эротическая карикатура

Карикатура, в основе которой лежит ироническое отношение к сексуальному влечению человека, выраженное посредством Эротики.

 

Эротика – искусство передачи сексуальных эмоций. Наиболее часто эротика выражается с помощью изобразительных искусств, литературы и песен. Поведение персонажей изображенных в эротическом произведении может быть связано как с искренним, почти божественным чувством любви, так и с обыкновенным сексуальным вожделением. В отличие от порнографии, эротика не акцентирует графические детали половых органов и полового акта. В эротике часто присутствует элемент недосказанности, незаконченности сюжета — окончание изображаемой любовной прелюдии, ее детализация отдается на откуп воображению зрителя, читателя или слушателя. Тем не менее эротика подчас возбуждает воображение больше, чем порнография. Эротические произведения могут подвергаться цензуре (см. Мораль, Ханжество). Источник – wikipedia.org

 

Эротика

 

Секс – одно из проявлений культуры и, естественно, испытывает на себе ее влияние, в частности, в том, что эротическая карикатура – как часть культуры, – привнося элементы юмора и игры, смягчает, “окультуривает” животную часть секса.
Каждая эпоха, начиная с эллинской культуры, создала сотни эротических карикатур. В Ватиканском музее хранится статуя, ныне глядящаяся причудливой карикатурой, – “избавитель вселенной” (на мужских плечах возвышается петушиная голова, имеющая клюв-фаллос). Подобные гротески были широко распространены в самых многообразных формах, ибо эротический шарж признавался древними как стимулирующее средство. Одним из объектов эротической сатиры были обитатели Олимпа, в жизни которых хватало пикантных эпизодов.
Несмотря на то, что против подобных произведений велась непрерывная война, они встречаются и в средние века. Публичные бани и масленичные пьесы, где главным героем была эротика, также не способствовали исправлению нравов. Именно тогда был изобретен пояс Венеры, который должен был предохранять жен от случайных измен, ставший с тех пор любимым объектом карикатуристов.
Эротическая карикатура Ренессанса, создавшего бессмертную сатиру “Гаргантюа и Пантагрюэль”, отличалась жизнерадостностью, как и вышеназванное произведение. Гравюры У. Хогарта “До” и “После”, созданные с назидательной целью, были популярны в XVII веке. Эротическая карикатура не существовала изолированно, эротизмом была пропитана антирелигиозная и антироялистская литература, влиявшая на сюжеты карикатур. Героями сатирических рисунков того времени были проститутки, рогоносцы, прелюбодеи, любители модных нарядов и всевозможных увеселений на свежем воздухе (“Неудобства охоты”, “Модная верховая езда” и др.). Д. Крукшенк, Т. Роуландсон, Д. Гильрей создали множество произведений на эту тему.
В период Великой французской революции пользовались популярностью эротические карикатуры на Марию Антуанетту и Людовика XVI, духовенство и аристократию. Позже карикатуристы переключились на актрис и певичек. За свою популярность поплатилась Жорж Санд.
Эротической карикатуре “отдали дань” Ф. Ропс (“Женщина-фавн”), Каранд’Аш (“Жизнь в замке”), Форен (“Радость адюльтера”), Г. Поль (“Медовый месяц”).
Двадцатый век также не прошел мимо эротики. Особенно постарались поляки – мастера смехового абсурда: Р. Топор, А. Чечот, А. Млечко, Т. Юра. К концу века, в связи со СПИДом, карикатурная эротика смехом напоминает об этой серьезной угрозе.

 

Д. Москин

 

Эротика (Россия)
Эротическая карикатура любого народа отражает его характер. “Банные” и “любовные” русские лубки, где выявляются истоки “смехового мира” Руси, уходящие вглубь веков, в древние обряды и верования, – первые эротические карикатуры, доказывающие, что русский народный юмор не представим без эротики. “Заветные сказки”, собранные А. Афанасьевым, фривольные частушки в деревне и анекдоты в городе – это лишь малая толика смехо-эротического мира России. Крестьянский эрос прост и незатейлив, а юмор порой груб, но в этой грубости больше правды, искренности, веселья, чем в эросе господском, изысканном.
В XIX веке существовала Управа благочиния, которой вменялось в обязанность следить за выпускаемыми народными картинками, но она заботилась больше о недопущении политических намеков, чем о нравственности народа. Русская эротическая карикатура существовала и развивалась параллельно карикатуре традиционной. Но в отличие от нее рисунки “откровенные” создавались в рукописных журналах, на дружеских пирушках (особенно в среде военных), на полях рукописей и в альбомах художников. Так, среди огромного карикатурного наследия А. Орловского мы находим “Фонтан из фаллосов с нимфами и тритонами”, а в некоторых мифологических сценках “для узкого круга” К. Брюллова заметна ирония автора, оставившего, кстати, немало и полновесных карикатур.
Взлет российской графики подобного рода произошел на рубеже XIX и XX веков (В. Милашевский, Ю. Анненков, К. Сомов и др.). При советской власти эротические произведения создавались, но “в стол”, это была своеобразная форма “ухода” от действительности. Хотя про С. Эйзенштейна, который, как и его великий коллега Ф. Феллини, рисовал подобные карикатуры одновременно со съемками “Броненосца “Потемкина”, этого не скажешь.
В 1960-1970-е годы легкие эротические карикатуры начали появляться в газетах и журналах Прибалтики, благодаря особому статусу этих республик, а также в силу высокого художественного уровня графики.
С началом “перестройки” эротическая юмористика уже не покидает полосы разного рода изданий, чаще молодежных, но не обязательно юмористических. В 1991 г. в Челябинске состоялась первая выставка эротической карикатуры, показавшая, что современный художник, работающий в этом жанре, не обязательно человек безнравственный. Вернее, он как “шут” или “дурак” в старину, просто озорует, показывая “голую правду”. Карикатурист помогает зрителю “обнажить” ум от всех условностей и формальных привычек. В 1990-е годы вернулись к нам и эротические лубки, полные иронии и лукавой изобретательности. Эти изысканные произведения А. Ножкина и Н. Михайловского – своеобразный “магический примитивный театр”, где детородный орган (вспомним гоголевский Нос) используется не только по назначению, но и в качестве фольклорного самостоятельного смехового персонажа.

 

Д. Москин


Leave a Reply

five × 2 =