Fedorov Yuriy

Moscow, Russia

Карикатурист

 

Юрий Николаевич Федоров, один из великолепных художников журнала “Крокодил”, родился в Воронеже, в 1930 году и умер еще молодым, около 46 лет.

 

В журнале “Крокодил” мне нравились почти все ведущие художники, но кому-то я отдавал предпочтение: Это Юрий Николаевич Федоров, Анатолий Борисович Цветков, Аминадав Моисеевич Каневский (Особенно после его иллюстраций к “Золотому ключику”. Даже горячо мною любимый Леонид Владимирский не достиг в иллюстрациях к этому произведению той высоты, хотя в “Волшебнике Изумрудного города” и других книгах Волкова этой серии он, несомненно, первый).

 

Предпочтение в “Крокодиле” я отдавал многим художникам, но именно Федорова, Цветкова и Каневского я сейчас выделил не случайно: кажется, я уже где-то рассказывал, что детство мое было овеяно “Веселыми картинками”, где рисовали почти все “крокодильцы”. Потом, в силу возраста, я увлекся “Крокодилом”, родители выписывали в конце 60-х, начале 70-х. Но как-то так получилось, что после 73 года они почему-то перестали его выписывать. Я же в то время был увлечен многим, и журнал выпал из круга моих интересов на целый год. Лишь в конце 1975 года я увидел в киоске номер журнала и купил его. С каким удовольствием я открыл этот номер, от нетерпения я даже не дошел после школы до дома, сел в каком-то дворе на лавочку, и окунулся в мир замечательных художников, которых я считал своими лучшими друзьями. Я в то время не знал о них ничего, порой даже имени, у некоторых вместо имени одна лишь буква, но уже тогда поражал одноклассников и родственников умением отличать одного художника от другого по рисунку. Я с удовольствием находил рисунки своих “любимцев” – Ивана Семенова, Евгения Ведерникова, Михаила Битного, Юрия Федорова, Анатолия Цветкова, Геннадия Андрианова, Евгения Мигунова, Генриха Валька и других.

После этого случая прошел еще целый год, и наконец-то, на собственную стипендию я мог выписать себе журнал “Крокодил” – 1977 год считается официальным годом начала моей коллекции. Это уже после я в букинистическом магазине приобрел несколько подшивок начала 70-х, тогда это стоило сущие копейки.
Так вот: я еле дождался нового года, и какое же было разочарование, когда я не нашел в журнале ни Юрия Федорова, ни Анатолия Цветкова, ни Аминадава Каневского. Что я должен был подумать? Конечно, многие художники сотрудничали с журналом время от времени, но Федоров и Цветков были там всегда. Я не помнил чтобы номер вышел без них. Потом я, конечно, узнал, что они ушли из жизни. Три великих художника в один год.
Выпуск журнала, как любое коллективное действо, подобно плетению ковра – каждый предвносит в общее дело частичку своего таланта, – конечно, на смену ушедшим приходят другие, новые, талантливые и замечательные, но это уже их узор, а прежнего уже никогда не будет. Только и остаются старые книги, старые журналы, старые фильмы, старые спектакли. И остается считать потери.
Юрий Федоров. Человек и почерк. Крокодил, 1975, №31, ноябрь, стр. 12.
Не перестаешь думать, каких бы еще высот достиг человек, если бы не смерть. Но продолжим рассказ о замечательном художнике Юрие Николаевиче Федорове:
Вот что написано в книге старейшего “крокодильца” И. П. Абрамского в книге “Смех сильных”:
“Значительное место в художественном коллективе “Крокодила” занимал Юрий Федоров, работавший в журнале с 1948 года после окончания Московского полиграфического института. Он сразу выделился своей изобретательностью, умением не только придумывать темы сатирических рисунков, но и находить своеобразные формы, много кадровых композиций, объединенных общей мыслью. В 1960 году он нарисовал на обложке Крокодила, поражающего стрелами мишени. На них изображены бюрократ, взяточник, очковтиратель, бракодел, хапуга, пьяница, сплетник. Эту ситуацию с успехом можно использовать для дружеского шаржа на самого Федорова. Как раз всех этих отрицательных героев неизменно поражает его меткое перо.
Рисунки Федорова всегда пронизаны иронией, их успеху очень способствует столь же ироничный, изящный штрих. Его рисунок отчетлив, закончен, но никогда не зализан, не несет в себе черт натуралистичности. Художнику удаются рисунки для детских книжек (никогда ни одной не видел. Хорошо бы посмотреть. А. Н.)и, в частности, для журнала “Веселые картинки”. На протяжении многих лет он являлся членом редколлегии этого журнала.
Творческий путь Федорова освещен быстро пришедшей популярностью. Он стремительно поднялся на сатирическом небосклоне, но, находясь еще в зените, замедлил свой поступательный путь. К сожалению, мастер рано ушел из жизни”.
Дополнит портрет художника другой хороший художник и замечательный “темист” Марк Вайсборд. Вот что он пишет в своей книжке “Острословы-2”, вышедшей в библиотеке “Крокодила”, 1990, №19, стр. 12-13:
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
В специальном номере журнала “Крокодил” (№1,1949г)”Впервые в Крокодиле” на задней обложке появился рисунок Юрия Федорова, студента Московского полиграфического института. Так девятнадцатилетний художник, один из самых молодых в то время, начал свой путь в большой сатире.
К великому сожалению, он рано ушел из жизни, но и за это короткое время сумел сделать очень многое, а главное – остался в истории журнала одним из самых веселых художников.
Совсем еще молодым человеком покинул он родной дом: отец погиб на войне, мать работала на одном из воронежских предприятий. Будущий художник подался в Москву, “завоевывать столицу”.
И завоевал. Окончив институт, перешел на творческую работу: печатался во многих столичных изданиях, украсил своими рисунками десятки книг в издательствах “Советский писатель”, “Правда”, был участником художественных выставок… Жил где придется, снимая комнаты по объявлениям.
В один из своих приездов в Москву Татьяна Дмитриевна Федорова, сидя рядом с сыном, все вздыхала:
– Не надо было тебе покидать Воронеж! Приобрел бы какую-нибудь профессию, устроился бы на производстве, я бы тебе в этом помогла. Стал бы человеком работящим. При деле. При коллективе. Не бегал бы по Москве со своими картинками в поисках неизвестно чего!
…А сын в это время делал очередную обложку для миллионного сатирического издания, для любимого “Крокодила”.
В некрологе журнала “Крокодил” за 1976 год, №10, есть такие слова:
“Мы верим, что самобытное, искрящееся остроумием художественное наследие Юрия Федорова будет жить, не старея, еще многие годы”.
Да будет так!


Leave a Reply

4 × 4 =