Arutchian Ruben

Ваше профессиональное образование?
– У меня два образования. Сначала образовывался как художник в Художественном училище, а затем как архитектор.

Ваш путь к карикатуре? (Когда и при каких обстоятельствах вы стали карикатуристом?)
– Только карикатуристом я не хотел становиться и не стал, хотя не стать им вообще у меня не
было шансов. Быть сыном Народного художника Армении, карикатуриста, первого главного художника республиканского сатирического журнала «Возни» /Еж/, плакатиста, театрального художника и наконец отличного поэта и шахматиста Сергея Арутчьяна, племянником Микаэла Арутчьяна, основоположника армянской сценографии, тоже карикатуриста и графика с изящным стилем, не начать печататься в молодости было почти невозможно. И отдельное спасибо Природе, что не отдохнула на их потомке!

Чем пришлось пожертвовать в жизни и творчестве ради карикатуры?

– Честно говоря, ничем не жертвовал ради этого. Скорее карикатуру принес в жертву другим увлечениям и другим целям.

Чем бы Вы занимались, если бы не стали карикатуристом?

– В этом я счастливый человек. Чем хотел, тем и стал. На днях, перебирая свой архив, натолкнулся на некоторые сохраненные детские рисунки. Оказывается и в пятилетнем возрасте я пытался делать это серьезно. Кстати для участия в первой в своей жизни выставке детского рисунка в Дели, папа сделал меня старше. Мне тогда было 8 лет, а работы принимали только у девятилетних! Чем не юмор! Это было единственным вмешательством моего отца в мою творческую биографию. Ну а если серьезно, то там я получил свой первый приз и диплом.

А кем Вы мечтали стать в детстве?

– Мечтал о том, чтобы запах красок в мастерской папы, как одно из первых ощущений детства, осталось со мной на всю жизнь!

Кого вы считаете своими учителями (авторитетами) в карикатуре, и в подражание творческой манере каких художников вы делали свои первые шаги?

– Первый авторитет, это папа! Хотя потом у меня было много претензий к его работам. Ну, не без этого. В творческих семьях разногласий не избежать. Из армянских художников мне нравился Рене Овивян, который «вовремя» переехал снова в Париж. Воспоминания детства, а мы все оттуда, – это Битструп, Ленгрен, Бор. Ефимов, польский журнал «Шпильки» и т. п. А позже, конечно, любимая «16 страница” ЛГ, журнал «Огонек»… и встречи с классными по мысли, по наличию второго плана в ней и по исполнению Песковым, Тюниным, Теслером, Бахчаняном и, конечно, с Маратом Валиахметовым, создателем и хранителем этого уникального сайта! Честь и слава ему!

Считаете ли вы творчество карикатуриста более значимым, чем творчество представителей других жанров изобразительного искусства?

– Трудно выделить какой- нибудь жанр искусства. Но, что касается карикатуры, то она имеет огромное воздействие на зрителя. Карикатура, как правило, печатается в периодике. А зритель здесь еще и читающий, а значит умеющий читать! Но таких, к сожалению становится все меньше и меньше!


Карикатурист – это больше художник или юморист?

– И то и то. Красиво подать мысль может только остроумный художник.

Вы юморист по жизни, или это только рабочее качество?

– Если юмор помогает жить, то в жизни тоже надо быть юмористом и воспринимать ее не такой, какой она кажется, а острее, т. е. веселее!

Что вам больше нравится, быть смешным или серьезным в общении с людьми?

– Быть не смешным, а смешить. Я избегаю людей без юмора. Это для меня основной критерий отбора друзей. Если юмор- признак ума, то лучше дружить с умными!

Влияет ли карикатура на общественное сознание?

– Еще как! Сколько историй с карикатурами в мире. Всех не перечислить.

Способна ли она изменить мир?

– Наверное, нет, потому что карикатуру правильно воспринимают все, кроме тех на кого она нацелена!

Необходимо ли карикатуристу профессиональное художественное образование?

– Я думаю, что это обязательно. Хотя много в этом жанре и не профессионалов, которым кстати не мешают художнические «комплексы».

Можно ли научиться профессии карикатуриста, или это дар божий?

– Научиться можно только иностранному языку и то смотря когда начнешь! Это как восточная мудрость- «Начнешь учиться игре на сазе в 40 лет,- концерт дашь на том свете»

Какой жанр карикатуры вам ближе и почему (политическая, бытовая, социальная и т.д.)?

– Воспринимаю все жанры. Лишь бы было смешно.

Считаете ли вы, что достигли в своем творчестве совершенства, что на ваш взгляд является совершенством в ремесле, творчестве?

– Совершенства в творчестве быть не может. Совершенство,- это Бог!

Как рождаются сюжеты Ваших карикатур?

– Абсолютно из всего. Единственное условие – это хорошее настроение и готовый к работе стол.

Ваша любимая техника исполнения рисунков?

– Традиционная. Бумага, тушь, акварель, гуашь. В некоторых случаях помощь компьютера.

Имеются ли собственные технологические изобретения и секреты?

– Как у всех художников есть и немало. Секреты есть даже в области кулинарии и в «новых» шахматных дебютах, которые носят имя их создателей.

Ваше отношение к компьютерному рисованию?

К компьютеру отношусь с уважением и, думаю, оно взаимно. Это хороший инструмент, которым надо уметь пользоваться. Сам процесс рисования доставляет мне больше удовольствия, чем сразу высвеченный штрих на экране монитора. Кстати, уже давно в цене «ручное» проектирование.

Вам кажется карикатуристов слишком много или недостаточно?

– Хороших, которые меня волнуют, мало, очень мало. Бездари заполонили и эту область.

Получает ли труд карикатуриста достойную оценку в общественном сознании?

– Получает. Но ту оценку, которую мы даем самому обществу.

Есть ли для вас запретные темы?

– Наверное есть. Это пошлость темы и, что еще хуже, исполнения.

Нужна ли карикатуристу самоцензура?

– Обязательно нужна! Но только САМОцензура. Мне всегда кажется, что вчерашнюю работу я сегодня сделал бы лучше. Так я, кстати, иной раз и делаю. У меня есть темы, которые я люблю повторять и получать другой результат.

Что увлекает вас помимо карикатуры?

– Мое основное занятие, уже 20 лет – живопись, графика, роспись и как разрядка – карикатура, проекты знаков, гербов, медалей, даже в рельефном исполнении.

Что нравится в литературе, музыке, изобразительном искусстве (направление, стили, конкретные авторы или произведения)?

– В литературе нравиться отсутствие сюжета. Все сюжеты уже давно исписаны Шекспиром. В изобразительном искусстве преклоняюсь перед Рембрандтом, Пикассо, Модильяни… В классической музыке- это фортепьянные концерты Рахманинова, симфонии Брамса, Моцарт…В джазе – Рей Чарлз, Майлс Девис, Чик Кореа… В эстраде – Шарль Азнавур, Элвис, Битлз … В русской – Высоцкий, Макаревич, Градский, Кашин…

Закончите фразу

Карикатура – это МЫ все !

Как вы оцениваете новое поколение карикатуристов?

– Я их нехорошо знаю.

Ваши пожелания начинающим карикатуристам:

– Рисовать честно!

Душа желает высказаться (исповедь на вольную тему):

– Представлю отрывки из моего интервью в ереванской газете «Новое время» к своему 60- ти летию. Оно называлось «Монолог юбиляра»

…О чем может поведать человек, родившийся в первой половине последнего века прошлого тысячелетия? Мое поколение интересно тем, что наш жизненный путь охватил много судьбоносных событий эпохи. Путь от “переселения народов” до распада империи. На все мы реагировали по-своему. Мы рано начали понимать, что где-то там, далеко от нас, люди живут лучше и интереснее. Архитектурный бум шестидесятых, первые увиденные репродукции импрессионистов и модернистского искусства, Битлз, наш Шарль и многое другое наполняли нашу жизнь до краев. Но самое главное — у нас был культ образования и жажда знать, как можно больше. Мы хотели одного — жить в нормальной стране и гордиться ею.

…Хотим мы этого или нет, но искусство — огромная сила. Она воздействует на нас самым непосредственным образом. После увиденного, услышанного или прочитанного шедевра даже взгляд человека становится красивее и перестает отвлекаться на ненужное.

…Предваряя мой альбом, друг и философ Карен Свасьян пишет о художнической профессии так: “Наверное, быть художником в наше время так же трудно, как быть порядочным человеком. Мир полон слепцов с открытыми глазами, которые глядят мимо, даже когда они глядят в упор. Но видеть мир значит видеть в нем не кладбище готовых вещей, а ежемгновенные беспричинные начала. Художник — это тот, кто воспринимает рассветные движения зримого и слышит крик вещей. Не надо только думать, что он рисует то, что видно. Скорее, напротив: он рисует, чтобы было видно и чтобы уже потом на нарисованном увидеть, кто он и что он может”.

…На мой взгляд, очень емкая и точная формулировка труда художника, его отношений с окружающим миром. И вообще, художник должен быть честен к себе и к своему творчеству. Только так может родиться что-то новое, значительное. Как ни странно, работать сейчас интересно еще и потому, что уже все придумано. Это и хорошо! Остается делать по-своему. Вот здесь-то и вся тайна — тайна неповторимости каждого мазка по холсту, каждого штриха на бумаге. И даже в век сотовых телефонов, DVD и бразильских сериалов художник будет подходить к мольберту, чтобы сотворить чудо. Слава Богу, что неповторимость штриха еще в цене…


Leave a Reply

fourteen + six =