Политический плакат и Карикатура, Мищенко И.Е

Карикатура в центральной газете скажет порой больше, чем целая статья.

 (гвардии-майор Бутотрин, полевая почта 24595)

Слово «карикатура» итальянского происхождения (от “caricare” – нагружать, преувеличивать). Считается, что как самостоятельный жанр карикатура оформилась в эпоху Возрождения. Отцом карикатуры называют Леонардо да Винчи за серию его работ, получивших общее название «Гротескные головы», созданную в 1490 г. В Италии пионером жанра карикатуры был художник Аннибале Караччи, определивший карикатуру как «некое «идеальное» уродство, основанное на преувеличении черт оригинала, которое поражает больше, чем нормальный портрет».
 
Самая сильная школа карикатуры сложилась в Великобритании. Джордж Тауншенд первым обнаружил, что карикатура может быть орудием политики. Уже в середине XVIII в. здесь возникла национальная школа карикатуры, продолжившая своё бурное развитие в начале XIX в. и вызвавшая большой интерес в европейских странах, особенно во Франции и Германии. Причиной расцвета карикатуры в Англии В.П. Шестаков называет политическую активность среднего класса, находящегося в оппозиции к правительству, и рост широкой и сравнительно доступной периодической печати при отсутствии цензуры и ограничений. Время её расцвета, середина XVIII–начало XIX в., было временем важных политических событий: подъёма политического радикализма, Французской революции, наполеоновских войн. И это неудивительно: по словам М.Т. Рюминой, Белинский считал, что возникновение сатирических жанров связано со становлением общественного самосознания как «результатом созревшей гражданственности». Ему вторит и Разуваев: «суть политической смеховой стихии, прежде всего, в том, что она действует всё же больше в этом, а не в «зазеркальном» мире. Она может являться частью государственной машины, даже инструментом подавления, но гораздо чаще представляет собой продукт жизнедеятельности гражданского общества или его прообразов (выделено мной — И.М.)».
 
Первоначально карикатура существовала отдельно от периодической печати как самостоятельный жанр, обычно в виде гравюры. Начиная с 1730 г. в Великобритании появляется большое количество издательств, печатающих не только книги, но и гравюры, объявления, театральные билеты и т.п. Уже в середине 1790-х годов карикатура стала модным развлечением английской аристократии и состоятельных людей, а к началу XIX в. перестала быть предметом аристократической моды и очень быстро демократизировалась, став доступной для всех. Появились издательства, специализирующиеся на политической карикатуре.
 
Основу английской школы карикатуры заложил Уильям Хогарт, он же является родоначальником политической карикатуры. До него политика в Англии была главным образом предметом литературной сатиры. Но первым профессиональным политическим карикатуристом стал Джеймс Гиллрей. Он рьяно включился в политическую борьбу в ситуации, когда король Георг III в 1783 г. снял с поста премьер-министра Чарльза Фокса. Позднее он был представлен молодому политику Джорджу Каннингу, позднее ставшему министром иностранных дел и премьер-министром, который сразу оценил, какое влиятельное оружие может получить, если заставит Гиллрея работать на себя. Он назначил художнику государственную пенсию и заказывал карикатуры на нужные темы. Со времён Гиллрея политическая карикатура стала доминирующим жанром, оттеснив бытовую на второй план. В Канаде, например, в курсы изучения социальных наук входят специальные разделы, посвящённые политическим карикатурам, их пониманию и принципам построения.
 
Как уже говорилось выше, юмор может быть индикатором толерантности в международных отношениях, но с тем же успехом он может быть индикатором нетерпимости. Ярким примером является военная и международная пропаганда. Она основывается на функции определения зла, отделения зла от добра и использует вполне конкретные  юмористические средства и техники: сатиру, сарказм, инвективу.
 
В качестве примера можно сослаться на книгу Ю.В. Басистова «Особый театр военных действий. Листовки на фронтах второй мировой войны», которая показывает, как это делается. Гитлер изображался, например, в виде обезьяны в зоопарке, измазанной кровью, с табличкой «Осторожно! Бешеная!». На листовке с подписью «Генерал Линдеманн за работой» генерал-полковник Линдеманн изображён расставляющим кресты на могилах своих армий. Другая листовка представляет из себя почти что комикс из шести частей: «Немецкому солдату хорошо… Гитлер думает за него. Геринг ест за него. Геббельс говорит за него. Гиммлер заботится, чтобы его жена не осталась бездетной. Ему самому ничего не остаётся, как погибнуть на фронте». Немецкая пропаганда отвечала тем же, публикуя, например, серию листовок «Джентельмены предпочитают блондинок… но блондинки не любят калек» или «Отцы и дети», изображающие сыновей Сталина и Молотова, захваченных в плен.
 
Ещё лучше это демонстрируют плакаты Кукрыниксов времён противостояния двух систем, где, например, изображено собрание генералов НАТО, оставивших свои головы на вешалке в прихожей, с подписью: «У этих деятелей ловких изъян не маленький увы, // есть всех систем боеголовки, но нет обычной головы».
 
В первые годы советской власти карикатура стала составной частью «агитпропа». Она использовалась для политической социализации малограмотного населения, для коммуникации властей с широкими массами. Борис Ефимов, принимавший непосредственное участие в этом процессе, пишет, что сразу понял, что «сатирический плакат должен прежде всего быть понятным массовому зрителю». Позже Сталин сказал, что «хорошая политическая карикатура должна быть понятна каждому дураку». 
 
Это потребовало от авторов карикатур создания определённой символики. Так, земной шар символизировал идеи мировой революции; дымящиеся трубы и светящиеся окна фабрик на фоне солнечных лучей — светлое будущее индустриализации; кузнец у наковальни — свободный созидательный труд; неприступная крепость — молодую Советскую республику; красная рука — рабочий класс; красный штык — армию; паровоз олицетворял исторический и социальный прогресс.
 
В конце ХХ века, по свидетельству Дмитриева, наметилась тенденция к заметному усложнению карикатурных символов. Такая карикатура уже требует от читателя определённых знаний, которые позволят не только понять смысл, заложенный в рисунке, но и подтолкнут читателя к размышлениям. В современной карикатуре выделяют т.н. «эзоповскую» группу символов: отождествление людей с животными, наделение животных человеческими качествами, включающими не только портретное сходство, но и характер и интеллект. «Мифическая» группа — персонажи мифологии Древней Греции и Древнего Рима (Зевс, Прометей, Геракл, Троянский конь, Цезарь и т.п.). «Средневековая» группа — Дон Кихот, короли, королевы. шуты, палачи, рыцарь и т.п. «Пиктографическая» группа включает международные знаки-обозначения, «итимеческая» — жесты (кукиш, кулак, палец. «Платяная» — социальные роли (полицейский, военный, почтальон, дипломат, медсестра и т.п.).
 
Согласно исследованию У. Уэрнера, в карикатурах используются три основных источника сюжетов и символов: 1) житейские ситуации; 2) современная популярная культура: кинофильмы, телешоу, спортивные события и т.п.; 3) исторические события и персонажи. Он же приводит десять основных исторических тем, использующихся в канадских карикатурах, в порядке убывания частоты:
 
1)      Иудейские и христианские писания (библейские события, герои, цитаты из Библии);
2)      Искусство Ренессанса (вроде известных картин Микельанджело и т.п.);
3)      Британская литература 1700–1950-х гг. (темы, герои, цитаты);
4)      Исторические события и личности (от Римской империи до Второй Мировой войны);
5)      Сказки, детские стишки и считалочки;
6)      Пословицы и клише;
7)      Символические персонажи (смерть с косой, купидон, Фемида, статуя вободы, апостол Пётр у врат рая и т.п.)
8)      Кинофильмы (названия, персонажи, сюжет, цитаты);
9)      Известные картины и фотографии последних двух веков;
10)  Телевизионные программы.
 
«При Сталине в России официально «били смехом» «отдельные недостатки», «врагов народа» и империалистическую политику». В годы Великой Отечественной войны советские профессиональные юмористы обрушили на неприятеля поток политического смеха. Вообще в периоды военных действий происходит резкое усиление политической роли и значимости сатиры. Начало Первой мировой войны вызвало в России взрыв националистического политического смеха, направленного против Германии, Австро-Венгрии и Турции. Позднее, характер, приёмы и особенности военной пропаганды были заимствованы советским строем и его пропагандистами и стали неотъемлемым признаком официальной коммунистической культуры. Например, уже на следующий день после нападения Израиля на Египет, Сирию и Иорданию в 1967 г., многие советские газеты поместили карикатуры как на агрессора, так и на страны, считавшиеся его покровителями: США и Великобританию.
 
В некоторых странах политическая карикатура приобретает большое значение. Как пишет М. Солли, поскольку тех, кто письменно оскорбляет политиков или государственных чиновников, в Италии могут привлечь к уголовной ответственности, в итальянских газетах и журналах занял прочное место жанр карикатуры (угроза преследования не распространяется на рисованные иллюстрации). Их авторы с убийственной иронией клеймят политиков и политическую обстановку. Самый известный карикатурист в Италии – Фораттини. Сатирические изображения видных политических фигур в газете «Репубблика» принесли ему национальную славу. Не многие итальянцы осознавали истинный размах власти лидера социалистической партии Беттино Каркси, пока Фораттини не стал рисовать на него шаржи, представляя в обличье некоего Бенито.
 
А.В. Дмитриев перечисляет свойства карикатур, которые, по его мнению, становятся действенным средством формирования общественного мнения: 
 
1.       Карикатура посвящена актуальной теме, представляющейся важной. Такой как избирательная кампания, вопросы войны и мира, жизни и смерти, коррупции и т.п.
 
2.     Карикатура использует феномен преувеличенной похожести некоторых известных лиц на животных и т.п. Кроме этого она может использовать или создавать символы, известные всем читателям: голубь как символ мира, звезда или орёл – символ государственности.
 
3.     Текст подписи под карикатурой сведён к минимуму, воздействие главным образом визуальное. Таким образом, карикатурист, избавляясь от относительно неважных деталей, представляет тему в простейшем виде, понятном любому.
 
4.     Карикатурист излагает свою точку зрения или точку зрения издания, публикующего карикатуру, которая, как правило, направлена против властей, их политики, и изображаемое, объект критики, представляется в явно преувеличенном виде.
 
5.     Из-за использования визуального канала воздействия или критически нацеленного на отдельную важную тему символа политическая карикатура становится действенным средством формирования общественного мнения. Её апелляции к эмоциям трудно противостоять.
 
6.     Политическая карикатура, несмотря на её заострённость, обязательно включает в себя и намёк на серьёзные конструктивные темы. Одновременно карикатура как бы интерпретирует понятия, цифры и события, помогая дополнить принимаемые новости.
 
Он же приводит сведения об исследовании убеждающего эффекта карикатур в передовых статьях не юмористического характера:
 
1.       Карикатуры, сопровождённые статьёй, чаще меняют мнение, чем только карикатуры;
 
2.     Передовая статья без карикатуры чаще ведёт к появлению нового мнения, чем одна карикатура;
 
3.     Статья, противопоставляемая карикатуре, приводит к реверсии, в то время, как статья, подтверждающая аргумент карикатуры, приводит к конверсии;
 
4.     Для эффективности изменения наиболее удачным является сочетание статьи и карикатуры, данных вместе, сначала карикатура, потом статья, и, наконец, сначала статья, затем карикатура;
 
5.     Когда в карикатуре и статье приводятся одинаковые аргументы, достигается гораздо больший эффект, чем при разных аргументах.
 
Карикатуры на себя самого коллекционировали, по утверждению Дмитриева, многие политики. В том числе, генерал Шарль де Голль, некоторые американские президенты. Причину подобного обосновал председатель сейма Литвы Ч. Юршенас: «Как только меня перестанут шаржировать — значит пора завершать политическую карьеру. Неинтересен. А пока рисуют, выходит, популярен».
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Целью данной работы было продемонстрировать имманентную связь юмора с политикой и возможности его использования в качестве политической технологии. Мы пришли к следующим выводам:
Политический юмор выполняет ряд важных функций. Он отражает действительность и выражает актуальные проблемы массового сознания. Сохраняет в стереотипах и выражает культурный опыт и глубокие феномены массового сознания. Способствует формированию и воссозданию групповых идентичностей, а также служит индикатором существования таких идентичностей. Способствует снятию напряжения, действует как компенсатор, создавая некую дистанцию между человеком и ситуацией, поднимая его над ней, пусть и ненадолго, ослабляя межличностные и межгрупповые конфликты. Является способом «определения зла», несущим разрушительное начало и одновременно укрепления и «цементирования» политической реальности, путём создания воображаемой утопии всеобщего равенства, где «элита» низводится, а «широкие массы» поднимаются до одного уровня. Осуществляет политическую социализацию.
 
Юмора неразрывно связан с политикой, т.к. они имеют схожую двойственную природу. Как политике неотъемлемо присущи двойные стандарты, являющиеся противоречием, так основой юмора является «парадокс», «абсурд», вскрытие противоречий действительности. 
 
Политический юмор может быть использован и успешно используется как политическая технология в ходе избирательных кампаний, а также в ходе осуществления повседневной деятельности государственных органов и оппозиции как средство внутригосударственной и международной пропаганды. При этом существует разница между использованием политического юмора на Западе и в России. На Западе он является неотъемлемой частью любой политической кампании и просто повседневной жизни, конкретен, не стесняясь, переходит на личности. В России же использовался в первую очередь как средство государственной международной пропаганды.
 
Упадок политического юмора можно связывать с различными причинами. По утверждению «брежневской» Конституции СССР и свидетельствам многих исследователей, в Советском Союзе сложилась «историческая общность людей — советский народ». Распад СССР привёл к распаду этой идентичности. И на её месте не возникло никакой новой идентичности. Как не возникло ещё и пресловутого гражданского общества на месте советского квазигражданского. Отсутствие общественного самосознания, а также ярких политических личностей и чётко выраженной государственной политики, затрудняет развитие политического юмора.
 
Более серьёзной причиной является наступление институционализированной государственной серьёзности, не понимающей природы юмора и воспринимающей его как своего смертельного врага. Российские политические деятели воспринимают себя и свою работу слишком серьёзно и не осознают все возможности использования политического юмора — который в силу двойственности своей природы не только карает и уничтожает «зло», но и примиряет людей с действительностью — а также всю важность выполняемых им 
функций.
 
СТАТЬЯ ИЗ ДИССЕРТАЦИИ 
на тему:     «Юмор в политике (функции и технологии)»
 студента второго курса магистратуры факультета политологии Мищенко И.Е.
 

Leave a Reply

13 − 7 =