Публицистический потенциал карикатуры, Айнутдинов Антон

Проблема формирования и развития информационной культуры российских СМИ включает в себя множество аспектов. В том числе мы можем говорить и об эффективности использования современной прессой карикатуры.

Практика свидетельствует, в частности, что совершенно не реализуется публицистический потенциал карикатуры, в течение десятилетий являвшейся одним из самых грозных видов оружия пропагандистов и активно использовавшейся мастерами сатирических жанров.

Рассматривать карикатуру в качестве одного из элементов инфографики, а также с точки зрения оптимизации контакта между СМИ и аудиторией целесообразно с двух позиций. Во-первых, необходимо отметить проблемы, с которыми, как правило, сталкивается художник в ходе сотрудничества с газетой или журналом. Во-вторых, представляется важным уделить внимание вопросу профессионализма использования карикатуры и морального вреда, который может она в противном случае причинить своему объекту или даже в целом аудитории СМИ. Данный аспект напрямую касается не просто вопросов профессиональной этики журналистов, но и информационной безопасности общества.

Карикатура в печати переживает сегодня не лучшие времена. Это отмечают и сами художники, и редакторы крупных изданий. Не ценится труд по поиску темы, творческому её воплощению, не учитываются затраты на материалы и т.п. Парадокс: выжить автору только на гонорар от публикации карикатур невозможно, но и заниматься этим «попутно» с другими видами творчества нельзя. Вот, например, что по этому поводу говорит новосибирский карикатурист Владимир Степанов: «Сейчас работаю в штате журнала. На презентации первого номера нашего СМИ присутствовал ещё один редактор журнала. Он поинтересовался, имею ли желание сотрудничать и с его изданием. Я ответил утвердительно, что нас обоих, разумеется, порадовало. Но на мой вопрос, а сколько же вы платите авторам за рисунок, он назвал настолько смехотворную сумму, что, право же, нам обоим стало неудобно и разговор прервался».

Конечно, экономический вопрос, и это вполне понятно, — один из самых болезненных при разговоре о карикатуре как о весьма специфическом виде отражения в печатных СМИ действительности. Но он является не единственным. Среди основных проблем стоит в первую очередь выделить скудность типологии карикатур, ущербность их технологии производства, отсутствие ротации кадров. Отметим наиболее знаковые причины такого положения дел.

Прежде всего, из столичной и региональной печати ушло понятие «штатный художник». Как правило, издания прибегают к «заказу» тех или иных карикатур к каким-то конкретным самостоятельным художникам. Карикатурист сегодня не сидит в самой редакции, а создаёт дома несколько рисунков в день, и из этого числа уже сама редакция отбирает наиболее интересные с их точки зрения для публикации. Это обусловлено, как мы уже отмечали, прежде всего, экономическими причинами. Кроме того, количество самих карикатур в отдельном номере какого-либо издания ограничено. Сегодня в среднем оно не превышает двух-трёх иллюстраций в еженедельниках и некоторых журналах. В ежедневных газетах карикатура как явление практически отсутствует.

На полосах большинства российских изданий не встречается офорт, литография, линогравюра и так далее. В основном присутствует беглый рисунок пером или карандашом на бумаге. Иногда можно встретить компьютерную графику. А ведь изначально технологический процесс создания картинки для прессы носил другой характер. Исторически карикатура развивалась в нашей стране от лубка, выполненного в технике ксилографии, офорта. В дальнейшем художники стали прибегать к иным способам производства: литографии, линогравюре. Например, весьма затратным и кропотливым, требующим огромного таланта, умения, выглядит процесс производства линогравюры.

Только перечислим технологические составляющие этого процесса, и вы поймёте, что большинство карикатур-скороспелок в наших СМИ не имеют ничего общего с настоящим искусством мастеров. Первоначально линолеум шлифуют морской пемзой, чтобы он стал гладким. Затем его наклеивают на доску или фанеру, чтобы не коробился. Основным инструментом для гравирования служит угловая стамеска со специальным внутри углублением, которое должно образовывать острый угол. Также используют перочинный нож для выемки белых мест на линолеуме или рисования тонких штрихов. Из зонтичных спиц можно сделать разнообразные резцы для прорисовывания штрихов разной толщины. Кроме того, важна ещё и набитая песком подушка, которая подкладывается под линолеум для получения изогнутых линий на рисунке. Когда же рисунок уже готов, то валиком (предварительно раскатанным по стеклу с краской для равномерности слоя) накатывают краску на линолеум, затем, убедившись, что краска лежит равномерно тонким слоем, берут бумагу и накладывают готовое клише.

Конечно, скудность технологической стороны объясняется сегодня природной оперативностью газет и, как следствие, отсутствием времени на создание более качественного, кропотливого, с точки зрения выполнения, продукта. Однако редакторы, как мы уже сказали, нередко прибегают к «заказу» карикатур, а значит, уязвимым звеном в контакте СМИ с художником оказывается творческий потенциал карикатуриста (его навыки владения теми или иными средствами) и ограниченность СМИ в тематическом предпочтении той или иной карикатуры. А это обстоятельство ведёт к проблеме преемственности, ротации художников.

Слабая ротация кадров в сообществе карикатуристов вызвана тем, что в нашей стране сегодня серьёзной карикатурой занимаются художники, сформировавшиеся ещё в эпоху «перестройки». Быть таковым не только материально невыгодно, но и не очень-то и престижно. Как следствие — у нас пока что слабо развита творческая конкуренция, что и сказывается на качестве самих карикатур. СМИ полагаются на состоявшихся художников, на громкое имя, всецело доверяя ему. При этом в стране нет учебных заведений, которые бы готовили конкретно художников-карикатуристов, профессионалов своего дела. Более того, один художник может сотрудничать сразу с пятью изданиями, причём прямо противоположными по формату, концепции, даже политическим убеждениям владельцев или учредителей. Безусловно, этот факт не приводит к профессиональной консолидации журналистов и карикатуристов, а также ставит под сомнение наличие заинтересованного в общих целях редакционного сообщества в пределах одного издания. Если говорить о типологии карикатуры в прессе, то в основном на страницах изданий встречается «изошутка», бытовая карикатура. Политическая и социальная карикатура публикуется лишь в «Трибуне», «Новых известиях», «Ведомостях», «Советской России» и «Правде». В принципе и это уже немало. Но если учитывать, что исторически карикатура развивалась как проблемная, качественная графика во многих газетах и журналах девятнадцатого, двадцатого века (пусть и с явно выраженной идеологической составляющей) наравне с развлекательной, лёгкой юмористикой, то доля интеллектуальной карикатуры сегодня значительно сократилась. Скудная типология карикатур напрямую связана со слабой технологической стороной выполнения рисунка.
Говоря о проблемной графике, необходимо отметить, что СМИ накладывают сегодня на карикатуру особый отпечаток: оперативности и малой доли общественной значимости. В результате мы не видим отражения действительности в карикатурах прессы или она представлена на низком художественном, типологическом уровне, в результате чего карикатуристы всё
больше обращаются к проблемной графике, либо совсем уходят из профессии. Как правило, карикатура лишь иллюстрирует журналистские тексты, то есть является некой вариацией на тему газетного выступления. Причём сегодняшние издания предпочитают использовать карикатуру в качестве иллюстрации к колонкам «Мнения и комментарии» обозревателей. В этой ситуации карикатура теряет свою самостоятельность, а значит, снижаются её содержательные, типологические особенности.

В условиях акцента на «визуализацию» информации роль иллюстративных элементов в прессе достаточно велика. Но карикатура в ряду инфографики и фотоиллюстрации год от года утрачивает свои позиции. Причём эта тенденция характерна только для российских газет и журналов. Отечественные СМИ, в отличие от американских, итальянских, французских, явно недооценивают её содержательное и изобразительное значение. Да, сама по себе как станковое произведение искусства карикатура не несёт в себе никакой явно выраженной практической функции. Это сатирический отклик на какое-то событие, явление. Карикатура заставляет в лучшем случае того, кто её видит, о чём-то задуматься. Но когда данное произведение оказывается на страницах газеты или журнала, то карикатура, безусловно, приобретает новый статус. Во-первых, она становится одним из составных, прикладных элементов системы средства массовой информации, его дизайна. А во-вторых, она неизбежно приобретает такое качество, как публицистичность. Иначе говоря, как и, к примеру, статья, очерк или фельетон, она нацеливается на интериоризацию общественно значимой, актуальной, полезной информации (только в образно-художественной, изобразительной форме) и её распространение путем публикации в печатных средствах массовой информации.

Исследователь Н.С.Кожеурова проводит различие между публицистическими материалами в газете и остальной содержательной информацией. В её понимании конечным критерием публицистичности материала в СМИ является наличие образа. Однако ведь и в любой газетно-журнальной карикатуре присутствует образ, придуманный художником. Тем не менее, Н.С.Кожеурова отделяет карикатуру, как и информационные жанры, от публицистики. Но если в случае с информационными жанрами это в большинстве случаев справедливо, то в отношении сатирического рисунка, на наш взгляд, ни в коей мере. Ведь карикатура создаётся с использованием тех же творческих механизмов, что и публицистика: «Предметная отнесённость публицистического образа своеобразна. Публициста интересует вся действительность <...>. Причем внимание автора может быть направлено не только на факты объективной реальности (действия людей), но и на реальность духовную, аксиологическую (оценка этих действий и идеальная программа изменения ситуации). Однако обязательным принципом является требование «всеобщности интереса»1.

Исходя из этих соображений, необходимо сказать о том, что сама по себе карикатура, её место в СМИ могут рассматриваться с нескольких позиций, связанных, прежде всего, с композиционно-графической моделью того или иного издания. Игорь Табашников в книге «Газета и дизайн» предлагает два понимания термина «композиция». «В первом случае мы сталкиваемся с расширительным толкованием композиции, в котором сосуществуют части внутренней и внешней формы газеты — композиция содержания и построения оформительских элементов».2 А второй момент относительно композиции, по его мнению, заключается в сугубо оформительском понимании этого слова применительно к газете или журналу. Но в этих двух случаях, как видно, карикатура занимает разное положение в системе печатного средства массовой информации.

В первой ситуации, когда приоритет отдается содержательной части, карикатура может рассматриваться как самостоятельное явление со специально отведённым ей на полосе местом или же быть просто иллюстрацией к журналистскому материалу. Но в этих обоих случаях возникает такое понятие, как цикличность. Ведь композиционно-графическая модель того или иного издания предполагает, прежде всего, постоянство в выбранных жанровых, шрифтовых, иллюстративных предпочтениях, а также строго закреплённое место за той или иной рубрикой, карикатурой, фотоиллюстрацией. Таким образом, важна периодическая повторяемость, воспроизведение конкретного содержательного или иллюстративного материала. Но как показывает практика, это становится не всегда возможным в системе современных средств массовой информации. Например, в своё время газета «Вечерние ведомости» в Екатеринбурге прибегала к активному использованию публикации карикатуры на первой полосе каждого номера газеты. Однако постепенно это редакционное увлечение сошло на «нет», и карикатура исчезла со страниц издания.

Во второй ситуации, когда мы строго понимаем под «композицией» комплекс оформительских элементов, карикатура принимает тот самый прикладной характер только при наличии или же отсутствии сатирического рисунка в качестве оформительского решения газеты или журнала. Здесь карикатура может встречаться на страницах СМИ и использоваться редакционным коллективом для разнообразия облика издания или же вовсе не использоваться, сознательно игнорироваться. Но при таком подходе историческая подоплёка существования карикатуры в отечественной журналистике может стираться. Ведь оформительское решение газеты, журнала не предполагает обязательного использования сатирического рисунка на своих страницах. Следовательно, такой подход к рассмотрению композиционно-графической модели, на наш взгляд, оказывается наиболее уязвимым для карикатуры. Однако «роль визуальной коммуникации сегодня необыкновенно велика, и её назначение, по прогнозам ученых, будет возрастать»3. А значит, и место карикатуры в системе СМИ должно быть сохранено. Более того, на наш взгляд, значение карикатуры в системе других оформительских элементов выглядит не менее важным, а иногда и просто необходимым.
Наш анализ видового развития российской карикатуры как элемента печатных СМИ показал, что всплеск сатирических рисунков всегда приходился на периоды активного роста числа периодических изданий в стране. Это важно отметить, поскольку советский опыт прессы подготовил почву для дифференциации карикатуры и по идеологическому признаку. Это, в свою очередь, привело к дуализму лёгкой иронии и действенной сатиры. Однако дуализм присутствовал и в карикатуре периода жизни страны до 1917 года. Но тогда он носил природный, жанровый характер. Причём, как правило, речь шла исключительно о сатирической журналистике.

В советское же время сатира нередко насаждалась «сверху». Тем не менее, понимание этого противоречия для нас важно сегодня тем, что в современной российской печати (а не только в специализированных юмористических, развлекательных изданиях) практически отсутствует политическая и социальная карикатура. Сегодня, казалось бы, в условиях свободы творчества, когда нет каких-либо ограничительных рамок перед художником, карикатура разучилась разговаривать с читателем о важных проблемах. Исходя из этого, на наш взгляд, можно выдвинуть ряд рекомендаций по использованию публицистического потенциала карикатуры современными печатными средствами массовой информации.

Сегодня довольно скудным выглядит типология карикатур в прессе. Это вызвано тем, что политическая карикатура, «striр», социальная карикатура публикуются крайне редко. Следовательно, одним из первых шагов по возрождению карикатуры в печати является возврат карикатуры к её видовому разнообразию.
Практически нет на страницах СМИ постоянных рубрик или постоянного «места» у художника. При этом активно иллюстрируются, к примеру, колонки обозревателей теми или иными рисунками. Однако карикатура в таком случае подчинена журналистскому материалу. А наличие на страницах СМИ постоянной авторской рубрики карикатуриста приведёт к самостоятельности карикатуры в издании. Но сама карикатура должна быть разнообразной в тематическом и типологическом виде.

Необходимо вернуть в СМИ карикатуру высокого технологического плана: офорт, литографию, линогравюру и т.д. На наш взгляд, технология производства проблемной графики накладывает определённые ограничения на конечный продукт в типологическом плане. Следовательно, у издания возрастает шанс получить качественную, действенную карикатуру, которая по-настоящему увлечёт читателя. На наш взгляд, нужно определить значение и роль карикатуры и для содержательной модели издания.

Остро стоит также вопрос об урегулировании вопроса, связанного с авторским правом карикатуристов, так как зачастую (особенно перед очередными выборами) те или иные «издания-однодневки», мягко говоря, заимствуют карикатуры художников без согласия самих авторов на публикацию. Целесообразно, на наш взгляд, и подвергнуть изучению карикатуру как вид изобразительного искусства, выявив при этом, прежде всего, те элементы рисунков, которые являются оскорбительными и недопустимыми для публикации в прессе.
Конечно, назвать этот перечень рекомендаций средствам массовой информации окончательным и полным нельзя, поскольку данная проблематика теоретиками журналистики практически не изучалась. Это только первый опыт, требующий, конечно же, продолжения анализа не только современной практики периодической печати, но и истории вопроса, сравнительного анализа с зарубежными СМИ и т.д.

В завершение же хотелось бы рассказать один интересный случай. Как-то художник Юрий Кособукин нарисовал картинку, на которой лыжник, прыгая с трамплина, зажигает олимпийскую чашу. Удивительным образом его карикатура «ожила» через годы. Ведь именно таким способом, как изобразил его художник, в Нагано были открыты Олимпийские игры! Конечно, дотошные японцы вряд ли видели этот рисунок, хотя он и пережил множество фестивальных конкурсов. Но, тем не менее, факт говорит сам за себя. Фантазия известного карикатуриста не просто воплотилась в жизнь, но и нашла публичное подтверждение яркой идее. Не пример ли это публицистического потенциала газетно-журнальной карикатуры?

1. Кожеурова Н.С. Публицистика и философия: коммуникативно-мировоззренческие аспекты. М., 1994. С.4-5.
2. Табашников И.Н. Газета и дизайн. Тюмень, 1994. С.42.
3. Тулупов В.В. Газета: маркетинг, дизайн, реклама. Новые тенденции в издании газет. Воронеж, 2001. С.128.

опубликовано: Профессиональная культура журналиста как фактор информационной безопасности. Сборник статей и материалов. Под редакцией профессора В.Ф.Олешко – Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, Издательский Дом “Филантроп”, 2008.


Leave a Reply

16 + eleven =