Ушац Михаил / Ushac Mikhail

Карикатурист, график, художник театра
 
Родился 14 апреля 1927 г. в Симферополе.
В 1954 г. окончил Московский Архитектурный институт. В 1956 г. опубликовал первый сатирический рисунок в журнале “Крокодил”. С 1963 г. начал работать как театральный художник. Всего оформил более 120 спектаклей. Автор ряда сценариев для сатирического киножурнала “Фитиль”, стихов, пародий, эпиграмм.
Рисунки Ушаца включены в сборник “106 современных карикатуристов мира” (Дом  юмора и сатиры Габрово). Участник 34 международных выставок. Персональные выставки в Москве (1980 г. и 1996 г.) Лауреат биеннале юмора и сатиры в искусстве (1972 г. Габрово). Лауреат всес. фестиваля театров за оформление оп. “Шинель” и “Коляска” на музыку  А.Н.Холминова (Московский Камерный театр 1977 г.).
Член Союза художников СССР,  член Союза московских архитекторов, член Московского Союза журналистов, ветеран журнала “Крокодил”.
 
У меня давно возникло желание проинтервьюировать своего соседа по дому – архитектора, художника театра и карикатуриста, графика и сценариста, поэта и мастера полиндрома Михаила Лазаревича Ушаца. Вся его жизнь проникнута состязанием с нашими семьями за право продолжительных телефонных разговоров (так получилось, что у меня и моего дяди спаренные телефоны и именно с Ушацами – у меня с ним самим, а у дяди – с племянницей). В одном из телефонных разговоров он признался своему собеседнику, что он уже 40 лет живёт со спаренным телефоном и сосед стал его музой, вот хотя бы в стихотворении “Новая песенка крокодила Гены”
 
А если ещё и послушать о чём он говорит, так это вообще, то анекдот расскажет про “велосипедик”, то частушку споёт. По всему миру разбросаны его графитти – “Ушац”, или “Здесь был Ушац”, вообще он хочет объединить всех Ушацев мира. Человек, чья фамилия переводится как, “у богатства” из Гуляй Поля, чей отец пожимал руку Нестору Махно.
 
Все друзья дяди Изи
Получили по визе
И текут за границу рекой.
И неясно соседу,
Почему я не еду,
Почему я инертный такой?
А я играю на гармошке
У посольства на виду.
Может, тоже (чуть попозже)
Сам туда зайду.
 
Прежде всего Ушац – хохмач, о себе ведь он говорит: “Не родись богачом, а родись хохмачом”
 
Источник: chibisovitc.livejournal.com
 
Ушац
 
Никак вспомнить не могу: кто из наших известных советских писателей, еще в шестидесятые годы выступая по радио, сильно ругал некого Ушаца. Мол, есть у нас в стране некто Ушац, который взял за обычай везде ставить свой автограф. Куда не поедешь, куда не прилетишь, обязательно увидишь след этого мерзавца: то на скале распишется, на которую только отец Федор мог залезть, то на стволе древнего кедра вырежет свою фамилию, или вдруг в темноте сталактитовой пещеры накарябает…

Везде напакостил Ушац, возмущался известный писатель. Вот поймать бы его, да надрать ему уши! Я знал одного Ушаца по рисункам в “крокодиле”, и сразу подумал: это про него говорил писатель. Но твердой уверенности не было.

Однажды, будучи в командировке от завода в Москве, зашел я в редакцию “Крокодила”, чтобы предложить те¬мы. Волновался, боялся, но меня приняли хорошо: усадили на стул у стеночки, сказали: “У нас, юноша, сегодня как раз такой день – обсуждаем темы. Посидите, поглядите на мэтров, это полезно!

 
Сижу, смотрю, как мало-помалу собираются мастера. И стал я угадывать, кто есть кто. Сразу угадал. С. Кузьмина, Ю. Федорова, потому что они оказались похожи на свои рисунки. Еще кого-то угадал. Был свидетелем остроумного экспромта: когда в кабинет ввалился крупный мужчина с тяжелой авоськой и увесистым портфелем, кто-то тут же возопил”.
 
– О! Битный небитного везет!
– Но, сколько ни пытался, так и не угадал, кто из них Ушац. Может, его и не было вовсе? С тем и ушел, счастливый от соприкосновения с тайнами творчества.
Каково же мне было вечером обнаружить на моей сумке, с которой ходил по городу, начертанный фломастером автограф: “Ушац”!
 
Где он меня настиг – в метро, или в крокодильском коридоре – не знаю, Но настиг!
 
Нежный ему привет!
 
Юрий САМАРИН, Пенза
 
Когда была у Михаила Лазаревича Ушаца, сказала ему: –  Жаль, что у Вас нет компьютера, может, кто-нибудь из ваших друзей покажет вам? Ведь в интернете много о вас есть написанного? – Серьезно? А что же про меня пишут?  – Ну, например про ваши автографы… Михаил Лазаревич сразу стал  серьезным. Я увидела, что ему стало неловко, неприятно. –  Вы знаете, я никогда в жизни не оставил ни одного такого автографа, как обо мне рассказывают! Ни одного! Ни на стульях, ни на стенах, нигде. Однажды, в институте мы обедали с моими товарищами в студенческой столовой и один из них нацарапал на аллюминевой вилке слово УШАЦ другой аллюмимневой вилкой.  Нам было интересно попадется ли эта вилка к нам опять. На второй день – нет, на третий – нет, а на четвертый – эта вилка оказалась у нас. Мы посмеялись и все. Но отсюда пошла эта легенда.

 

Мария Домбровская

 


Leave a Reply

10 + one =