне удивляюсь и восторгаюсь, пытаясь осознать, как из крохотного семечка без нервной суеты и идиотской спешки вырастает тысячелетний баобаб.

Кого вы считаете своими учителями (авторитетами) в карикатуре, и в подражание творческой манере каких художников вы делали свои первые шаги?

– Самостоятельное художественное образование еще в дошкольном возрасте я пытался получить, перерисовывая иллюстрации из приключенческих книг. Особенно нравились работы киевского графика Георгия Малакова (я по сей день собираю коллекцию книг с его рисунками). В институте со всеми студентами щедро делился своим мастерством удивительно глубокий, какой-то почти вселенский, живописец Юрий Химич. В карикатуре пытаюсь не подражать корифеям, но снимаю виртуальную шляпу перед шедеврами Гойи, Домье, Дорэ, Кукрыниксов. Рад, что в жизни пересекался и пересекаюсь с выдающимися, на мой взгляд, современными мастерами – Анатолием Василенко, Юрием Кособукиным, Анатолием Казанским, Валентином Дружининым, Сергеем Тюниным.

Считаете ли вы творчество карикатуриста более значимым, чем творчество представителей других жанров изобразительного искусства?

– Искусство карикатуры одно из самых демократичных – с газетами и журналами , несмотря на всеобщее одичание, граждане все же сталкиваются чаще чем с луврами и третьяковками.

Карикатурист – это больше художник или юморист?

-Пишется и говорится – художник-карикатурист, а не карикатурист-художник. Плохо нарисованная картинка крайне редко бывает смешной. Скверные ремесленники дискредитируют жанр, понижают планку, создают иллюзию того, что карикатуру может рисовать каждая кухарка, не прилагая ни малейших усилий.

Вы юморист по жизни, или это только рабочее качество?
– В одном из рассказов О. Генри описывается история профессионального юмориста, который настолько проникся рассматриванием мира через призму своей работы, что впал в черную меланхолию и перешел на службу в похоронное бюро. Я не очень оптимист, но своей мизантропией с окружающей средой пытаюсь не делиться. В этом я полностью солидарен с позицией рядового американца – фальшивая улыбка лучше чем искреннее хамство.

Что вам больше нравится, быть смешным или серьезным в общении с людьми?

– Я боюсь и сочувствую круглосуточно серьезным людям. Мне кажется, что у них что-то болит или жизнь не сложилась. Впрочем, и всепогодные хохотуны меня тоже пугают – избыточное веселье легко переходит в стадию истерического крика. При общении с окружающими пытаюсь соблюдать баланс в выдаче грустной и радостной информации. Не уверен, что всегда это получается. Над чужими шутками смеюсь, долгоговорящих прерывать не умею.

Влияет ли карикатура на общественное сознание?

– Я нашел у Джонатана Свифта забавный, наполненный ядовитым сарказмом, кусочек в предисловии к одному из изданий «Путешествий Гулливера». «Уже шесть месяцев, как моя книга служит предостережением, а я не только не вижу, чтобы она положила конец всевозможным злоупотреблениям и порокам,– по крайней мере на нашем маленьком острове, как я имел основание ожидать,– но и не слыхал, чтобы она произвела хоть одно действие, соответствующее моим намерениям». Так же можно оценить и степень влияния карикатуры на сознание масс. Хотя, как элемент пропаганды (в тоталитарных обществах) или как часть информационного пространства (в демократических странах) карикатура может корректировать (весьма умеренно) процесс уменьшения или увеличения количества мозговых извилин.

Способна ли она изменить мир?

– Увы. Хотя Ницше в «Заратустре» говорил – « смеха боится даже тот, кто ничего не боится», «убивают не гневом, а смехом», «десять раз должен ты смеяться в течение дня и быть веселым: иначе будет тебя ночью беспокоить желудок, этот отец скорби». Но это было сказано давно, в позапрошлом столетии. Устарели эти сентенции… Впрочем, вспоминаю увиденное на одной из своих выставок – вдоль экспозиции при помощи сопровождающего медленно передвигалось инвалидное кресло с полностью парализованным человеком, искореженное болезнью тело которого трудно было воспринимать, как вместилище жизни и души. Но я заметил, что при соприкосновении взгляда этого несчастного с карикатурой, глаза его начинали смеяться и наполнялись сверкающей радостью. Я осознаю, что не в моих силах сделать его здоровым и счастливым, но если веселые картинки помогают хоть на пять минут отвлечься мрачных мыслей и забыть о своей черной судьбе, то и ради этого искусство карикатуры должно существовать.

Необходимо ли карикатуристу профессиональное художественное образование?

– Академизм противопоказан. Но стремление к графическому, цветовому, композиционному совершенству абсолютно необходимо.

Можно ли научиться профессии карикатуриста, или это дар божий?

– Технической, исполнительской части работы карикатуриста можно обучить любого зрячего человека. Но нашему восприятию окружающего мира, приученному много раз переворачивать в голове все увиденное, доводя глупость реальных ситуаций до квинтэссенции… Нет, методами педагогики карикатуриста не вырастить. Разве что, если очень долго и сильно бить ногами по голове. «Божий дар» звучит слишком громко, особенно по отношению к карикатуристам, для которых нет ничего святого, смехонеприкасаемого. И вообще, я имею подозрение, что боги в этом мире давно все пустили на самотек.

Какой жанр карикатуры вам ближе и почему (политическая, бытовая, социальная и т.д.)?

– Стечение обстоятельств затащило меня в политическую карикатуру, которая хотя и является в Украине достаточно затребованным продуктом, но ужасно быстро портится. Лучше препарировать вечные темы: вселенная, звезды, инопланетяне, рай, ад, жизнь, смерть, любовь, измена, пиво…

Считаете ли вы, что достигли в своем творчестве совершенства, что на ваш взгляд является совершенством в ремесле, творчестве?

-Кажется, Дали рекомендовал художнику не бояться совершенства ибо достичь его невозможно. Жаль, что «лайф ис вэри шорт», как пели «Битлз» — только-только начинает что-то получаться, а на пороге ангелы с вувузелами марш Шопена уже дудят.

Как рождаются сюжеты Ваших карикатур?

– Почти все творимое человечеством и особенно его политическими сливками, до такой степени переплетено с глупостью и алогичностью, что аллегоризировать, метафоризировать, гиперболизировать нет особой необходимости – берешь карандаш, отряхиваешь с ситуации мелкие примеси разумного – карикатура готова.

Ваша любимая техника исполнения рисунков?

– Традиционалист. Карандаш, тушь, ручка за 2 коп. (правда, перья уже английские), акварель, темпера.

Имеются ли собственные технологические изобретения и секреты?

– Как-то на пленэре у меня тушь на солнце загустела. Воды под руками не оказалось – выдавил я в пузырек сок из яблока. Тушь в секунду свернулась до состояния черной простокваши – но рисунок потом получился такой рельефный…

Ваше отношение к компьютерному рисованию?

-Прогресс (или регресс?) не остановить. Но иногда потешно смотреть, как «типа художник» полчаса пытается в компьютере провести линю, которую живая рука рисует полсекунды. И тьма «умников» развелась, выдающих пережеванные в «фотошопе» лица как плод собственного цепкого взгляда шаржиста. Но, как написано в Коране «И хитрили они, и хитрил Аллах, а Аллах лучший из хитрецов».


Вам кажется карикатуристов слишком много или недостаточно?

-Как-то, блуждая по городу Парижу, я натолкнулся на громадный магазин комикса и карикатуры. Мне показалось, что там собрано все, что создано человечеством и для микроцефалов, и для гиперинтелектуалов и для обыкновенных граждан. Если в стране есть подобные торговые точки, следовательно есть потребители, которые стимулируют появление выдумывальщиков и рисовальщиков веселых картинок. В Украине этот рынок почти нулевой. Не думаю, что в России ситуация кардинально отличается. Это означает, что карикатуристы у нас в основной массе чистые альтруисты и бескорыстные сеятели РДВ (РазумногоДоброгоВечного), а это прямой путь к дистрофии и вымиранию – победы на международных конкурсах всех не прокормят.

Получает ли труд карикатуриста достойную оценку в общественном сознании?

– Нет. Народ знает только тех карикатуристов, которые начинают мелькать на телеэкранах. Большинство редакторов наших газет и журналов воспринимают даже мировых корифеев, как обслуживающий персонал, что-то вроде ретушеров и затыкателей пустых мест на полосе. Это в буржуазных Штатах карикатуристам журналистские Пулитцеровские премии с фанфарами и симпатичными деньгами раздают. Продавать карикатуры как самостоятельные графические работы весьма не просто. «Веселая, забавная картинка – и ничего больше! А запроси за нее столько, сколько она тебе самому стоит по труду, по чистой совести, скажут дорого, и никто не купит, а деньги нужны!..» Это не я сказал, а живописец Павел Федотов лет 170 тому назад…

Есть ли для вас запретные темы?

– Нет. Хотя, естественно, судьба датских рисовальщиков включает инстинкты самосохранения. Но это помогает мало. Я нарывался на демонтаж моих выставок, знакомился с депутатскими доносами, обвиняющими меня в антисемитизме, читал газетные статьи с призывами отлучить меня от церкви за посягательство на православные святыни, на одном судебном заседании (объем иска за газетную карикатуру составлял приблизительно 40 миллиардов (да, да, не миллионов) долларов) меня обвинили в участии во всемирном масонском заговоре. Круг замкнулся.

Нужна ли карикатуристу самоцензура?

– Да, конечно! Но я это называю общим уровнем культуры, который не позволяет скатиться в скабрезную зоологическую пошлость или людоедскую «борисоефимовщину» образца 1937 года. В карикатурах я излагаю лишь свой взгляд на мир – мне невозможно навязать точку зрения издателя или работодателя.

Что увлекает вас помимо карикатуры?

– Самозабвенно грибы собираю в осеннем лесу, мокрые круглые камешки на линии прибоя могу часами рассматривать. Готовить люблю, не заглядывая в поваренную книгу. Говорят, иногда настоящие шедевры получаются. Семья у нас книгозависимая – все жизненное пространство занимают книжные шкафы и полки – скоро спать будем вертикально. Все свободное время и ресурсы тратим на путешествия, хочется наверстать и увидеть то, что было абсолютно недоступным во времена СССР.

Что нравится в литературе, музыке, изобразительном искусстве (направление, стили, конкретные авторы или произведения)?

– Список писателей, к произведениям которых обращаюсь постоянно, довольно обширный: Дэфо, Свифт, Гоголь, Шевченко, Диккенс, Сю, Твен, Верн, Чехов, Лондон, Маяковский, Гашек, Лем … Люблю читать книги известных путешественников, ценю бойкий сценарный стиль американских детективов, виртуозность мысли авторов фантастических рассказов. Современную литературу знаю плохо. Она меня раздражает своим коммерческим эксгибиционизмом и попытками убедить меня в том, что жизнь ужасна. Зачем? Они думают, что я до их откровений про этот факт до не имел малейшего понятия?

Всегда работаю под музыку. Не патриот – слушаю в основном западную. Разных стилей, но предпочитаю старый добрый британский рок. Хотя в данную минуту звучит песня «Ya rayah» матерого (но почти неизвестного у нас) французского рокера алжирского происхождения Рашида Тахи (Rachid Taha). Очень рекомендую!

Как-то в венском музее «Альбертина» попал на выставку Рембрандта – два этажа живописи, рисунков, офортов – толпы народу! В том же музее и в то же время экспозиция Уорхолла, Раушенберга, Лихтенштейна и др. И…полупустые залы! Хорошие ребята авангардисты – шебуршные, эпатажные, но одноразовые какие-то, словно жестянки из-под «кемпбелл-супа»

В архитектурных предпочтениях я тоже безродный космополит – восторгаюсь наследием Египта , Греции, Рима. В готических соборах у меня вырастают крылья, в мечетях всегда ощущаю себя светло и беззаботно, а в наших бессмысленно антисейсмических псевдовизантиийских храмах превращаюсь в муху под колпаком. Такое восприятие никак не связано с моими религиозными предпочтениями – я атеист или скорее агностик. В светском зодчестве лучшим считаю период модерна.

Закончите фразу

– Карикатура – это щекотка в аду.

Как вы оцениваете новое поколение карикатуристов?

– Титанов, возвышающихся над общей массой рисующих я не приметил. Многие пытаются подняться не гребне успеха не при помощи глубины и парадоксальности мысли, а упражняясь в игре в акриловый фотореализм, более уместный в глянцевой рекламе, чем в карикатуре.

Ваши пожелания начинающим карикатуристам:

– Недавно вычитал в книге Митчела Уилсона «Американские ученые и изобретатели» совет начинающему художнику от Сэмюэла Морзе (профессионального живописца, который более известен миру как изобретатель «морзянки»). «… Не становитесь художником – ведь вы обрекаете себя на нищету! Ваша жизнь целиком зависит от людей, которым наплевать и на искусство, и на вас. Дворовой собаке, и той живется лучше». Но я не думаю, что решившие избрать стезю карикатуры готовы прислушаться к совету этого мудрого человека.

Душа желает высказаться (исповедь на вольную тему):

– Пересекая линию раздела сфер влияния Третьего Рима и Европейского Союза, а конкретно — украинско-венгерский пограничный переход в районе Чопа, я обратил внимание на то, что по нашей территории кони таскают возы, с уныло опущенными головами, едва не загребая отвисшей губой дорожную пыль. А всего в нескольких сотнях метров от них, по ту сторону Тисы, мадьярские лошадки, почти такой же породы, резво бегут в упряжи, широко расправив грудь и весело рассматривая жаворонков в небесах. Чудеса! Два мира — два образа жизни. Одной скотине удалось выдавить из себя по капле никотин раба, а у второй – ген степной свободы, кажется, атрофировался безвозвратно. «Все мы немножко лошади…»


Leave a Reply

four × one =