Efros Gerasim

Saint Petersburg, Russia

20 07 1902 - 12.11.1979
График, живописец

Рано начал рисовать, детские рисунки Эфроса его родители специально показывали И. Е. Репину, который рекомендовал продолжать художественное образование мальчика. Учился в реальном училище и одновременно художественной школе М. Д. Бернштейна (1915–1916). В 1918 поступил в Петербургские Государственные свободные художественные мастерские (в 1921 переименованы во ВХУТЕИН), занимался в мастерской К. С. Петрова-Водкина. В 1924 окончил живописное отделение и в том же году стал заниматься на архитектурном факультете ВХУТЕИНа, защитив дипломную работу в 1929.

С середины 1920-х до начала 1930-х много работал в области плаката, а также журнальной сатирической графики, сотрудничал с московскими и ленинградскими журналами «Бегемот», «Бузотер», «Смехач», «Красный ворон», «Лапоть», «Пушка», Ревизор», «Крокодил». Создал циклы «Истории НЭПа», «Бытовое» и так далее.

В 1933 был принят в члены Ленинградского союза архитекторов. В 1938–1940 выполнил эскиз многофигурного монументального фриза для конкурсного проекта Дворца Советов в Москве В. А. Щуко и В. Г. Гельфрейха, на темы «Сбор урожая», «Самолетостроители», «Шахтеры». С конца 1930-х по приглашению Н. А. Тырсы преподавал рисунок на архитектурном факультете Ленинградского инженерно-строительного института (ЛИСИ). В 1942 вместе с ЛИСИ эвакуирован в Барнаул. В послевоенные годы занимался преимущественно преподавательской деятельностью, до 1961 — в ЛИСИ, с 1962 — в Ленинградском педагогическом институте им. А. И. Герцена.

Эфрос принадлежит к числу наиболее значительных мастеров советской сатирической графики 1920-х. Его творческое наследие мало известно «широкой публике» и относительно невелико. В основном это рисунки к сатирическим журналам, выполненные в 1920-х. В них в гротескном, заостренном ключе очень точно отражена эпоха НЭПа, ее характерные типажи. Это качество роднит графику Эфроса с работами многих его современников — В. В. Лебедева, В. М. Конашевича, В. И. Козлинского, Г. П. Гольца и других. После закрытия в конце 1920-х — начале 1930-х ряда сатирических журналов, в частности «Бегемота», художник оставил активную творческую деятельность, до конца жизни предпочитая ей преподавательскую. В 1988 в Москве в серии «Мастера советской карикатуры» была выпущена книга о художнике, написанная Г. Розе и Р. Черняком. В 2004 в московской галерее «Арт-Диваж» состоялась ретроспективная выставка творчества Эфроса. Произведения мастера находятся преимущественно в частных собраниях. http://artinvestment.ru/auctions/21810/biography.html

Ощущение такое, что в “Арт-Диваже” показывают двух Эфросов. Первый – ученик Петрова-Водкина, отменный колорист, мастерски сталкивающий красный и синий, строящий своеобразные композиции из фигур и предметов. Второй – карикатурист, журнальный иллюстратор, бумажный бузотер – владелец острого пера и язвительной линии. У первого – женщины с цветами, крестьяне в полях. Горизонты планетарно круглятся, гуашь сияет чистым цветом, а тушь деликатно размывается по бумаге Whatman. У второго – толстые бухгалтеры, модницы в мехах, завсегдатаи пивной, дерущиеся мальчишки и прочий подшерсток НЭПа. А тушь выписывает четкий залихватский контур, расплываясь густо черными пятнами полушубков, штанин и пухлых портфелей.

Роднит обоих лишь эта необычная манера держать паузы между людьми и предметами. Персонажи упираются взглядом друг в друга, встречаются глаза в глаза. Предметы, как и люди, монументальны и самостоятельны.

Учеником Петрова-Водкина Эфрос стал в 1918 году. А когда учеба закончилась, он продолжил занятия на архитектурном факультете ВХУТЕИНа. Возможно, профессия архитектора представлялась ему более надежной. Делать карикатуры и иллюстрации он, скорее всего, тоже стал из прагматических соображений. “Бегемот”, “Смехач”, “Ревизор”-лишь некоторые из тех журналов, что аккумулировали в себе свободно мыслящую художественную и литературную среду Ленинграда. Как раз в то время Владимир Лебедев, Николай Тырса, Владимир Конашевич закладывали основы советской иллюстрации. А писатели Борис Житков, Даниил Хармс, Михаил Зощенко составляли им компанию на страницах изданий.

Эфрос, таким образом, попал в очень профессиональное окружение. Но и этот период его творчества был недолгим. “Бегемот” закрыли в 1928-м, остальные журналы – в 1931-м. За сатирические издания вскоре остался отдуваться один московский “Крокодил”, обладавший политически правильным остроумием. Для многих художников единственной лазейкой стало преподавание. Этому делу художник, похоже, отдавался целиком, и на станковое рисование сил уже не тратил. Так и остался Эфрос художником 1920-х. На всю жизнь.

Игорь ЧУВИЛИН http://webground.su/rubric/2010/09/24/iskusstvo_izobrazitelnoe/retro/


Leave a Reply

5 − two =