Vaysbord Mark

Moscow, Russia

Карикатурист, штатный сотрудник журнала «Крокодил».
— Здравствуйте, Самуил Маркович. С чего бы нам начать беседу?
— Думаю, с начала.
— Это мысль. Итак?
— Начал свое существование в 1918 году. Начал печататься ровно через двадцать лет. Мой первый рисунок опубликовала газета «Социалистична Харкивщина».
— Это, наверное, где-то на Украине?
— Да. Там есть такой город, Харьков, откуда я родом.
— Понятно. Дальше.
— Еще через десять лет — первый рисунок в «Крокодиле». И темы.
— Не все читатели хорошо представляют себе, что такое темы. Растолкуйте, пожалуйста.
— Сюжет для карикатуры. Я по натуре человек не жадный. Придумаю тему, а рисует ее кто-то другой.
— И сколько же тем вы придумали?
— Точно сказать не могу. Больше четырех тысяч. Я говорю, конечно, о реализованных, то есть напечатанных.
— Уникально! А вы не преувеличиваете?
— Скорее всего, преуменьшаю. Впрочем, проверьте. Моими темами пользуются не только крокодильцы, а и художники «Перца» (Украина), «Чаяна» (Татария) и других сатирических изданий.
— Скажите, Самуил Маркович, при создании темы — что прежде всего возникает в вашем воображении: ассоциативный образ или литературно-драматургический ряд? Превалирует ли динамика сюжетной схемы либо, напротив, статическая композиция? Словом — познакомьте, пожалуйста, поклонников вашего искусства со своей творческой лабораторией: как вы придумываете темы?
— Охотно. Дело, мне кажется, вот в чем: за каждую принятую редколлегией тему выписывается гонорар. Эта хорошая традиция и является основной движущей силой при рождении темы.
— Спасибо. А рисунки? Сколько опубликовано ваших рисунков?
— Ну, я скажу, а вы опять не поверите. Так что подсчитайте лучше сами. А я вам перечислю основные издания. Помимо журналов, газеты “Правда”, «Комсомолка», «Советский спорт», «Вечерка»… И так далее. И юмористические сборники, выпускаемые издательствами «Правда», «Советский художник», «Московский рабочий», «Физкультура и спорт»… Еще проиллюстрировал двадцать книжек «Библиотеки «Крокодила». Потом разнообразия ради сочинил свою под названием «Острословы». Она вышла в 1982 году.
— Расскажите подробнее.
— А что рассказывать? Типичная мемуарная литература. Я вспоминаю о встречах с известными кузнецами нашего сатирического цеха, о смешных случаях в их жизни. Герои моих новелл — Борис Ефимов, Михаил Черемных, Леонид Утесов, Александр Безы-менский, Борис Пророков, Юрий Федоров, Иван Семенов, Виталий Горяев и многие еще. В конце книги — «Мимоходом», мои афоризмы.
— Так вы и афоризмы пишете?
— Ну, это так, между прочим. Всего-то я опубликовал их меньше тысячи.
— А скажите, Самуил Маркович, почему вы всюду подписываетесь «Марк Вайсборд»?
— Не я первый. Марк Твен, если помните, тоже на самом-то деле звался Сэмюэлем.
— Ваше семейное положение?
— Тяжелое. Потому что количество родственников возрастает все время в арифметической прогрессии. Если жена у меня только одна, то детей — уже двое. А внуков — три! Возможно, частично за это я был удостоен звания заслуженного работника культуры РСФСР.
— Кстати, о званиях, наградах…
— Пятижды (если есть такое слово) лауреат Крокодильской премии, шестижды (гм…) — премии журнала «Перець». Награжден орденами и медалями за участие в Великой Отечественной войне. Ну, это, как вы догадываетесь, не за рисунки… Крокодильский Нестор, король тем, аксакал карикатуры…
Между прочим, «аксакал» в переводе на русский означает «белая борода». Так же как и «вайc борд».

С. Спасский,
заместитель главного художника
“Мастера советской карикатуры”, 1986 год

 

Пир остроумия
Именно так когда-то назвал тематические совещания в “Крокодиле” Лебедев-Кумач, бывший одно время ответственным секретарем журнала.
В самом деле, если кому-то из читателей захочется посетить темное совещание, проходящее обычно в Продолговатом зале редакции, его непременно поразят раскаты смеха, реплики, шутки, остроумная перепалка. Наверно, такого не бывает ни в одном журнале, даже ни на одном эстрадном представлении.
Причем обычно смеются не над остроумно решенными темами, а, наоборот… над незадачливым автором рисунка или темы. Все небольшое пространство зала как бы пронизало короткими молниями острого слова.
Но после грозы обычно ничего не остается вещественного, кроме лишь озона, да и тот быстро улетучивается. Расходятся темисты, художники, литераторы, и их охватывает обычная мирская суета, не всегда, к сожалению, связанная с весельем. Шутки, репризы уходят в небытие.
Уходили бы, если бы не скромный, молчаливый человек, сидящий в самой гуще людей (я подозреваю, что он выбрал именно это место, чтобы лучше слышать).
Это всевидящий, всеслышащий и записывающий все достойное внимания Истории Марк Вайсборд, или проще — Крокодильский Нестор.
Когда все расходятся, Марк Вайсборд достает потрепанную книжечку и незаметно вносит туда несколько лишь ему понятных иероглифов.
Из этих иероглифов и родилась лежащая перед вами уникальная книжка.
Надо сказать, что сам Крокодильский Нестор — великолепный каламбурист, репризист, перефразист, афорист и пр. и пр.
Но это уже другая история. Может, когда-нибудь кто-нибудь напишет другую, еще более любопытную книжку «Жизнь и производственная деятельность Марка Вайсборда, художника, темиста, летописца “Крокодила”.
А сейчас читайте «Острословов» и убедитесь, что крокодкльцы шутят не только на страницах журнала, а и, так сказать, в житейской повседневности.

 

Е. Дубровин, главный редактор журнала «Крокодил»
Издательство «Правда». Библиотека Крокодила 1982 г.

 


Leave a Reply

twelve + 3 =