Krasauskas Stasys

Vilnus, Lithuania

Карикатурист, художник-график

Среднюю школу закончил в Каунасе. В 1948—1952 годах учился в Вильнюсском государственном институте физкультуры и спорта. Неоднократно завоёвывал звание чемпиона Литовской ССР по плаванию в различных стилях на разные дистанции.
Художественное образование получил в Художественном институте Литовской ССР в Вильнюсе (1952—1958). С 1961 года преподавал в Художественном институте.
Похоронен на Антокольском кладбище в Вильнюсе.
Творчество
Создавал в различных техниках (ксилография, литография, линогравюра, офорт) станковые гравюры и иллюстрации к литературным произведениям. Произведениям свойственна метафоричность, лаконизм и экспрессия белых линий на чёрном фоне. К наиболее известным произведениям Красаускаса относится линогравюра «Юность» (1961), использованная в качестве эмблемы журнала «Юность» («круглое девичье лицо с пшеничными колосьями вместо волос»). Она воспроизведённа и на надгробии художника.
Автор циклов иллюстраций к поэмам Юстинаса Марцинкявичюса «Кровь и пепел» (ксилография, 1960), «Стена» (автоцинкография, 1969), к книге стихов Эдуардаса Межелайтиса «Человек» (ксилография, 1961—1962; бронзовая медаль на Международной выставке книжного искусства в Лейпциге, 1962; Государственная премия Литовской ССР, 1965), к книгам Межелайтиса «Кардиограмма», «Авиаэтюды», к книге А. Венцловы «Знаешь ли ты тот край?» (1964), а также к поэме Роберта Рождественского «Реквием» (1961), «Сонетам» Уильяма Шекспира (автоцинкография, 1966), «Песне песней», поэме Владимира Маяковского «Владимир Ильич Ленин» (1970).
Среди других работ — цикл серия гравюр «Движение» (1971), цикл эстампов «Вечно живые» (1975; Государственная премия СССР, (1976).
В основу цикла «Вечно живые» лёг сюжет фрески, созданой неизвестным германским художником на фасаде кирхи в Зеленополье (Калининградская область). Заменив германскую каску М-16 на изображение советского шлема СШ-40, Красаускас адаптировал образ погибшего солдата для советской аудитории.

Награды и звания
Награждён орденом «Знак Почёта».
Бронзовая медаль на Международной выставке книжного искусства в Лейпциге (1962)
Государственная премия Литовской ССР(1965)
Заслуженный деятель искусств Литовской ССР (1968)
Государственная премия СССР (1976)
Народный художник Литовской ССР (1977)
Лауреат Государственной премии Литовской ССР(1965), заслуженный деятель искусств Литовской ССР (1968), лауреат Государственной премии СССР (1976), народный художник Литовской ССР (1977).

 

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%B0%D1%83%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%81,_%D0%A1%D1%82%D0%B0%D1%81%D0%B8%D1%81

 

За его плечами — широкими плечами сильного жизнерадостного человека — не стоят долгие десятилетия упорного творческого труда. Стасис Красаускас молод, ему всего 35 лет, и лишь десять из них он отдал самостоятельному творчестау. Но прошел он большой, очень большой путь, на ноторый иным, возможно, потребовались бы десятилетия.

 

Что больше всего поражает в этом признанном, широко  уже  известном  литовском  мастере  графики? Во-первых,  многогранность таланта  и   неуемность творческих дарований! Вот вы знакомитесь с тонким солнечным лириком и уже настраиваетесь на  следующую «лирическую» встречу, а перед вами вдруг встает реалист с резкими, как бы  преувеличенно  яркими деталями  бытаи  характеров.

 

Драматическую взволнованность иллюстрации к поэме Ю. Марцинкявичюса «Кровь и пепел» сменяет трагедийний пафос и напряженная графическая простота гравюр  к «Реквиему» Р. Рождественского. А в блестящих циклак работ к «Человеку» и «Кардиограмме» Эдуардаса Межелайтиса он словно собрал воедино и перевоплотил все   разные  свои «Лики». Перед нами   интимный и  вместе с  тем монументальный сплав  поэзии и философской мысли. Красота и мысль передаются удивительно тонкой и изящной линией на черном массиве. Художник никогда слепо не следует воле автора, он расширяет его мысль, обогащает ее, иногда  даже   спорит с ним. Пассивность   и инертность чужды С. Красаускасу.

 

Казалось бы, чего уже нельзя ждать от Стасиса Красаускаса, так это сатиры. Но, к счастью, это не так, и даже бывало на оборот: в начале его пуги  иные  видели  в  нем  исключительно  сатирика. Как и для каждого большого художника, так и для С. Красаускаса не существует «низкик» и «высоких»  жанров. Он  любит сатирический задор, смелую, гротескную форму. Его шаржи, зарисовки, карикатуры поражают, веселят, вызывают гнев. Пороки людские, отрицательные черты быта — это не только теневая сторона нашей чудесной жизни. Для художника это и область фантастического.   Беспощадный, добрый  и увлекающийся в своих гиперболах и сравнениях — таким предстает перед нами С. Красаускас-сатирик.

 

Наверное, завтра раскроются новые грани а того бурного таланта. Мы горячо желаем, чтобы и в его сатирической струе засверкали новые блики.

 

М. СЛУЦКИС из сборника «Сатира Шаржи Иллюстрации», Издание крокодила, 1964 г.

 


Leave a Reply

16 + fourteen =