О Чарльзе Шульце, Михаил Златковский

Как всегда с большим запозданием – мы далеко живем от центра мира – пришла весть, что на 77 году жизни не стало на этом свете Чарльза Шульца – мировой легенды в среде карикатуристов.

Шульц стал легендой не из-за популярной серии маленьких комиксов -стрипов о смешных приключениях Земляных орешков – Peanuts, которую он придумал давным-давно. Хотя сама серия и является знаменитой из-за особой недетской философии ее героев.

Особая популярность Шульца в его баснословных гонорарах – в течении последнего десятилетия он неизменно занимал первые места в списке журнала Forbes, посвященном заработкам художников-журналистов.

Причем в этих списках он всегда был первым с колоссальным отрывом от всех остальных карикатуристов. Ну, возможно ли себе вообразить, что карикатурой можно за год заработать 70 миллионов долларов!? Как-то оказавшийся вторым в этом списке Джефф Мак Нейли, политический карикатурист “Chicago Sun”, заработал всего (!) 12 миллионов. А так – никто и близко не подбирался к шульцевским цифрам.

Скрупулезно подсчитаны -количество опубликованных рисунков знаменитой серии – что-то около 370 тысяч, количество стран, где Орешки регулярно появлялись в средствах массовой информации- 77, и даже приблизительно известна общая сумма гонораров – по разным оценкам от 700 миллионов до 1 миллиарда!

Эти сумасшедшие цифры не только от публикаций в газетах, это и воспроизведения Снуппи – любимой детьми собачки и других героев Орешков на майках, кружках, полотенцах и сарафанах…в рекламе, да – везде… Раскручивая Шульца и его непритязательные рисуночки, целый департамент синдиката King Features, с которым он был связан многолетними контрактами, доказал, что продать можно ВСЕ. Единственное, что требуется от карикатуры – она должна быть доступна для понимания (желательно на уровне детского сознания) и мила.

Положение Шульца было, есть и останется в американской карикатуре совершенно особым – конечно же, не из-за его мастерства художника, а из-за денег. В мире чистогана положение в социуме зависит не от того, какой ты художник по сравнению с Гойей, Дюрером, Домье…Топорм… Работает весьма популяпная аксиома – “Если ты такой умный – почему ты такой белный?!” Впрочем, эта сентенция начинает и у нас доминировать… А еще, помните? “Деньги не пахнут”.

Мне довелось видеться с Шульцем в 1993 году в Бока Ратон, пригороде Майами -жилом массиве для выше среднего уровня класса, где на огромной площади в два гектара происходила закладка Первого камня в фундамент Музея Карикатуры. Конечно, поскольку дело происходило в Америке, то- самого-самого… самого большого, самого богатого, самого престижного музея, но пока – размещенного только в маленьком строительном вагончике. (В два этажа огромное здание музея было открыто в 1995 году).

На торжественные мероприятия 1993 года были приглашены все знаменитые американские карикатуристы. Среди них ничем не выделялся в своем поведении и скромный, красивый, бодрый и спортивный старичок Шульц – так же дурачился, веселился, пил и таскал с блюд всевозможных фуршетов куски заливной рыбы и мазал халявную икру на полбатона хлеба.

Но в Новый свет Джо “приехал не с этой шуткой”, а с идей, давно вызревавшей в умах многих художников и только Джо реализованной наконец – издание специализированного журнала по проблемам карикатуры и парадоксального искусства.

Небогатый венгр вложил все свое состояние в этот роскошный журнал, вся его семья – жена и трое сыновей работали над изданием “Witty World”. К 1993 году вышло около 14 номеров, где освещались все новости и проблемы международного движения в карикатуре. Журнал имел бы большой спрос в мире, если б не его цена – неподъемная для художников стран второго и третьего мира – 8-10 долларов за номер.

Джо делал все возможные акциии по продвижению журнала, но… почти без результата. Многие художники хотели бы получать регулярно журнал, но вот платить… это ж надо было переводить деньги в США, а и до сих пор эта процедура проблематична. Да и большие деньги…

Самая большая акция Джо и его журнала – проведение Международной выставки карикатуры в Будапеште в 1989 году. Толпы народа и толпы карикатуристов со всего мира – это был самый большой форум карикатуры за все ХХ столетие. Два парохода по Дунаю с бесплатной выпивкой, сплошные круглые столы и конференциии, симпозиумы по обмену опытом, по новой технике, по цензуре, по защите прав и авторского права…акции против плагиата, роскошные и доступные молодые мадьярки, королевский дворец с выставкой в Пеште, ночи напролет в беседах, спорах, знакомствах… пиво и водка рекой… Было впервые ощущение настоящего профессионального праздника и нужности тебя и твоей работы – сплошные интервью для ТВ, радио, газет – рушились Стены холодной войны и изоляции…

Но – это был краткий миг счастья. Будапешт не дал серьезного приращения тиража журнала. Джо все больше и больше сталкивался с денежной проблемой в издании. Единственным рынком, способным прокормить журнал оставалась Америка из-за огромных гонораров карикатуристов здесь. Огромных, конечно же, только по сравнению с остальным миром. Сто долларов – это обычный гонорар за рисунок в Америке, в то время как в какой-нибудь Индонезии это полугодовая зарплата.

А вот Америка не приняла журнал. По единствнной причине – Джо со своим европейским мышлением видел свой журнал форпостом философской карикатуры, карикатуры Хода, Приема, Гэка, а никак не изданием про политическую ежедневную карикатуру Америки, не журналом о искусстве комиксов.

В Америке обобщенной карикатурой занимаются 5, ну от силы десять человек, среди которых по-настоящему интересным (ну, напрмер – по моему счету…) только один – Бред Холланд (как-нибудь время придет – покажем его рисунки). Да и то – он в последние годы исчез со страниц центральной печати – занялся живопиью.

Если не принимать в расчет великого Сола Стейнберга -Бога в нашем деле при жизни – это явление хотя и существующее в американской культуре, тем не менее, абсолютно неестественное… (О Стейнберге потом, в следуюших выпусках).

А вот ежедневной, актуальной политической карикатурой занято около тысячи художников, причем многие из них на так называемых штатных должностях в редакциях газет – Трюдо,. Олифант, тот же Мак Нейли. Это первые имена. (У нас только Меринов и Богорад на ставках).

Да прибавьте сотни и сотни авторов комиксов – и больших, на несколько страниц, а то и книг, и – маленьких – strip cartoons – 4-6 картинок, где признанными лидерами Джим Девис со своим котом Картфильдом, Мел Лазарус, Серджио Арагонес, я уж не говорю о коллективах (меняющихся не одно деситилетие) авторов Супермена, Бетмена и других Пауков. И лидер продаж на этом поприще – Чарльз Шульц.

Джо Сабо пришлось по ходу дела менять в Америке профиль своего журнала – он стал все больше и больше освещать американскую тематику – Джо напечатал даже несколько хвалебных страниц о творчестве Шульца и о других богатеньких мастерах. Никаких результатов – никто не помогает. Общее, казалось бы, дело – журнал про вас, карикатуристов, но – нет, безразличной оказалась Америка.

И вот – счастливый случай свел Джо со всеми великими в одном месте. В Америке эти встречи, особенно вечеринки -parties – используются максимально продуктивно – не может быть и речи о том, чтоб кто-то нажрался там, валялся под столом, блевал в хозяйской ванной или с балкона… Ни-ни! Все используют шанс завязать нужные связи, знакомства, все готовятся заранее – к кому и как подойти вовремя, эдак, непринужденно, как равный с равным заговорить и незаметно свернуть на нужную тему…

Джо блестяще справился с задачей – он выцаганил у Шульца свидание-аудиенцию на следующий день. Джо был счастлив – Шульц, который совершенно не любит деловых контактов и общается только через своих агентов и менеджеров, согласился побеседовать в своем номере отеля о проблемах журнала Witty World. Немалую помощь оказал Джо и я – в ту пору был экзотической для Америки звездой советской политсатиры – гость Госдепартамента…

Джо имел право просить меня о помощи – вот уже несколько лет я исполнял в журнале функции соредактора по странам Восточной Европы.

На следующий день мы были в президентском номере у Шульца, который мило и с интересом нас выслушал. Говорил и жестикулировал, конечно же, больше Джо – это был его звездный час! Я только поддакивал о важности журнала и желательности помощи в размере 30-40 тысяч на благое дело – сущий пустяк для Шульца. Тем более, что Сабо клялся отдать обязательно эту сумму – вот, как только раскрутит журнал.

-Ну, что ж, – сказал Шульц,- убедили!

Звучало это по-американски весьма ободряюще – Well, well, well…

Великий и всемогущий Чарльз Шульц поднялся с кресла и удалился в соседнюю комнату – конечно же, за чековой книжкой!

Джо выдыхнул и сглотнул слюну: – А вдруг 50 даст!?

Старик медлил… И вот он вынес из спальни …

Он вынес…

Джо и мне в подарок…

В его руках были две белые майки с собакой Снуппи!


Leave a Reply

4 × 5 =