Ganf Yuliy

Moscow, Russia

Карикатурист, иллюстратор, график

 

Родился в 1898 г. в Полтаве в еврейской семье гравера. Еще подростком Юлий рисовал карикатуры на одноклассников; как-то даже выполнил сатирическое панно в артистическом кафе. Юношеские рисунки заметили художники из появившихся в 1919 г. «Окон сатиры Укроста» и посоветовали заняться несерьезными карикатурами всерьез. В итоге Ганф бросает юридический факультет Харьковского университета и становится карикатуристом «Окон сатиры», газеты «Коммунист», журнала «Червонный перец». Так начинается его карьера, про которую сам художник в микроавтобиографии скажет: «я рос, много рисовал и 35 лет печатался в ²Крокодиле²».

После харьковского «Червонного перца» и Вхутемаса Ганф приходит в сатирические «Красный перец», «Занозу», «Безбожник», с 1924 г. в «Крокодил», с 1927 – в «Правду». Карандашом Ганфа высмеиваются капиталисты и фашисты, кулаки и вредители, польские эмигранты и убегающие ксендзы. Его рисунки отличаются постоянным поиском нового – то это настольная игра, то краткий путеводитель по музею.

Во время Великой Отечественной карикатурист работал в армейских журналах «Фронтовая иллюстрация» и «Фронтовой юмор», создав неповторимые образы врага. Измученный Адольф требует сменить павшую клячу – «Молниеносную войну» – на не менее изможденную «Затяжную», в «Скором поезде Украина – Берлин» оккупанты панически отступают, а часы истории беспощадно приближают миг фашистского поражения. Самуил Маршак позже писал:

Ганф, Эренбург, Кукрыниксы, Маршак,

И Черемных, и Бродаты

Передохнут после жарких атак,

Как отдыхают солдаты.

В послевоенные годы Юлий Ганф рисовал колонизаторов, британских облезлых львов, продажных американских полицейских в обнимку с ку-клукс-клановцами и израильскую военщину.  Сатирические росчерки Ганфа не всегда диктовались идеологическими установками – его «Исторические зооочерки», «Неопубликованные похождения Д¢Артаньяна», «Легенда о драконе, рыцаре и о девушке с плохим характером» полны искрометного юмора и вовсе не агитируют за лучшую в мире страну.

Создавший тысячи жестких и беспощадных сатирических сюжетов, иллюстратор книг П. Беранже, Ч. Диккенса, Л. Кассиля, Д. Бедного, Ганф был знаменит еще и блестящими рассказами. Когда он приходил в редакцию, его сразу окружало несколько человек. Десятки всевозможных историй о себе, о друзьях-сатириках, и все с мягким, добрым ганфовским юмором. А его шуткам завидовали даже фельетонисты. Вот зашел разговор о модах: о джинсах, женских брюках, бородах, бакенбардах, «рубахах-газетах». «А вы знаете,— улыбнулся Ганф,— я ведь тоже в молодости был модником. И еще каким! Ведь это я впервые в Москве (а было это еще в 1927 году) начал носить радикулит!»

«Когда я впервые принес свой рисунок в «Крокодил», тут было всего десять человек вместе… с читателями», – вспоминал Юлий Ганф. С тех пор и читателей у «Крокодила» прибавилось, и поклонников у классика советской карикатуры – тоже.

К сожалению, на творчество Юлия Ганфа губительно повлияли идеологические установки и стандартность освещения международной проблематики. Творческие поиски карикатуриста запутались в бесконечных вариациях поджигателей холодной войны и восточных агрессорах, и сочный ганфовский рисунок завял, как и многие, в ту эпоху.

http://www.gidspb.com

Изобилующие смешными деталями карикатуры на международные и внутренние темы. Работал в газете “Правда” (с 1924 г.), журнале “Крокодил”.

Сатирическая графика всех времен – составная часть народной культуры, будь то первая из известных человечеству карикатур на Рамзеса или советская сатирическая классика, а именно к ней принадлежит Юлий Абрамович Ганф.

Художник использует приемы комедии положений и характеров, его герои “живут” на листе потому, что художнику удаюся самые разные оттенки эмоций, жесты не только сиюминутные, но и последующие. Чувство такта и меры – качество, которым Ганф обладал сполна. В карикатурах Ю. Ганфа специалисты отмечают добротное рисование, свидетельствующее о художественной дисциплине, парадоксальность цвета в ранних работах и экономное его благородство в поздних, любовь к детали и изобразительное ее использование. Целью данного альбома стало стремление представить публике Ю. Ганфа не только как удивительного карикатуриста, но и как превосходного графика.
Народный художник России (1964 г.).

zakrasil.ru

Мои родители мечтали, что­бы я стал адвокатом. Не же­лая их огорчать, я потерял четыре лучших года моей жизни на юридическом фа­культете. За это время по­нял, что, во-первых, хочу не защищать, а обвинять. Во-вторых, что меня не устраи­вает возня с мелкими уго­ловниками. Взявшись за кисть и карандаш, я занялся преступниками высшей ка­тегории.

За пятьдесят лет работы (из них сорок шесть лет в «Кро­кодиле») моими клиентами были как отдельные лица (Деникин, Врангель, Пуанка­ре, Гитлер, фон Тадден и др.), так и целые организа­ции (СС, НДП, Коза-ностра, Ку-клукс-клан, Пентагон и т. п.).

Ю. Ганф

Международный капитал

Симпатий к Ганфу не питает,

Зато сюжетами питал

И до сих пор еще питает.

 

Искусство сатиры издавна и с полным основанием уподобляют боевому оружию, К этому традиционному сравнению можно, мне кажется, добавить, что действенность сатирического оружия, как и всякого другого, зависит прежде всего от мастерства, таланта и опыта людей, которые им владеют, от зоркости их глаза, твердости руки, точности прицела.

 

И, продолжая придерживаться военной терминологии, мы можем, пожалуй, сравнить художников-сатириков с бойцами различных родов оружия: мы найдем среди них и разведчиков оперативной газетной карикатурь!, и бронебойщиков станковой сатирической графики, и снайперов журнального рисунка, и артиллеристов политического плаката, и легкую кавалерию юмористической шутки.

 

Это лихое и задорное воинство неоднородно и по возрастному составу. Рядом с только что пришедшими а сатиру призывниками — бывалые воины среднего поколения, рядом с молодыми отличниками — поседевшие солдаты «сверхсрочной» сатирической службы. И почетное место в этом строю занимает по праву наша старая сатирическая гвардия—мастера-ветераны, творчески сложившиеся еще в первые годы Советской республики, создававшие славные традиции советской политической сатиры плечом к плечу с ее основоположниками — Моором, Дени, Черемныхом, Маяковским. Говоря об этой уже, увы, немногочисленной когорте, мы неизменно и с уважением называем имя Юлия Ганфа, без умного и острого искусства которого нельзя представить себе историю советской сатиры.

 

Ю. Ганф выразил как-то полушутливое сожаление по поводу того, что, прежде чем стать карикатуристом, он зря проучился четыре года на юридическом факультете. Зная одаренность Ганфа, можно не сомневаться, что из него получился бы незаурядный криминалист, талантливый следователь или проницательный прокурор. Ганф, как видите, избрал другую профессию. Но юридическая подготовка, безусловно, пошла ему на пользу: он сурово обвиняет все, что мешает нашему продвижению вперед, неутомимо преследует агрессоров, реваншистов, расистов, всех и всяческих нарушителей мира и безопасности народов. Разоблачения Ганфа беспощадны, доводы неопровержимы, доказательства бесспорны, приговоры окончательны и «обжалованию не подлежат».

 

Это хорошо знают и много лет проверяют на собственных лбах и шкурах все те, кого «привлекает к ответственности» и без малейшей волокиты карает сатирическое творчество Ганфа,

 

Изобразительный язык Ганфа предельно ясен и четок, чужд малейшей небрежности, неряшливости, невзыскательности. Работы художника характерны именно своей подчеркнуто тщательной, подчас филигранной законченностью, трудолюбивой отшлифованностью аксессуаров и деталей, обьемной пространственностью, почти живописным цветовым решением.

 

Также тщательно и добросовестно Ганф подходит к раскрытию тематического содержания карикатуры, С точностью и обстоятельностью юридического трактата характеризует он сущность той или иной международной ситуации, рассматривая ее сквозь призму едкой иронии и злого сарказма.

 

Нет надобности приводить в пример отдельные работы художника. На любой из них лежит отпечаток его остроумия, изобретательности, отличного владения графическим мастерством. Генф целиком стоит на позициях сатирика-реалиста, озабоченного не экстравагантными выкрутасами и трюками, чтобы было «посмешнее», а ставящего целью карикатуры доходчиво, серьезно и убедительно довести до читателя свою сатирическую мысль.

 

Таковы и работы, помещенные в настоящем альбоме, в котором собрана только небольшая часть произведений Ганфа, преимущественно за последние три-четыре года, в заключение этого, в силу необходимости краткого вступления мне, как ровеснику, соратнику и «однополчанину» Ганфа, чрезвычайно приятно пожелать этому большому мастеру сохранить на долгие годы его творческую боевитость и неувядаемость и так же достойно, как до сих пор, нести свою неустанную службу на переднем крае со-политической сатиры.

 

Борис Ефимов, Народный художник СССР

 

Из серии “Матсера советской карикатуры”; изд. “Советский художник”; Москва; 1972 г.

 


Leave a Reply

3 + 17 =