Французская карикатура в 20м веке, Галина АККЕРМАН

Французская карикатура в 20м веке, Галина АККЕРМАН

В начале 20 века всплеск карикатурной активности приходится во Франции на знаменитое дело Дрейфуса, французского офицера, еврея, обвиненного в измене родине и передаче шпионских сведений врагу. Как известно, это дело вызвало невиданный накал страстей – рост антисемитизма у одних, рост гражданского сознания у других. На сторону Дрейфуса встал великий французский писатель Эмиль Золя, в то время как два талантливых карикатуриста, Жан-Луи Форен и Карандаш, не пощадили ядовитой сатиры, чтобы заклеймить и самого Дрейфуса, и выступившего в его защиту Золя.

Карикатура времен дела Дрейфуса

Карикатура времен дела Дрейфуса: «Из гроба доносятся беспокойные звуки. Министр войны: – Вы чего-то желаете, господин Дрейфус?». Из коллекции Музея живой истории, г. Монтрей.
© Musée de l’Histoire vivante – Montreuil

Другой темой-катализатором оказывается принятый в 1905 году закон об отделении церкви от государства. Антиклерикальные карикатуры оказываются весьма действенным оружием сторонников этой реформы.

Подлинный всплеск карикатуры связан с Первой мировой войной, когда она процветает во всех воюющих странах. Во Франции основанный в 1893 году журнал «Смех» превращается к 1915 году в «Красный смех». С той же энергией обрушивается на читателей и немецкий сатирический журнал «Кладдерадач», то есть в переводе «Бум-бадабум», который естественно изображает в карикатурном виде французов и их союзников.

Однако, пресса не всегда служит государственным интересам. Так, в 1915 году знаменитый художник-экспрессионист Георг Грос и его друг, выступающий под псевдонимом Джон Хартфильд, выступают с чисто пацифистскими карикатурами, требуя прекращения бессмысленной империалистической войны. В 1923 году тот же Грос изображает Гитлера в виде смехотворного и одновременно страшного Зигфрида.

Во Франции период между двумя войнами – это период быстрой смены стилей, быстрой художественной эволюции. Постепенно все большее значение приобретает фотография, которая считается более объективной, чем живопись. Соответственно, карикатура становится еще более критической, продолжает свое сближение с журналистикой. Именно в это время рождается так называемая редакционная карикатура, которая помещается рядом с редакционной статьей. Чаще всего – это быстрый рисунок карандашом, с лаконичной надписью, который отражает в сконцентрированном виде точку зрения самого органа прессы. Именно такому типу карикатуры отдает предпочтение знаменитая французская сатирическая газета «Канар аншене» («Закованная утка»). Основанная в 1915 году, эта популярная газета до сих пор выходит в Париже.

Канар аншене

Логотип сатирического еженедельника “Канар аншене”
Фото: canardenchaine.com

Процветает карикатура и в вишистской Франции, когда худшие антисемитские, антикоммунистические и про-нацистские симпатии части французского общественного мнения находят выражение в полных ненависти карикатурах на евреев и на мировой еврейский капитал. Именно такую позицию занимает газета «Же сюи парту» («Я – всюду»), которой руководит известный интеллектуал-коллаборационист Робер Бразияк, после освобождения расстрелянный за свое активное сотрудничество с нацистами. Кстати, любопытно, что многие интеллектуалы и художественная интеллигенция, в том числе Валери, Мориак, Камю, Кокто, Колет, просили у генерала де Голля помиловать Бразияка, но он не отменил его казнь.

Разумеется, ряд карикатуристов во время войны предпочли вступить в ряды сопротивления и публиковали свои карикатуры в подпольной прессе. Так поступил, например, Рауль Каброль, который в 1938 году опубликовал ставшую популярной карикатуру на истошно вопящего Гитлера, за что Гестапо разыскивало его в течение всего оккупационного периода.

После войны одним из излюбленных сюжетов карикатуристов становится генерал де Голль. Именно облик де Голля приносит славу карикатуристу Ролану Муазану, который возвращается к более живописной традиции в карикатуре. В целом, вторая половина 20-го века опирается на массовую культуру, в которой все большее место занимают комиксы, кино и телевидение. В 1960-70е годы появляются новые сатирические газеты, которые связаны с протестными движениями этого периода и в особенности с маем 1968 года.

Стоит вспомнить, например, одного из самых ангажированных карикатуристов, Сине, который начал в 1958 году сотрудничать с еженедельником «Экспрес», осуждая режим генерала Де Голля и алжирскую войну. Затем, в 1963 году, он создает собственную газету «Сине-массакр» («Сине-бойня»), а затем ряд других сатирических публикаций. Его еженедельное издание «Харакири» подвергается запрету после издевательского извещения о смерти Де Голля: «Трагический бал в Коломбе: один погибший». Коломбе – это родная деревня генерала.

Наследником всех этих публикаций становится сатирический еженедельник «Шарли эбдо», который существует и поныне. Именно там публикуют свои блестящие карикатуры лучшие французские мастера: Топор, Кабю, Волински, Сине. Вполне естественно, что большинство карикатуристов находятся в оппозиции к власти – такова сама природа жанра. Когда карикатурист пытается защищать власть, как бессменный Жак Фезан в Фигаро, его карикатуры становются куда менее яростными. Но таков путь, например, избранный одним из самых известных карикатуристов Франции, Плантю, который уже много лет почти ежедневно публикует свои карикатуры в серьезной газете Монд. Плантю сам признавался, что ему не нравится слишком ядовитая сатира – он взвешивает каждый штрих, предлагая скорее размышление над действительностью, чем злобное издевательство над тем или иным персонажем.

Впрочем, политики приучаются к идее, что с сатирой нужно уживаться. Дошло до того, что несколько лет назад тогдашний председатель Национального собрания Франции Жан-Луи Дебре предложил ряду известных карикатуристов выставить сатирические портреты политиков в Музее парламента в Версале. Демократический жест Дебре, наверное, заставил бы Домье перевернуться в могиле, но в современной Франции это становится правилом игры.

Ле гиньоль де линфо

«Ле гиньоль де линфо»: персонаж ведущего
Фото с сайта canalplus.fr

Как ни парадоксально, наибольшее процветание карикатуре в ее новом выражении приносит телевидение. В 1984 году два британских продюсера, Питер Флек и Роджер Лоу, создали для ББС серию «Спиттинг Имидж», буквально образ для оплевывания. Это – прототип всех будущих Кукол. Вскоре во Франции появляется сначала «Бебет Шоу», а затем «Ле гиньоль де линфо» («Клоуны информации»). Огромная аудитория и соответствующие сборы от рекламы гарантируют существование этих программ, и правительствам не удается оказывать давление на дирекцию телеканалов. Однако, наибольшая свобода у карикатуриста – на интернете, где к тому же развиваются новые технологии морфинга и других манипуляций образа. У карикатуры – большие перспективы, но ей могут предстоять и большие битвы, как показывает гигантский скандал вокруг датских карикатур на пророка Магомета.


Leave a Reply

11 + 9 =