Gurov Evgeniy

Moscow, Russia

Карикатурист

Гуров Евгений Александрович родился в Москве в 1925 году в семье художника. В 1943г. вступил в ряды Красной Армии. Во время войны рядовой Гуров воевал на 4-м Украинском фронте и был награжден орденом Отечественной войны 2 степени, медалями “За оборону Москвы”, “За боевые заслуги”, “За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.”, “40 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-45гг” и другими. После войны Е.Гуров работал художником в многотиражной газете. На протяжении всей жизни он активно сотрудничал с журналом “Крокодил”. С 1956г. Е.Гуров – член Союза художников СССР, а с 1960г. – член Союза журналистов СССР.
Он являлся участником более 80 всесоюзных, республиканских, московских и зарубежных выставок. Евгений Гуров входил в число 106 лучших мастеров международной сатирической графики и в число 10 лучших карикатуристов СССР. На выставке заслуженного художника РСФСР Евгения Александровича Гурова представлены 50 работ: оригиналы рисунков из журнала “Крокодил”, плакаты “Крокодила”, серии цветных линогравюр “Свободу народу Чили” – 1974-77гг., и “Ироническая мифология” – 1979-83 гг. 14 мая 1994 года Евгения Александровича Гурова не стало. В настоящее время известные работы его сатирической графики находятся в фондах культуры нашего Отечества.
Музей России

 

— Евгений Александрович, вы родились в Москве, в 1925 году?
— Да.
— В течение пяти лет вы посещали изостудию Дома пионеров? Да. Пять лет вы служили в армии?
— Да.
— Пять лет вы работали в заводской многотиражной газете?
— Да.
— Ваши первые детские рисунки были карикатурами?
— Да.
— Евгений Александрович, вам было семь лет, когда на Международной выставке детского рисунка вы выставили карикатуры на темы классовой борьбы? 
— Да. Семь лет.
— Принимали ли вы участие в московских, республиканских, всесоюзных и международных выставках?
— Да.
— Ваша персональная выставка была в 1975 году в Берлине, Грайце и Потсдаме?
— Да.
— С 1949 года ваша главная работа— это рисунки для «Крокодила»?
— Да.
— Но вы еще работаете в плакате, в книжной иллюстрации? Даже, кажется, пишите?
— Да.
— Ваша книжка «Ничего форс-мажорного» вышла в свет в 1984 году?
— Да.
— Евгений Александрович, вы домосед?
— Да.
Но вы проехали Советский Союз от Одессы до Владивостока, от Крыма до Камчатки, от Батуми до Мончегорска. Бывали за границей. Плавали по Северному морскому пути. Какой же вы домосед?
—  И все-таки я домосед, потому что не люблю выходить из дома в магазин, в кино, в парикмахерскую.
—  А путешествовать
— всегда готов!
—  Вы любите рисовать плохих людей, потому что не любите их?
— Да.
— Ваш любимый карикатурист — Иван Малютин?
— Да. И еще Аминадав Каневский.
— Ваш любимый живописец—Ренуар?
— Да. И Федотов тоже.
— Ваш любимый поэт—Маяковский?
— Да. И Пушкин, конечно.
— Ваша любимая книга «Граф Монте-Кристо»?
— Да.
— Особенно, наверное, вторая часть, в которой наказаны все мерзавцы?
— Да.
— Ваше хобби—это книги, внучка и, конечно, телевизор?
— Да.
— Вы черпаете сюжеты своих работ из жизни?
— Да.
— Теперь традиционный вопрос: в людях вы больше всего цените чувство юмора?
— Да.
— Наконец, интимный вопрос. Вы болеете за «Динамо»?
— Нет. За «Спартак».
Редакция приносит свою благодарность Евгению Александровичу Гурову за то, что он сумел уделить нам время для интервью, в котором так ярко и подробно рассказал о себе и своем творчестве.
Предисловие к авторскому альбому из серии “Мастера Советской карикатуры”, 1986 год.
КРОКОДИЛ. Сегодня мой старый друг, художник Евгений Александрович Гуров, знакомит нас со своим, если так можно выразиться, 
творческим хобби. Расскажи-ка, Женя, об этих линогравюрах.
ГУРОВ. Это иллюстрации к рассказам воронежского писателя Гавриила Троепольского.
К. А почему ты выбрал именно Гавриила Николаевича?
Г. Так уж, нравится он мне. Он в своих произведениях может быть злым и ироничным, как Щедрин, и вдруг — добрым, как…
не знаю, как кто. Ну, ты ведь читал его «Белый Бим Черное ухо»? Тогда ты меня поймешь. И потом он, как сейчас модно говорить, «лепит» поразительно яркие образы. Воспроизводить их — одно удовольствие. Недавно я был в Воронеже и преподнес писателю оттиски гравюр.
К. Как он реагировал?
Г. Ничего, не ругался. И даже подарил свою книжку. Между прочим, я и сам люблю писать рассказы,
юмористические.
К. Получаются?
Г. Ну, с Троепольским я равняться не смею. И потом все-таки у редакторов, я заметил, есть какое-то предубеждение. Ты, мол, художник? Ну, вот и рисуй. Это мне напоминает транспарант, который я видел в прокатном цехе легендарной Магнитки: «Не выполняй работу, если она тебе не поручена».
К. Странный лозунг. По-моему, он глушит инициативу…
Г. Нет, все правильно. Это же горячий цех. Там каждый должен четко исполнять свои
обязанности, иначе недолго и до беды.
К. Действительно… (После небольшой паузы.) Вижу, ты и в «Агитплакате» сотрудничаешь?
Г. Да, и, знаешь, это очень помогает в работе над журнальной карикатурой. Привыкаешь мекать самое лаконичное, выразительное
решение, отбрасываешь второстепенные детали.
К. А это что за плакат?
Г. Это просто афиша моей персональной выставки, которая проходила в Берлине и в других городах ГДР.
К. Ну и как зрители — хорошо приняли выставку?
Г. Вот такой эпизод: очень меня благодарила одна берлинская учительница. Дело в том, что среди ее учеников был двоечник, такой равнодушный, ничем не интересующийся балбес. А побывал с классом на выставке — и загорелся, не оторвать его было от рисунков, «Геноссе Гурофф,—сказала учительница,— теперь я, кажется, нашла ключ к моему ученику». Я, честное слово, был рад не столько за себя, сколько за нее.
К. Хочу познакомить читателей еще с одной стороной деятельности Гурова. При моей редакции регулярно работает клуб «Ча-ча». Спешу
пояснить: название вовсе не означает «чача», а, наоборот, «чашке чая». На этих моих посиделках с самоваром крокодильцы встречаются с интересными людьми, с коллегами-сатириками. А готовит заседания и председательствует на них всегда Гуров, бессменный президент клуба. Скажи, президент, а зачем ты взвалил на свои плечи такую хлопотливую обязанность! Времени девать некуда?
Г. Просто я люблю непринужденность и веселье на этих встречах, особую крокодильскую атмосферу. Помнится, интересная встреча была с Валентином Катаевым…
К. С артистами Романом Карцевым и Виктором Ильченко, с писателем Михаилом Жванецким…
Г. Помню заседание, посвященное Михаилу Кольцову…
К. Константину Ротову, Эмилю Кроткому и так далее.
Г. Так же весело мы старались отмечать юбилеи и других наших мэтров: Кукрыниксов, Ивана Семенова…
К. А кто из современных карикатуристов лично тебе больше по душе?
Г. Трудный вопрос. Среди них у меня много любимых художников, а кроме того, и просто друзей.
Обидятся еще, если не назову их!..
Беседу застенографировал Б.Спасский, 1976 год

Евгений Гуров и Юрий Черепанов

История городов и стран пишется, как известно, историками. На основании дошедших до нас документов, мемориальных памятников, произведений искусства ученые год за годом воссоздают давно минувшую эпоху и оснащают историческую хронику та­ким количеством подробностей, будто они. сами были очевидцами описываемых событий.

Так создается история всерьез, история без кавычек. Ну а в шутку? Можно ли -дела давно минувших дней, преданья старины глубокой» изложить шутливо? Оказывается, можно. Оказывается, и шутливый язык рассказа о событиях, ставших уже легендарными, может быть убедительным. Блестящее доказательство тому — знаменитая серия Жана Эффеля «Сотворение мира». Но французский художник в этом смысле не одинок. И до него представители веселого жанра в графике обраща­лись к исторической теме. Она дает творческий импульс многим современным кари­катуристам.   Наверное,   эта  традиция   продолжится   и   в   будущем.

Художники Евгений Гуров и Юрий Черепанов также решили попробовать свои силы в «историческом» жанре. Окружив себя монографиями, исследованиями и прочими серьезными материалами, они попытались средствам и забавного, смешного рисунка воссоздать отдельные эпизоды и жизни москвичей и Москвы со времени ее основа­ния и до наших дней. Результат их совместных дружных усилий — альбом «Москва (вчера,   сегодня,   завтра}».

Среди этих рисунков немало таких, которые посвящены конкретным и действи­тельным событиям в многовековой истории нашей столицы. Здесь и начало строи­тельства храма Василия Блаженного, и наполеоновское нашествие, и знаменитые московские кулачные бои. Ряд рисунков посвящен послереволюционным радостным переменам в жизни Москвы: строительство метро, открытие Химкинского порта, новое жилищное строительство и т. д. Несколько рисунков обращены в будущее. Фантазия художников и здесь окрашена мягкой, доброй улыбкой и благожелательным юмором. Но, как понимает читатель, даже от рисунков, при вязанных к определенным историческим вехам, трудно ожидать подлинного историзма Вероятно в каких-то деталях в бытовом антураже художники отступают от исторической правды. Но это не беда, Ведь авторы альбома не создают историю Москвы заново, а лишь предлагают свой   веселый   комментарий   к   ней.

Следует сказать и другое. Изображая прошлое, художники обозревают его нынешними, сегодняшними глазами. Именно перенесение современных понятий в далекую старину и создает комический эффект многих рисунков. Будем надеяться, что эта работа художников-крокодильцев Е. Гурова и Ю. Черепанова   понравится   и   москвичам   и   всем   любителям   юмора.

1979, Советский художник

 


Leave a Reply

two × 4 =