Shukaev Evgeniy

Moscow, Russia

Немного о Шукаеве:

…Самым ярким среди художников был, бесспорно, Евгений Шукаев. Человек с незаурядным характером и своеобразным юмором, талантливый, как личность, так и художник. Во время работы главным художником журнала, он оставался еще и просто художником, причем блистательным, как по живости и остроте характера, так и сложности композиции, насыщенности ее деталями. С его именем связаны воспоминания многих «крокодильских» коллег. Выразительная внешность, зычный картавый голос, дружба с «зеленым змием», острая реакция на ситуацию и еще более острые и неординарные ответы и поведение. Однажды мы с моим другом Сергеем Овчинниковым зашли в его крохотную мастерскую, заваленную книгами, старой сломанной мебелью с помоек, иконами, горшками, тоннами рисунков, вырезками из газет и прочим хламом. Мы поставили на маленький кривобокий столик на одной ножке бутылку водки и кусок вареной колбасы. Женя, а так все звали Шукаева, вынул один грязный граненый стакан, налил себе водки, молча выпил, потом второй, затем стал искать нож – нарезать колбасу. Тщетно потратив время на поиски ножа, он, нагнувшись, стал шарить рукой где-то под батареей. После долгих усилий он вытащил обломок залитого жиром и окутанного паутиной топора с прилипшей сухой тряпкой. Размахнувшись левой рукой, а он был левша, Женя рубанул по куску колбасы топором. Колбаса, жирная и раскисшая от жары, крупными брызгами разлетелась во все стороны и по всем углам мастерской, а стол от удара треснул и развалился

Дорогой  читатель!

Сегодня   мы представляем Вам художника-сатирика,
прекрасного рисовальщика Евгения  Александровича  Шукаева. Приводим его короткий рассказ о себе. — Родился я в 1932 году.
Как только встал на ноги и вышел на улицу — начал рисовать. Рисо¬вал машины, чаще пожарные.
Рисовал людей. В 4 года впервые увидел мультипликационный фильм. Тут же решил, что когда выросту — пойду в институт кино — пусть меня тоже научат.
И   вот,   наконец,  в   тридцать  лет  окончил  Всесоюзный   государственный институт  кинематографии  и  сделал   первый  сатирический  фильм. Стал сатириком.
С детских лет любил читать «Крокодил», рассматривал с интересом карикатуры, пробовал рисовать сатирические картинки сам. А позна¬комился с «Крокодилом» только в 1955 году.
Большая и дружная «крокодильская» семья художников во главе с крестным отцом В. Горяевым приютила меня.
На протяжении ряда лет в журнале было опубликовано множество рисунков, объединенных общей темой «Герои не нашего времени». Все мои «герои» взяты из жизни.
Поездки   за   границу давали   мне   материал  для  рисунков  на  междуна¬родные темы. Работаю. Рисую. Рисую много.
Продолжаю преподавание во ВГИКе и публикуюсь в «Крокодиле». Женат. Растет дочь, тоже рисует. И как утверждают некоторые, не хуже меня.
СМЕНА ПОКОЛЕНИЙ (И.П. Абрамский “Смех сильных)
К следующему поколению карикатуристов принадлежит и Евгений Шукаев. После службы в армии он окончил Государственный институт кинематографии, работал художником-мультипликатором. В «Крокодиле» начал сотрудничать в 1955 году, сразу обратив на себя внимание виртуозной легкостью рисунка, одухотворенного и лаконичного.Работает Шукаев уверенно и быстро, буквально на лету схватывая характерные особенности человека. Он обладает умением так динамично запечатлеть движение, что ощущаешь в рисунке словно еще не замершие его следы.
Вот почему художнику удаются журнальные иллюстрации, всегда изобретательно скомпонованные и точно отражающие мысли автора. Сатирические рисунки художника всегда выразительны, но лишь иногда смешны. И смешны в тех случаях, когда он зарисовывает саму по себе смешную сцену, подмеченную в окружающей жизни. Поэтому сатирически насыщен его рисунок, изображающий глубокого старика отца, представляющего сыну свою новую молодую жену-красотку: «Петя, познакомься — это твоя мама…» («Крокодил», 1957). Содержательны его рисунки на международные темы. Вот, к примеру, «Царь-пушка» («Крокодил», 1970). Это динамичная зарисовка группы интуристов в Кремле. Хотя человеческие фигуры только слегка шаржированы, но художнику удалось, как всегда скупыми изобразительными средствами, создать оригинальную композицию с весьма характерным типажом. Ничего смешного в ней нет, и улыбка расцветает только после прочтения подписи: «Опять Москва предложила оставить только такое ядерное оружие…» И сразу удачная зарисовка превращается в запомнившуюся карикатуру на врагов мирного сосуществования. Такова сила остроумного литературного образа!
В рисунках Шукаева привлекает неизменная острота формы. Он любит необычные ракурсы человеческого тела, не боится смелых поворотов и движений. Художник рисует на самые разнообразные темы, но любимая его область— человеческий быт, в особенности жизнь молодежи.
Шукаев создал целую серию рисунков «Герои не нашего времени», все время пополняя ее новыми листами, в которых нередко добивается элементов убедительной типизации. Вот парочка молодых беспечных родителей. Расфуфыренная модница-мать дает подержать своего грудного ребенка бабушке: «Подержите, мама. — Надолго? — До совершеннолетия…» («Крокодил», 1962). А стиляжный папаша беспечно улыбается, засунув руки в карманы. В рисунке есть одна доходчивая деталь. Художник наблюдательно показал, как юная мамаша держит в выхоленной руке соску. Сколько презрительного нетерпения вложил художник в жест юной мамаши, спешащей сбагрить так быстро надоевшую ей детскую соску. А вот девушка того же типа в другом рисунке («Крокодил», 1969) хлопочет у открытого холодильника, доставая себе еду. Обожающие родители выглядывают из-за угла кухни: «Радуйся, отец, наша дочь сама добывает себе пищу!» Нужно заметить, что в этом листе художник явно пренебрег психологической правдой. Вместо осмеяния типичной бездельницы он увлекся оригинальностью ракурса, нарисовав привлекательную девушку, которой сам явно любуется. В результате острая, злободневная сатирическая тема не получила убедительного графического решения.
Шукаев принадлежит к школе Бродаты. Его упрекают часто за это, находя в манере рисования большое сходство. Но даже работать «под Бродаты» или «под Горяева» дано далеко не всякому. А главное, что это не подражание, а единство художественных взглядов, единое понимание методов отображения действительности.

———

Евгений Александрович Шукаев принадлежит к молодому поколению талантливой крокодильской школы художников

 

Это человек, влюбленный свою профессию. Он рисует всегда — на заседании, в театре, на прогулке. Художник чувствует характеры с оих персонажей и умеет их выявить лаконично и выразительно.

 

Эти ценные качества часто сочетаются с артистической непосредственностью рисунка, кажущегося порой чуть торопливым. Но если вглядеться, всегда найдешь в нем счастливо схваченные жизненные черты.

 

Шукаев рисует на самые разнообразные темы, включая международные, но любимая его область — человеческий быт, и особенно жизнь молодежи, которую он запечатлевает ярко и изобретательно.

 

Если здесь у художника находится подмеченный в жизни юмор и добрая улыбка, то он становится совсем другим, когда со злостью разит стиляг, бездельников, тунеядцев. Шукаев создал специальную серию рисунков «Герои не нашего времени», непрерывно пополняя ее новыми листами, в которых он нередко добивается подлинной типизации.

 

В его рисунках привлекает неизменная острота формы. Он любит необычные ракурсы человеческого тела, не боится оригинальных композиций, смелых поворотов и движений. Но вместе с тем Шукаев чужд пустого изыска, его за рисовки насыщены всегда наблюденностью деталей, достоверностью.

 

Достаточно сопоставить несколько зарисовок «Из альбома художника», чтобы убедиться, насколько смело использует он самые различные изобразительные средства в зависимости от темы рисунке. От колоритной гаммы цейлонской девушки до сдержанного и строгого пейзажа Подмосковья, тонко выявленного обаяния старого Таллина.

 

Евгения Шукаева считают последователем Льва Бродаты. Ну что ж, у него явно неплохой вкус. Очень почетно принадлежать к школе такого замечательного рисовальщика.

 

Рассматривая генеалогическое дерево нашего сатирического рисунка, приятно увидеть, как пышно разрослись идущие от Бродаты многочисленные ветки и побеги. Здесь мы увидим и таких больших мастеров, как Виталий Горяев, Леонид Сойфертис.

 

Обладая собственным творческим лицом, они унаследовали у Бродаты необычайно острое постижение жизни, глубокий взгляд художника, поражающие по точности детали географии рисунка.

 

Eвгений Шукаев находится в периоде творческого роста, и остается пожелать ему по-прежнему настойчиво искать, увлекаться, черпая жизни все новые сюжеты и темы.

 

И. Абрамский

 

Из серии “Мастера советской карикатуры”; издание “Крокодила”; Москва; 1965 г.

 


Leave a Reply

twenty − 3 =