Крамб Роберт / Crumb Robert

Вольный пересказ статьи в “The Australian” Андрей Фельдштейн

 

На одной из своих ранних работ Роберт Крамб изобразил себя одиноким подростком, стоящим у берега реки. В пузыре над его головой можно было прочесть: « Я стану великим художником, и они пожалеют, что отвергали меня». Well, он стал, и они пожалели…

 

Крамб – просто образчик молодого и непризнанного гения, полностью себя реализовавшего. Он действительно стал великолепным художником, настоящим героем альтернативной культуры. Его неподражаемый стиль и бешенная продуктивность помогли полностью переосмыслить комикс, как форму графического искусства.

 
В янвяре 1966-го, в возрасте 23 лет, очкастый, коротко остриженный, нескладный с головы до ног, Крамб прибыл в Сан Франциско. «Я помню это так хорошо, потому что это было, пожалуй, важнейшее решение в моей жизни» – рассказывает Крамб. Он проделал долгий путь из «ужасного» Кливленда и «ужасной» работы – иллюстрирования поздравительных открыток. 
 
«Это было здорово» – рассказывает Крамб. «Представьте себе вечеринку размером в город, где все по-настоящему любят друг-друга». Напомним, 1966-й был годом Лета Любви. Увы, это не могло продолжаться вечно: наркотики (за год до этого Крамб впервые попробовал ЛСД) и проституция в конце концов разрушили очарование царства хиппи. Но в 66-м и 67-м Сан Франциско был потрясающим, исключительным местом.
 
“Казалось, наступила новая эра, хотя уже тогда вокруг происходило масса идиотизма” – говорит он о поздних 60-х в Сан Франциско. Меня отталкивала глупость хиппи, мне не нравилась их музыка и одежда. Я просто не мог играть в эти игры. Меня все раздражало»
 
Очень быстро он становится весьма популярным карикатуристом, из под его пера выходят серии комиксов, впоследствии вошедшие в историю жанра: Zap, Head, Bijoux Funnies, Fritz the Cat, Mr Natural и Keep on Truckin’. На страницах его книжек сияло калифорнийское солнце, цвели ромашки, а герои совершали наркотические «путешествия».
 
«Успех вначале довольно здорово ударил мне в голову. Представьте себе парня – абсолютного лузера в отношениях с девчонками, который вдруг оказывается окруженным постоянным 
вниманием. Это было фантастическое чувство!» – рассказывает Крамб. «Помню, что особенно потрясла моих подружек обложка, которую я сделал для альбома Дженис Джоплин (Cheap Thrills). В 1967-м это была вершина успеха! Я совершенно свихнулся и менял герлфрэндш одну за другой» – говорит он, смеясь. «Jesus, я чуть не угробил себя. Такие были времена!»
 
Крамб начал рисовать и мастерить комиксы еще ребенком. Он не получил формального 
образования, но никогда не прекращал делать наброски, иллюстрировать. Около шести лет назад он взялся за тему, которой никто от него не ожидал, учитывая богохульный характер всего его творчества. «В течении долгого времени я изучал историю древних государств, античные документы, и как-то само собой родилась идея создать комикс об Адаме и Еве» – рассказывает Крамб. Так появилась на свет Книга Бытия, Иллюстрированная Р. Крамбом.
 
Прежде чем приступить к иллюстрации первой книги Ветхого Завета Крамб долго изучал образ жизни древних семитских кочевников, их инструменты, шатры, одежды и прически. Кроме историчесх книг художник использовал кадры из классических голливудских фильмов, таких, например, как «Десять заповедей» Сесила Де Милла.
 
Понятно, Крамб не ожидал, что все абсолютно примут его библейский комикс. Он просто старался быть предельно точным в своем изложении каждой из 50 глав от момента создания мира и Адама с Евой до приключений Иосифа и его братьев. В книге множество детально прорисованных второстепенных персонажей и эротических сцен.
 
 
 
Книжка, вышедшая в 2009-м году имела коммерческий успех и была доброжелательно принята критиками. Однако непрерывное многодневное рисование совершенно опустошила автора. «Я должен хорошенько отдохнуть, прежде чем я возьмусь за какой-нибудь новый большой проект» – признался художник.
 
В конце 80-х Крамб и его жена и соавтор, художница Алин Комински-Крамб, покинули Калифорнию и переехали жить в Южную Францию. Их дом постройки семнадцатого века заполнен книгами, картинами и пятитысячной коллекцией антикварных пластинок. Во Франции он обожает блошиные рынки, поезда и систему здравооохранения. «Здесь удивительно красиво» – рассказывает он. «В некотором смысле нам было непросто адаптироваться. В начале нашей жизни здесь я мало что понимал во французском менталитете, но теперь я знаю достаточно, чтобы не болтать о вещах, в которых не разбираюсь».
 
«Мы живем в своем маленьком мире, который мы привезли с собой из Калифорнии» – говорит Крамб. «Я просто парень, сидящий в своей комнате, в своей крошечной выдуманной вселенной.»
 
http://en.wikipedia.org/wiki/Robert_Crumb
http://lambiek.net/artists/c/crumb.htm
http://www.theaustralian.com.au/news/ar … 6096314581
 


Leave a Reply

4 × 5 =