Subhanov Saifillo

Карикатурист, график, художник, иллюстратор

Каждый зритель воспринимает работы изобразительного искусства по уровню своего кругозора, образования, культуры и воспитания. Особенно этот прогрессивный мир новых технологий и бурной информации каждодневно вносит свои коррективы на окружающий мир.
Изменения взглядов, переориентация ценностей естественно изменила отношения людей на мир, внутренние духовные перевоплощение сказываются уровню людского восприятия настоящего. Соц.реализм ХХ века давно перестали быть приоритетным, модернизм, авангардизм или импрессионизм тоже в реале считается не таким уж недосягаемым. Революционные процессы в изобразительном искусстве уже не новость, а просто историческая реал ХХ века. Искусство тоже стала размашистым, независимым от всяких идеологий, от интриг. Значит, все возвращается в свои круги. Это говорит о том, что при всем направленности или деидеологизме искусства приоритетным является все же его красота и грация. 
Исходя из этого, я хотел бы, начать, рассказ о творчестве художника Сайфуллы Субханова подчеркнув одно, речь пойдет не только о творчестве художника, чей труд или работы воспринимается сегодня как неотъемлемый часть современного искусства Узбекистана, а работы этого художника сегодня по своему маневру, методом показа изображения является авангардом в своей направленности. Типичный характер холерика, изменчивость его от оптимизма до пессимизма, требовательность ко всему окружающему, в том числе самому себе сделали его натуру щепетильной к своему делу, к своей профессии.
При оценке Субханова- художника следует учитывать два обстоятельства, или говоря языком науки два фактора. Во первых, противоречивость его положения и убеждений. Постоянная борьба его Я и его окружающего мира. Постоянное стремления к познанию и противоречия этого познания к его же стремлениям найти своего Я. Он неординарен во всем. Для него от гневно- мятежного борца до осмотрительного консерватора всего полшага. Все эти непримиримо противоречия его личности, мировоззрения и дарования воплощаются в его творчестве. Через все сомнения и поиски в творчестве Сайфуллы проходит одно неизменное стремления, сделать человека собственником своей судьбы, освободив его ум от догм и предрассудков. 
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ДУХ МОСКВЫ
НАЧАЛО ВСЕГО: СТАНОВЛЕНИЯ ХУДОЖНИКА
Прежде всего Сайфулла Субханов широко известен как художник-сатирик, чьи работы регулярно появлялись на страницах журнала «Муштум» 60-80 годы прошлого века. Именно карикатурные работы не только прославили, но и особую роль сыграли в становлении художника. Начальным исходным моментом творческого процесса являлись непосредственно увиденное, наблюденные и осмысленные зорким и умным художником. Глубокий человеческий смысл открывается в том, мимо чего в жизни вы могли пройти не задумываясь.
Каждая неожиданность или случайная встреча может кардинально повлиять на судьбу человека или изменить её. Если бы начинающий художник возвращаясь из Москвы на своей пути не встретился бы с художником Медведевым, окажись в другом поезде, или хотя бы в другом купе, даже встретившись не заведи речь об изобразительном искусстве, о художниках кто бы знал кого бы сейчас представлял художник Субханов. От судьбы не убежишь. Именно встреча с Евгением Медведевым, затем знакомства с асами современной графики с Виталием Горяевым, с Евгением Щукаевым, с Леонидом Сойфертисом изменили представления Субханова об изобразительном искусстве, о рисунках, о графике, о живописи, вообще о жизни. Но и этого была бы мало если все эти занятии, окружения не совместились бы его стремлением чего нибудь достичь в этой жизни, старанием получить большого от оказанной милости судьбы, беспощадным трудом.
Иногда кажется что у него есть черты трудоголика. Но никто не возразит если скажем, мастерство художника приходит только от полученного удовольствия его от своего же труда. Как то Сайфулло вспоминает: «Мы очень тщетно занимались над рисунком. Медведев говорил: «Сайфулло не кажется ли тебе что у тебя рисунок падает, наброски твои не отвечает реалии.» Тогда я еще раз, еще раз переделывал свои наброски, что бы он пришел к своей кондиции. Те практические занятия для меня была целым состоянием души. Даже не могу вообразить провинциальный паренек из далекой Бухары в Москве в окружении мастеровитых художников, живет с ними, рисует с ними, это же сильнее всего чего можно научится в академическом ВУЗе, когда о твоем каждом шаге в творчестве знают гении графики, когда под наблюдением ты оттачиваешь свой перо, когда каждое движения рисунка под присмотром ассов. Вот так я проводил целые сутки, крепя прежде всего духовно.» Затем, Евгений Медведев и Сайфулла Субханов проведут несколько дней в Бухаре и в Самарканде. Сделают несколько набросков в старых частях этих городов. Колорит этих древних городов, цвет солнца, местами заменяющийся с тенью, неординарность хижин, оригинальность каждого растущего дерева, и все остальное, арыки наполненные водой, чайханы не пустующиеся от улыбчивых стариков, дети вонзающие мяч от одного вора в другую, это все была отражена в их рисунках. 
Дни не проходили в пустую. Каждый день был чудесен со своей краской. Вернувшись в Москву они продолжали работ ать над увиденными на юге колоритом. Гоген тоже помните одухотворялся от колорита островитянок, и создал несколько гениальных работ. Так что колорит солнца и светлого неба всегда привлекала взор художника. Многое дала Субханову и каждодневные выставки на различные темы в выставочных залах, в галереях и в музеях. Знакомясь с работами многих художниках страны, он брал для себя что то новое. Различные колориты, различные линии рисунков обогащали его кругозор, его воображения.
5-6 летние скитания в Москве, не прошли даром. Вернулся Субханов в Ташкент будучи уже художником- карикатуристом, мастером рисунка. Работая в начале в журнале «Муштум», а затем в «Санъате» Субханов уже стоял твердо в ногах как карикатурист, график, мастер станковой и журнальной графики. Вообще сатерическое оружие занимает значительное место в художественном арсенале Субханова. Первые печатные работы тоже являются карикатурными работами. В своих сатирических работах он язвительной насмешкой высмеивает те плачевные состояния, больной мозг бюрократизма и иных аппендиксов быта. Сатирические рисунки Субханова убеждают не только отрицательные черты характера персонажей но и открывает те выражения жизненной достоверности от которых надо избавить окружающий ас мир.
Сайфулло работает много. Работы над графическими эстампами, плакатами, журнальными рисунками продолжавшиеся до глубокой ночи оттачивали его мастерство. Теперь он от талантливого художника постепенно превращался мастеровитому. Окружения Ташкента отличался от московского. Но и здесь были свои метры. Одним из них Тельманом Мухамедовым Субханов хорошо подружился. Талант Мухамедова была безгранична. Его графика особо протягала любителей искусства. Особенно работы над узбекскими народными сказками захватывали своей страстью знатоков изобразительного искусства. «От Тельмана я научился многого, – вспоминает Сайфулла,- его резкость и ход линии, изящный маневрированность рисунка были посвоиски красивыми и грациозными. Тельман сам был человеком своелюдным, с ним было интересно беседовать, его кругозор давно переходило грань того времени. Но жаль одно, такие люди признаются только после того как они покидают этот мир.»
Эти времена были временем определения художника как творческой личности имеющего свое Я в этой жизни, перед теми кто его окружает.
КНИЖНАЯ ГРАФИКА,
РАБОТА НАД АКВАРЕЛЬНОЙ ТЕХНИКОЙ
Графические листы Субханова живут самостоятельной жизнью. В них отражены мир на котором творит художник, осмыслены те ценности на которых упирается его воображения. Особенно эти чувства являются приоритетными в работе над книжной графикой. Когда художник работает над произведением художественной литературы, в первый план выходит специфика его работы. И как бы ни был интересен по сюжету и хорош по исполнению рисунок, зритель чувствует необходимость связи изображения с текстом. Выразительность и сила воздействия графического произведения должна еще совпадать с качеством содержания литературного текста. Процесс создания рисунка изначально подчинен образному выражению для заранее данного содержания. При работе с текстом мастер кисти и пера не может не обратиться к жизненным наблюдением, к зрительскому памятью. Именно этого мы можем увидит в работе над Ходже Насреддином, типаж которого найдет именно в наблюдениях над движением нас окружающих людей. Он убеждает зрителя своей достоверностью, жизненной правдой, хотя наш герой или сказочный, или относится к средневековой истории. Индивидуальность черты характера Субханова в том что, эти жизненные наблюдения проходят у него строжающий отбор. Магический дар Субханова и которому его работы обязаны своеобразным очарованием, – это тонкий и умный юмор.
Графическая техника Субханова разнообразно. Художник хорошо владеет и пером и акварелью. Цветовое решения его рисунков подчинены смыслу. В каком бы материале ни работал, к каким бы приемам не обращался техника в его рисунках никогда назойливо незаявляет о себе. Художественная цельность, полная слитность изобразительной формы и внутреннего содержания- непременное качество всех работ художника.
Эти стороны таланта художника и проявляются во многих направлениях его работ. Его рисунки стремятся самостоятельности одного типажа от другого. Этого можно увидеть во многих работах Сайфуллы. «Ёрилтош». Это сказка или эпос о любви и ненависти. Художник работая над серией этого произведения стремился к одному, что бы зритель, сдает ими являются дети почувствовал или побывал во внутри этого эпоса, был един душой с героями, с героинами, что бы понял что мир не только состоит от плохого, есть и прелести которыми обязательно надо пользоваться. Работая над этими сериями художник находит неординарных подход к рисунку и акварелью, каждая щель, то есть фон бумаги работает особой краской и играет вместе с другими красками акварели.
Субханов вспоминает: «Не смотря на то что, я работал над многими книгами мне хотелось бы найти что то новое, оригинальное и по стилю и по маневру работы, что бы она отличалось своей изящности от других моих работ. Может быть по этому я обратил свой взор к классическому эпосу «Ёрилтош». Мне недавала покое как найти стиль над моим Ёрилтошем. Я полностью отказался от юмористической техники присущей моему характеру. Сначала использовал спокойние лирические линии. Затем попробовал использовать технику гуаша. По ниму создал шесть графических работ. Мои исследования продолжались. Эта и была основным движком в избрание мной техники акварельной работы. Опыт накопившийся с этим эпосом, я начал использовать и в других работ. В работа над произведениями «Хамса» (Пятерница) Алишера Навои, над другим народным эпосом «Тахир и Зухра» Каждая работа над акварелью очаровывала меня своей изящностью. 
Для Субханова каждый рисунок, который он создает прежде всего произведения искусства. Любые графические средства для образа надо использовать максимальной отдачей. Кажущееся зрителю легкой и непринужденной манера исполнения рисунка на самом деле- тоже результат большого настойчивого труда.
СТАНОВИЛСЯ ХАРАКТЕР ХУДОЖНИКА
Мать Сайфуллы хорошо заботилась о своих детей. Молодые годы проходили как бы по масле, без нужды. Но ко всему этому мать была еще и требовательно, каждая иголка была в её контроле. По этому окончив среднюю школу Сайфулла подрабатывал художником то в парке культуры и отдыха, то в хлопкозаводе. Даже, на поездки в Москву хватало то что он находил от оформительских работ в Бухаре. Может, по этому характер его уже в начале становился самостоятельным, независимым. Может, тогда он обрел черты иметь на все собственное мнения. Языком искусствоведов хотел бы сказать, для становления художника художником необязателен долгий путь. Ван Гогу например, достаточно была тех 5-6 лет что бы в его полотна стали гениальными. Главное, что бы кропотливый труд и божьей дар воплощались друг с другом.
В становление художника, если он с природным даром особую роль играет то как он познает мир, как он представляет в себе природу.
Сайфулла как бы изначально готовился к встрече с природой. Серия «Человек и природа» долгое время лежала в душе художника как несбыточная мечта. Первые наброски этой темы он накидывал, еще те юношеские года прогуливаясь по старым улицам, аллеям и паркам древней Бухары. Первые образы тоже рождались в те поры. Он тогда даже может, и не подозревал, что через многие годы он возвратится к этой теме. Прошли годы. Теперь взрослый, с долголетним опытом жизни маэстро снова взяв кисть обратил взор к теме человек и природа. Долгие мысли о композиции и цвете будущих работ постепенно возрождали первые штрихи картин. Так в один в прекрасный день Сайфулла начнет работу над сериями «Человек и природа». После плодотворных работ с карандашными линиями, он начинает работать с гуашью, темперой, с акварелью. Ему постоянно кажется что, что- то не хватает. Карандашные композиции у него отбирают много времени, иногда они кажутся бесконечными. Создает линогравюрные эстампы. Это все как бы предрекает о приближающем громом творческой волны. И вот настает тот день, когда художник прикрепляет холст в мольберт и раз за разом начинает работу над картинами этой серии. Самое главное все эти работы попали в один поток творческого воодушевления. Как то Фридрих Ницше писал: «Ни один поток не велик и не богат сам по себе; его делает таковым то, что он воспринимает в себя и ведет за собой столько притоков. Так обстоит дело и со всем духовно великим. Все определяется тем, что человек дает направление, которому потом должны следовать многие притоки, а не тем, обладает ли он с самого начала богатым дарованием или нет.» Сайфулла как бы нашел свой кураж. Он течет по тому потоку русло которого он сам по тому направлению нужную прежде всего для самого себя. 
Композиция «Мой дворик» типична для этих местностей. Художник от природы принимает то состояние на котором строится его композиция, но цвет подбора, штрихи они настолько изящны, настолько экстравагантны, настолько доточены по своему исполнению что каждый зритель в нем найдет именно то что нужен ему. Подход к нему нестандартен по своему исполнению. Но вся красота работы именно в том что она нестандартна, оригинальна. Художник говорит: «Картину надо писать только тогда когда ты духовно готов к нему, тогда когда у тебя в душе созрела необходимость к тому что ты пишешь. Даже когда ты её начал ты должен окончить его вольным, ощутив себя независимым от исхода начинаний».
Например, картина «Двор» у Субханова отняла более пяти месяцев. Различные наброски, этюды и эскизы к этой работе, перепробованные варианты дались художнику невообразимом трудом. Художник вспоминает, что некоторые детали картины он даже видел во сне. Иногда просыпался глубокой ночью, или ранним утром и снова начинал работать. Были времена когда отключал телефон, не подпускал никого и всем мысли мои были только в этой картине.
Субханов много исследовал. Смотрел, изучал книги Филонова, Куприна, Сезанна, Гогена, Ренуара, Матисса. Увлекался художественной литературой о жизни художниках. «Помню однажды,- вспоминает Сайфулла,- как то в Москве на Третьяковской галерее я долго задержался под картиной «Над вечным покоем» Левитана. Будь то, бы я стал частью этой картины. Морские волны, секреты, незнакомые ощущения.… Все кипела у меня. Я немог сдвинутся. Все как будто со мной случается. А в другой раз я хотел попробовать случится ли со мной это во вторично. Я опять приехал в галерею, опять в стал перед этой картиной. Нет, ничего не повторилась.
Художник сам по себе философ. Отношения его к жизни тоже философски. Бытие, Время, Мораль, Духовное богатство- это все воплощается в характере художника. Художник не может быть творческим лицом если он живет на том пространстве где живут и другие смертные. «Художник, который постоянно созерцает, чувствует и мыслит, видит предметы в их высшем величии, в их наиболее выразительной действенности и чистейших и высших сил его духа поднимают его до уровня всеобщего и могут вести до пределов творческих возможностей.» Эти слова Гете актуальны и сегодня. Кабы творческая личность прежде всего должен чувствовать себя как созерцателя, творения его прежде всего должны служить миру как олицетворения красоты, грации.
Источник: Абдквали Эгамбердиев, доктор искусствоведения. Личный архив автора.


Leave a Reply

20 − 12 =