Printmaking

(от франц. gravure), 1) печатный оттиск на бумаге (или на сходном материале) с пластины («доски»), на которой вырезан рисунок; 2) вид искусства графики, включающий многообразные способы ручной обработки досок (см. Гравирование) и печатания с них оттисков. В зависимости от того, какие части доски покрываются краской при печати, различаются выпуклая и углублённая Г.: нередко к Г. относят и литографию («плоская Г.»), создание которой не связано с процессами гравирования. Г. использует присущие графическим искусствам средства художественной выразительности (контурная линия, штрих, пятно, тон, иногда также цвет) и применяется в характерных для графики целях — для выполнения иллюстраций, шрифта и украшений в книгах и др. печатных изданиях, альбомов, станковых листов (эстампов), лубков, листовок, экслибрисов, произведений прикладного назначения и т. д. Специфические особенности Г. заключаются в её тиражности (т. е. в возможности получать значительное число равноценных оттисков), а также в её своеобразной стилистике, связанной с работой в более или менее твёрдых материалах.

В выпуклой Г. все свободные от рисунка участки доски с помощью ножей, стамесок, долот или резцов (штихелей) углубляются на 2—5 мм. Рисунок, т. о., возвышается над фоном, образуя рельеф с плоской поверхностью. Краска на неё накладывается тампонами или накатывается валиком, после чего к доске вручную или прессом равномерно придавливается бумага, на которую переходит изображение. К выпуклой Г. относятся Г. на дереве (ксилография) и на линолеуме (линогравюра), а также применявшаяся до конца 15 в. рельефная Г. на металле (пластины из меди, латуни, олова или свинца обрабатывались штихелем). «Обрезной» ксилографии (где на досках продольного распила из мягких пород дерева линии и пятна рисунка обрезаются ножом, а дерево между ними выбирается долотом) присущи контрастные соотношения белого и чёрного, обобщенность рисунка, зачастую приобретающего повышенно эмоциональное звучание. В «торцовой» ксилографии (где на досках поперечного распила из твёрдых пород дерева прорезаются штихелем тонкие штрихи, выходящие белыми в оттиске) комбинации штрихов позволяют создавать тон разной насыщенности, что часто использовалось для репродуцирования живописи и тонального рисунка. Сходная по технике линогравюра обычно более контрастна и часто имеет крупный неровный штрих.

В углублённой Г. рисунок механический или химический (протравливание кислотой) средствами углубляется в металлической пластине (из меди, латуни, цинка, железа, стали); краска набивается тампонами в углубления, и доска, покрытая влажной бумагой, прокатывается между валами печатного станка. Чёткую чисто линейную структуру имеет резцовая гравюра (прорезание штихелем линий в поверхности металла), причём направлением линий и их меняющейся толщиной выразительно передаётся пластика изображаемого предмета. Свободная, живописная игра линий в офорте (процарапывание рисунка гравировальной иглой в покрывающем доску кислотоупорном лаке с последующим травлением доски) и Г. сухой иглой (процарапывание рисунка иглой прямо на доске) позволяет выразить движение, становление, тонкие свето-воздушные, эмоциональные, психологические нюансы; возможность непринуждённого выражения замысла привлекала к этим видам Г. живописцев, скульпторов, архитекторов. Богатство тональных оттенков достигается в Г. акватинтой (протравливание доски сквозь поры прилипшего к ней смолистого порошка), пунктирной манерой (комбинации точек, выбитых в доске пунсонами или же нанесённых сквозь лак иглами и рулетками и затем протравленных), лависом (рисование на доске кислотой, наносимой кистью), меццо-тинто (выглаживание гладилкой светлых мест изображения на доске, которой с помощью гранильника придана сплошная шероховатость).

Многие виды углублённой Г. — отдельно или в различных сочетаниях с др. видами — часто служили репродукционным целям. Прямо имитируют карандашный рисунок Г. карандашной манерой (разновидность пунктирной манеры) и мягким лаком (рисование карандашом на бумаге, положенной на покрытую жирным лаком доску; лак прилипает в местах рисунка к бумаге и снимается вместе с ней, обнажая для травления поверхность доски). Традиционные материалы в наше время часто заменяются новыми: дерево — пластиком, металл — оргстеклом и т. д.

Как выпуклая, так и углублённая Г. может быть цветной. Краски могут наноситься тампонами на разные участки одной доски. При другом способе каждая краска наносится на особую обработанную лишь в соответствующих частях доску, а изображение возникает в результате последовательного оттискивания всех досок на одном листе. Фиксированная в оттиске стадия работы гравёра над доской называется «состоянием». У некоторых художников известно до двух десятков состояний одной гравюры. С 15 в. гравёры часто обозначают свои работы именем или монограммой. Позже появилась система латинских обозначений (часто сокращённых): invenit — задумал, создал композицию, fecit — исполнил, pinxit — написал (картину, с которой выполнена Г.), sculpsit — вырезал, delineavit — нарисовал, excudit — издал.

Возникновение Г. связано с ремёслами, где применялись процессы гравирования: ксилография — с резьбой, в том числе на досках для набойки, резцовая Г. — с ювелирным делом, офорт — с украшением оружия. Бумага — материал для оттисков — появилась в начале н. э. в Китае (где Г. упоминается с 6—7 вв., а первая датированная Г. относится к 868), а в Европе в средние века. Общественный интерес к Г. с её тиражностью появился в Европе в начале эпохи Возрождения — с ростом самосознания личности, с расширившейся потребностью в распространении и индивидуальном восприятии идей. Тогда же определилось тяготение Г. к обобщенности и символичности художественного языка. Первые европейской ксилографии религиозного содержания, нередко раскрашенные от руки, появились на рубеже 14—15 вв. в Эльзасе, Баварии, Чехии, Австрии («Св. Христофор», датирован 1423); затем в этой технике исполнялись сатирические и аллегорические листы, азбуки, календари. Около 1430 возникли «блочные» («ксилографические») книги, для которых изображение и текст вырезались на одной доске. Около 1461 напечатана первая наборная книга, иллюстрированная гравюрами на дереве; такие книги печатались в Кельне, Майпце, Бамберге, Ульме, Нюрнберге, Базеле; во Франции часословы часто иллюстрировались выпуклыми Г. на металле. Немецкая и французская Г. 15 в. отличалась декоративностью, контрастами чёрного и белого, подчёркнутыми контурами, готической ломкостью штриха. К концу 15 в. два направления книжной Г. сложились в Италии: во Флоренции значительную роль играл интерес к орнаменту, а Венеция и Верона тяготели к чёткости линий, трехмерности пространства и пластической монументальности фигур.

Резцовая Г. возникла в 1440-х гг. в Южной Германии или Швейцарии («Мастер игральных карт»). В 15 в. немецкие анонимные мастера и М. Шонгауэр использовали тонкую параллельную штриховку, нежную моделирующую светотень. В Италии А. Поллайоло и А. Мантенья применяли параллельную и перекрёстную штриховку, добиваясь объёмности, скульптурности форм, героической монументальности образов. А. Дюрер завершил искания мастеров Возрождения, сочетая характерную для немецкую Г. виртуозную тонкость штриха с присущей итальянцам пластической активностью образов, наполненных глубоким философским смыслом; драматизм и лирика, героические и жанровые мотивы появились и в ксилографиях по его рисункам. Г. послужила оружием острой социальной борьбы в Германии («летучие листки») и Нидерландах (гравюры круга П. Брейгеля Старшего).

В начале 16 в. в Италии родилась репродукционная Г. резцом, воспроизводящая живопись (М. Раймонди); как реакция на её обезличенную плавную штриховку, четко выявляющую форму, развились офорт с его свободой штриха, эмоциональностью, живописностью, борьбой света и тени (А. Дюрер, А. Альтдорфер в Германии, У. Граф в Швейцарии, Пармиджанино в Италии) и «кьяроскуро» — цветная ксилография с обобщённой лепкой формы, близкими оттенками тона (У. да Карпи, Д. Беккафуми, А. да Тренто в Италии, Л. Кранах, Х. Бургкмайр, Х. Бальдунг Грин в Германии). Свободой и подчас драматичностью замысла выделялись резцовые Г. нидерландца Луки Лейденского и француза Ж. Дюве. В 16 в. книжная ксилография появляется в Чехии, России, Белоруссии, Литве и на Украине в связи с издательской деятельностью Франциска Скорины, Ивана Федорова, Петра Мстиславца и др.

В 17 в. господствовали репродукционная Г. резцом (во Фландрии — П. Саутман, Л. Ворстерман, П. Понтиус, воспроизводившие картины П. П. Рубенса; во Франции — К. Меллан, Р. Нантёй и др. мастера портретной Г., отличавшейся в лучших образцах тонкостью понимания характеров, чистотой линейного стиля) и офорт, в котором широко проявилось разнообразие индивидуальных исканий — остро гротескное восприятие пестроты и противоречий современной жизни у лотарингского мастера Ж. Калло, взаимодействие света и атмосферы в классицистический пейзажах француза К. Лоррена и в пасторальных сценах итальянца Дж. Б. Кастильоне, непосредственность восприятия психологических состояний в портретах фламандца А. ван Дейка. Наиболее цельной была голландская школа офорта (не уступавшего живописи по значению), для которой характерны интимное ощущение жизни и природы, малый формат, расчёт на рассматривание вблизи, тонкость светотени, картинность композиции, чёткое разделение жанров (анималистические офорты П. Поттера, жанровые — А. ван Остаде, пейзажные — А. ван Эвердингена и т.д.). Особое место принадлежит пейзажным офортам Х. Сегерса, выразившего драматическое ощущение гигантских масштабов мира, и Я. Рёйсдала, передавшего героический дух дикой природы, а особенно офортам Рембрандта, в которых свободная динамика штриха, движение света и тени выражают и психологическое становление характеров, и взлёт духовной творческой энергии, и конфликт этических начал. В 17 в. Г. на металле, подчас с реалистическими мотивами, распространилась в России (С. Ушаков, А. Трухменский, Л. Бунин), на Украине (А. и Л. Тарасевичи, И. Щирский), в Белоруссии (М. Вощанка). С конца 17 в. развивался русский лубок.

Г. 18 в. характеризуется обилием репродукционных техник: для воспроизведения живописи и рисунка виртуозно используются резцовая Г. (П. Древе во Франции, Дж. Вольпато и Р. Морген в Италии), часто с офортной подготовкой (Н. Кошен, Ф. Буше во Франции, Г. Ф. Шмидт в Германии); изобретённая в 17 в. тоновая Г. меццо-тинто (портретные Г. английсуих мастеров Дж. Р. Смита, В. Грина, пейзажные — Р. Ирлома) и новые тоновые техники— пунктир (Ф. Бартолоцци в Англии), акватинта (Ж. Б. Лепренс во Франции), лавис (Ж. Ш. Франсуа во Франции), карандашная манера (Ж. Демарто, Л. М. Бонне во Франции); блестящими мастерами цветной акватинты были французы Ф. Жанине, Ш. М. Декурти и особенно Л. Ф. Дебюкур. Оригинальный офорт отличался мягкостью, текучестью линий, тонкой игрой света (А. Ватто, О. Фрагонар, Г. де Сент-Обен во Франции, Дж. Б. Тьеполо, А. Каналетто в Италии). Офортом и резцом исполнены сатирические листы У. Хогарта (Англия), жанровые, в том числе книжные, миниатюры Д. Н. Ходовецкого (Германия), грандиозные архитектурные фантазии Дж. Б. Пиранези (Италия). Г. использовались в книгах и альбомах, как украшение интерьеров и как форма художественной публицистики (офорты английских карикатуристов — Дж. Гилрея, Т. Роулендсона; лубки времени Великой французской революции). В России в 1-й половине 18 в. резцом гравировались патриотические аллегории, батальные сцены, портреты, городские виды (А. Ф. Зубов, И. А. Соколов, М. И. Махаев); во 2-й половине 18 — начале 19 вв. выдвинулись мастера портретной (Е. П. Чемесов, Н. И. Уткин), пейзажной и книжной (С. Ф. Галактионов, А. Г. Ухтомский, К. В. и И. В. Ческие) резцовой Г., пунктира (Г. И. Скородумов), меццо-тинто (И. А. Селиванов), лависа (Н. А. Львов, А. Н. Оленин); к офорту обращались архитекторы (В. И. Баженов, М. Ф. Казаков, Ж. Тома де Томон), скульпторы и живописцы (М. И. Козловский, О. А. Кипренский), первые русские карикатуристы (А. Г. Венецианов, И. И. Теребенёв, И. А. Иванов).

В 18 в. наступил расцвет японской ксилографии, первые импульсы которой были получены из Китая (где были распространены иллюстрации, альбомы, лубки, а с 16 в. цветные ксилографии). В 17 в. в Японии появились иллюстрированные книги («Исэ-моногатари», 1608), гравированные календари, путеводители, афиши, поздравительные карточки («суримоно»), а с 1660-х гг. — эстампы светского содержания, связанные с демократической художественной школой Укийё-э. Японская Г., выполнявшаяся последовательно рисовальщиком (автором Г.), резчиком и печатником, богата поэтическими ассоциациями, символами, метафорами. Хисикава Моронобу выполнил первые черно-белые эстампы с изображением красавиц и уличных сцен, используя энергичные силуэты, декоративность линий и пятен. В 18 в. Окумура Масанобу ввёл 2—3-цветную печать, а Судзуки Харунобу в своих многоцветных Г. с немногими фигурами девушек и детей воплощал тончайшие оттенки чувства с помощью изысканных полутонов и богатства ритмов. Крупнейшие мастера конца 18 в. — Китагава Утамаро, создавший тип лирического идеального женского портрета с плоскостной композицией, неожиданными ракурсами, смелой кадрировкой, с тонкой игрой плавных тончайших линий, мягких оттенков цвета и чёрных пятен, и Тёсюсай Сяраку, чьи гротескно резкие, экспрессивные и драматичные портреты актёров отличаются напряжённой контрастностью ритма и цвета, воплощением характера-символа. В 1-й половине 19 в. ведущую роль играли мастера пейзажной Г. — Кацусика Хокусай, выразивший с необычайной свободой воображения сложность, изменчивость, неисчерпаемость природы, единство мира в большом и малом, и Андо Хиросиге, стремившийся точно запечатлеть красоту своей страны.

На рубеже 19 в. Ф. Гойя (Испания) в своих сериях офортов с акватинтой открыл новые пути Г., соединяя политическую сатиру и почти документальную точность с субъективной экспрессией, трагическим гротеском и неудержимостью воображения. Сочетание жизненной убедительности и фантастичности присуще и выпуклой Г. на меди У. Блейка (Англия). В 19 в. преобладала репродукционная торцовая Г. на дереве (изобретённая в 1780-х гг. англичанином Т. Бьюиком), выполнявшаяся специалистами-резчиками (в России — Е. Е. Бернардский, Л. А. Серяков, В. В. Матэ) для штриховых, а затем и тоновых иллюстраций («политипажей») в книге и журнале. Меньшее значение имели репродукционная Г. резцом (в России Ф. И. Иордан, И. П. Пожалостин) и офорт (во Франции Ф. Бракмон). В возрождении оригинального офорта значительна роль не столько специалистов — Ш. Мериона во Франции, С. Хейдена в Англии, сколько многих живописцев, стремившихся шире распространять свои художественные идеи, а зачастую искавших способа запечатлеть живую изменчивость натуры, игру света и воздуха (Ж. Ф. Милле, К. Коро, Ш. Ф. Добиньи во Франции, Т. Г. Шевченко и Л. М. Жемчужников на Украине, И. И. Шишкин, И. Е. Репин, В. А. Серов в России). Офорт привлекал возможностью импрессионистического пленэра и передачи мгновенных впечатлений (голландец Я. Б. Йонгкинд, французы Э. Мане, Э. Дега, американские художники Дж. М. Уистлер, Дж. Пеннел, нем. — М. Либерман, Л. Коринт, М. Слефогт, швед А. Цорн). На рубеже 19—20 вв. социальное и философское содержание вносили в свои офортные композиции как символисты (Дж. Энсор и Ж. де Брёйкер в Бельгии, М. Клингер в Германии), так и представители демократического реализма (проникнутые духом революционного протеста циклы К. Кольвиц в Германии, офорты англичанина Ф. Брэнгвина на темы трудовой жизни города). С 1890-х гг. возрождалась и оригинальная (в т. ч. обрезная) ксилография — станковая (О. Лепер во Франции) и книжная (У. Моррис в Великобритании). Новые пути наметили гравюры П. Гогена (Франция), с их обобщенностью, экспрессивными контрастами белого и чёрного; позже сложился тип декоративно-упрощённой, построенной на ритмической игре силуэтов ксилографии и линогравюры, в том числе цветной (Ф. Валлоттон в Швейцарии, У. Николсон, Г. Крэг в Великобритании, А. П. Остроумова-Лебедева в России); характерны для многих художников 20 в. напряжённая экспрессия, трагическая контрастность пятен (как бы знаков предмета или фигуры) в обрезной Г. с её вибрирующей текстурой доски (Э. Мунк в Норвегии, Э. Нольде, Э. Л. Кирхнер в Германии). Широко использовалась и традиция старинной народной Г. (Х. Г. Посада в Мексике, В. Скочиляс, Т. Кулисевич в Польше). Ксилография и линогравюра 20 в. приобретают богатство выразительных возможностей в изображении народной жизни, публицистическую страстность в пропаганде освободительных идей, в протесте против империалистического гнёта и войн (К. Кольвиц, бельгиец Ф. Мазерель, мексиканские гравёры Л. Мендес, А. Бельтран, А. Гарсиа Бустос, китайские — Ли Хуа, Гу Юань, японские — Уэно Макото, Тадасиге Оно, бразильцы Р. Кац, К. Склиар, чилиец К. Эрмосилья Альварес). По-новому раскрылась выразительность линий, силуэта и цвета в книжных Г. и эстампах П. Пикассо, А. Матисса, Р. Дюфи, Ж. Руо. Среди крупных современных мастеров реалистической Г. — Р. Кент (США), А. Грант (Великобритания), Л. Норман (Швеция), Х. Финне (Норвегия). Значительно обогатилась техника (особенно в Г. на металле), вводятся новые материалы и технические способы Г., которые, однако, часто используются ради самодовлеющих формальных эффектов. В Г. буржуазных стран значительную роль играют модернистские индивидуалистические тенденции.

Советская Г. многообразно отразила жизнь и историю народа, достигнув больших успехов в различных видах и жанрах — в эстампе и книге, в революционной публицистике и лирическом пейзаже, в портрете и тематической композиции. Её отличают богатство национальных школ и творческих направлений, объединённых общими принципами коммунистической идейности и социалистического реализма. Наряду с традицией тоновой Г. 19 в. (И. Н. Павлов, И. А. Соколов) и декоративно-изящной ксилографии начала 20 в. (А. П. Остроумова-Леоедева, П. А. Шиллинговский, В. Д. Фалилеев) в Г. на дереве и линолеуме возникли новые тенденции, характеризующиеся романтической напряжённостью, контрастностью, свободой воображения (Н. Н. Купреянов, А. И. Кравченко), психологизмом и синтетической цельностью стиля (В. А. Фаворский). Эти тенденции развивали в эстампе и особенно в книжной ксилографии П. Я. Павлинов, Н. И. Пискарёв, П. Н. Староносов, А. Д. Гончаров, М. И. Пиков, Ф. Д. Константинов, Г. А. Ечеистов, С. Б. Юдовин, Г.Д. Епифанов. В развитии советского офорта значительную роль сыграли И. И. Нивинский, Г. С. Верейский. Возродилась Г. резцом (Д. И. Митрохин). Крупные школы Г. сложились на Украине (В. И. Касиян, М. Г. Дерегус, Е. Л. Кульчицкая), в Литве (использующие народные традиции ксилографии и линогравюры И. М. Кузминскиса, В. М. Юркунаса, А. А. Кучаса), Эстонии (Г. на металле Э. К. Окаса, А. Г. Бах-Лийманд), Латвии (ксилографии П. А. Упитиса, офорты А. П. Апиниса). В середине 20 в. в сов. Г. ведущую роль стал играть эстамп, тяготеющий к широте обобщений, яркой декоративности, богатству фактур и приёмов: Г. на дереве и линолеуме Г. Ф. Захарова, И. В. Голицына (РСФСР), Г. В. Якутовича (Украина), Г. Г. Поплавского (Белоруссия), А. А. Рзакулиева (Азербайджан), М. М. Абегяна (Армения), Д. М. Нодиа, Р. Г. Тархана-Моурави (Грузия), Л. А. Ильиной (Киргизия), А. И. Макунайте, А. П. Скирутите, В. П. Валюса (Литва), Г. Э. Кроллиса, Д. А. Рожкална (Латвия): Г. на металле В. В. Толли, А. Ф. Кютта, А. Ю. Кеэренда (Эстония). В искусстве социалистических стран видное место занимают офорты Р. Бергандера и ксилографии В. Клемке (ГДР), офорт Д. Хипца и А. Вюрца (Венгрия), офорты и ксилографии М. Швабинского (Чехословакия), ксилографии В. Захариева и В. Стайкова (Болгария), ксилографни Дж. Андреевича-Куна (Югославия) и Б. Ги Сабо (Румыния). См. также Ксилография, Линогравюра, Резцовая гравюра, Офорт, «Сухая игла», Акватинта, Пунктирная манера, Лавис, Меццо-тинто, Карандашная манера, Мягкий лак.

Лит.: Ровинский Д. А., Подробный словарь русских гравёров XVI—XIX веков, т. 1—2, СПБ, 1895—99; Кристеллер П., История европейской гравюры, пер. с нем., М. — Л., 1939; Очерки по истории и технике гравюры, М., 1941: Русская гравюра XVI—XIX вв., Л. — М., 1950; Сидоров А. А., Древнерусская книжная гравюра, М. — Л., 1951; Турова В. В., Что такое гравюра, М., 1963; Японская гравюра, М., 1963: Леонтьева Г. К., Дорогой поиска, М. — Л., 1965; Deiteil L., Le peintre graveur illustre, v. 1—30, P., 1906—30; HillierJ., Japanese masters of the colour print, L., 1954; Laran J., L’estampe. v. 1—2, P., 1959; Bersier J. E., La gravure, P., 1963; Hind A. М., An introduction to a history of woodcut, v. 1—2, Boston — L., 1963; его же, A history of engraving and etching…, N. Y., 1963: Les plus beiles gravures du monde occidental 1410—1914, P., 1966; Adhemar J., La gravure originale au XX siecle, P., 1967.

Е. С. Левитин.

 


Leave a Reply

five × 1 =