Nevahovich Mikhail

Saint Petersburg, Russia

1817–1850

карикатурист, издатель первого в России юмористического сборника «Ералаш» (СПб., 1846–49)

Автор публикуемой пьесы-пародии Михаил Львович Невахович (6 VI 1817, Варшава – 23 VIII 1850, Одесса), } известный в свое

время петербургский художник-карикатурист, был сыном литератора Л. Н. Неваховича (1776-1831), переехавшего в Петербург из Варшавы и опубликовавшего несколько философских, богословских и критических сочинений, а также драму “Сульоты, или Спартанцы XVIII столетия” (1809), которая с успехом шла в петербургском театре. Старший брат карикатуриста, Александр Львович Невахович (ум. в конце 1880-х годов), драматург и переводчик, служил начальником репертуарной части императорских театров.

М. Л. Невахович с 1829 г. учился два года в Горном корпусе, затем в разное время служил в Курляндском уланском полку, в Сумском и Клястецком гусарских полках и в 1841 г. был по болезни уволен в отставку с чином штаб-ротмистра. Он поселился в Петербурге и в 1842 г. женился на известной танцовщице Т. П. Смирновой.

Невахович не получил специального художественного образования и самоучкой начал рисовать карикатуры и шаржи, которые пользовались успехом в петербургском обществе. В 1845 г. у него возникает идея создания периодического карикатурно-юмористического сборника, и в следующем году он начал выпускать такое издание – первый русский иллюстрированный сатирический журнал под названием “Ералаш”. Всего вышло 16 выпусков журнала, в которых отражались различные стороны петербургской общественной жизни, литературы, искусства. Особым успехом пользовался шарж Неваховича “Шествие в храм Славы” (1846), в котором были изображены в карикатурном виде известнейшие писатели того времени. Затрагивал “Ералаш” и социально острые вопросы: винные откупа, показную филантропию, проделки аферистов и т. п. “Невахович бесспорно имеет право на имя первого русского карикатуриста в смысле современном, – утверждал М. Н. Лонгинов. – Конечно, “Ералаш” нельзя назвать совершенным; но вспомним, что это было первое русское издание в своем роде и уже породило подражателей. Вспомним то богатство колкой остроты и неподдельной веселости, которое рассеяно в листах “Ералаша”, и подивимся этому неисчерпаемому юмору”. {Современник, 1850, т. XXIII, No 10, с. 207.} А по выходе первых выпусков журнала рецензент “Библиотеки для чтения” заявил: “Признаюсь, мне очень понравилась эта поэзия в картинках, умная, толковая поэзия, написанная черным карандашом и белыми стихами. Что перед ней наша рифмованная проза, которая всем надоела, так что даже дева, луна и мечта перестали ее читать?”. {Библиотека для чтения, 1846, т. LXXVI, No 5, отд. VI, с. 2.}

В 1849 г., в пору “цензурного террора”, “Ералаш” был закрыт властями за “предосудительное направление”.

Другое сатирическое издание Неваховича – “Волшебный фонарь”, альбом карикатурных листов, выпускавшихся в виде приложения к “Литературной газете” (редактор В. Р. Зотов) в 1848 г. Однако вместо намеченных 52 листов было выпущено только 16, после чего печатание их прекратилось, видимо, также из-за цензурных препятствий. {Подробнее об этом см. в нашем комментарии к письмам М. Л. Михайлова к В. Р. Зотову (Литературный архив, т. VI. М.-Л., 1961, с. 139-140).}

Пьеса “Эдуард XII, король Англии” была написана Неваховичем для “Ералаша”. Зотов называл ее: “историческая хроника в пяти действиях, в стихах, с маршами, пожарами, сражениями, разрушением хижины и великолепным спектаклем” – и вспоминал, что к этой хронике Невахович “составил целую серию карикатурных сцен и рисунков, которыми хотел занять целый выпуск “Ералаша” 1849 года”. {Исторический вестник, 1890, т. XL, No 4, с. 111. Там же (с. 111-113) приведены первое действие и пересказ остальных действий пьесы. Зотов ошибочно назвал пьесу “Эдуард CXII”. Эта ошибка повторена в нашей статье “Шекспир и царская цензура” (Звезда, 1964, No 4, с. 202).}

Внешне “Эдуард XII” осмеивал исторические пьесы Шекспира. На это должны были указывать и ремарка: “Действие происходит в Англии во времена междоусобий”, и псевдоанглийские имена действующих лиц (в частности, “герцог Глочестерский”, имитирующий английское написание имени Глостера – Gloucester), и реплика герцога Глочестерского: “А мне скорей – коня! коня!”, пародирующая известный возглас Ричарда III (в прошлом – герцога Глостера) в одноименной хронике: “Коня! коня! Все царство за коня!”. {Цит. по переводу, который мог иметь в виду Невахович: Шекспир. Перевод с английского Н. X. Кетчера. Ч. III, вып. 9. Ричард III М., 1842, с. 153.}

Однако Шекспир был внешней завесой. В действительности пародия имела другой адрес. Зотов в своих воспоминаниях прямо указывал, что Невахович “написал остроумную пародию на исторические и драматические фантазии, поставляемые Кукольником и его последователями”. {Исторический вестник, 1890, т. LX, No 4, с. 111.} И, конечно, заключительный выход герцога Глочестерского со словами:

Отечество, спаслось ты от врага!
Не будет больше здесь его нога! –

должен был вызывать ассоциации не с шекспировскими хрониками, а со знаменитой казенно-патриотической драмой Н. В. Кукольника “Рука всевышнего отечество спасла”, которая нравилась Николаю I и прославлялась официозной печатью.

Напечатать свою пародию Неваховичу не удалось. В. Р. Зотов писал об этом: “Цензура запретила и пьесу, и рисунки. Напрасны были и переделки названия в “Герцога Глочестерского”, и совершенное исключение из трагедии короля, его наследника, цареубийства: во Франции, в Германии, в Австрии вспыхнули революции, и потому русская цензура сделалась строгой до абсурда. В ней тоже произвели своего рода революцию – только в реакционном направлении – Мусин-Пушкин, цензоры Елагин, Фрейганг и другие достойные их сподвижники”. {Там же, с. 113.}

Автограф “Эдуарда XII” сохранился в архиве В. Р. Зотова, в той его части, которая поступила в Рукописный отдел ИРЛИ в составе собрания П. Я. Дашкова (ф. 93, оп. 2, No 177, л. 4-9).

http://az.lib.ru/n/newahowich_m_l/text_0020.shtml

 

 


Leave a Reply

five + three =