Памяти Васи Дубова

17 декабря исполняется ровно 20 лет, с тех пор как не стало известнейшего, не только в среде карикатуристов постсоветского пространства, художника Васи Дубова.

Его неожиданный уход поразил тогда всех, и долго еще многие не могли смириться с тем, что не стало искрометного весельчака, воистину народного юмориста Дубова чьи работы в крокодиле и в других изданиях вызывали однозначную реакцию – смех, но не просто, а смех осмысленный потому что в каждой его работе был заложен подтекст подчас остро социальный.

Ни что не вызывало сомнения в его здоровье, может быть только его вечно сиплый и простуженный голос, но глядя на его могучую фигуру, широкую кость и вечный хохоток, кто бы мог подумать что этот человек чисто по-русски не очень здоров. Поверхностный диагноз «любовь к выпивке» мало о чем говорит, возможно хоть это и могло ускорить его уход – не было первопричиной, скорее всего что-то внутреннее, какая-то неустроенность, а она была и внешне (он жил без семьи, в пансионате, был оторван от ежедневного общения с коллегами и друзьями, а при встрече с ними «отрывался»), при его, как мне кажется, детском характере и чувствительности он был склонен к серьезным внутренним переживаниям, что позволяло его карикатурам быть осмысленными, а самому сгорать в них без остатка. Кстати, он не высоко ценил свою манеру рисования, говоря что рисовать он не умеет и ему сложно выразить мысль при такой скованности в графике, и это при том, что он окончил Художественное училище Имени 1905 года в Москве. Но как ни странно – именно эта «неумелая» манера приклеилась к его персонажам в фуфайках и стала брендом, которая как и в случае с Виталием Песковым не позволяет даже приблизиться к ней другим карикатуристам, на столько она своеобразна!

По-сути он был хоть и грустный, но клоун и любил клоунничать в жизни: одевал парики заимствованные у приятеля – профессионала, балагурил и хохмил невзирая на официальные лица на мероприятиях любого уровня. Вася нарушал некоторые общепринятые нормы, и это проходило, например: он прислал мне письмо-треугольник военного образца, с любезно –предупредительной надписью на обороте «Не бойся Марат, это не похоронка». Юмор – вполне на его уровне, но почтари тоже оказались не промах – письмо дошло! Без марки!
Хочу отметить его равнодушие к славе. Имея персональные колонки в журнале “Крокодил”, он не кичился, а был, что называется “своим парнем”. Его дипломы, некоторые призы и каталоги, хранились в беспорядке, в сундуке, который находился в неотапливаемом сарае. Это добро он как-то показал мне со смехом, будто-бы стесняясь.
Сейчас у меня возникло ощущение того, что он почувствовал закат карикатуры и конец «Крокодила».
Конечно же это мои настроенческие домыслы, пока жива карикатура, жива и память о Василие Дубове.
Его острые и смешные рисунки пользуются успехом на первоапрельских выставках в Москве где он неизменный участник до сих пор.

Марат Валиахметов
14.12.2013 г.


Leave a Reply

3 − one =