Cheremnyh Mikhail

Moscow, Russia

18 10 1890

Родился 18 октября 1890 г. в Томске.

В 1911 г. переезжает в Москву, занимается в студии И. И. Машкова.

С 1911-1917 гг. учится в Московском училище живописи, ваяния и зодчества у К. Коровина, С. Малютина.

В 1911-1917 гг. рисует шаржи на популярных артистов и карикатуры на международные темы в газетах «Вечерние известия», «Раннее утро».

В 1918-1919 гг. делает сатирические рисунки для газет и журналов «Коммунар», «Беднота».

В 1919 г. создает вместе с В. Маяковским и И. Малютиным «Окна сатиры РОСТА».

С 1919-1922 гг. заведующий художественной частью «Окон сатиры РОСТА». Автор многих «Окон».

В 1922 г. один из основателей журнала «Крокодил».

С 1922-1962 гг. постоянный художник-сатирик журнала «Крокодил».

С 1922-1930 гг. сотрудничает в журналах «Красный перец», «Заноза», «Лапоть», «Смехач». Особое внимание уделяет темам борьбы с бюрократизмом. Выполнял также иллюстрации (рисунки к произведениям М. Е. Салтыкова-Щедрина, уголь, белила и др. техники,

В 1939-1941 гг.Выступает как театральный художник. Оформляет спектакли в Ленинградском Малом оперном театре («Помпадуры» А. Ф. Пащенко, 1939, и др.), Театре оперы и балета в Минске.

В 1941 г. Один из организаторов и сотрудник «Окон ТАСС».

В 1942 г. ему присуждена Государственная премия СССР.

С 1942-1943 г. заведует плакатной мастерской в Бийске.

В 1950 г. утвержден в звании профессора.

С 1950-1954 гг. руководит мастерской плаката Московского государственного художественного института (МГХИ) им. В. И. Сурикова.

С 1952 г. Народный художник РСФСР.

С 1954-1962 гг. заведующий кафедрой графики МГХИ им. В. И. Сурикова.

С 1954 г. Член-корреспондент Академии художеств СССР.

С 1958 г. Действительный член Академии художеств СССР.
Умер 7 августа 1962 г. в Москве.

 

Творчество Черемных, насыщенное элементами сатирического аллегоризма и символики, проникнуто тяготением к гротескным, активно воздействующим на зрителя решениям. Часто обращаясь к приёму монтажа сюжетно взаимосвязанных рисунков, используя различные графические манеры (лаконичный, стилизованный силуэт, рисунок с живописными переходами и нюансами тонов и т.д.), Черемных создавал плакаты и карикатуры на международные и внутренние темы (“… Надо быть готовым”. “Окно РОСТА” N744. 1920; “Чтоб из этой лапы выпал нож, антифашистского фронта силы множь!”, и др.). Черемных выполнял также иллюстрации (рисунки к произведениям М.Е.Салтыкова-Щедрина, уголь, белила и др. техники, 1936—39, Литературный музей, Москва; и др.), оформлял театральные постановки (“Помпадуры” А.Ф.Пащенко в Ленинградском малом оперном театре, 1939, и др.). Государственная премия СССР (1942 г.). Награжден орденом “Знак Почёта” и медалями.

 

М. М. Чересных М.Йоффе “Десять очерков”

 

МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ ЧЕРЕМНЫХ, народный художник РСФСР, был заслуженным ветераном советской политической карикатуры и революционного плаката. Его рисунки в числе первых появились на страницах большевистских газет после Великой Октябрьской революции. Ему принадлежала инициатива создания в годы гражданской войны новой формы боевой изобразительной агитации — «Окон РОСТА», оказавших огромное влияние на дальнейшее развитие советского плакатного искусства. Черемных был в числе первых и активнейших создателей и участников «Окон ТАСС» в дни Отечественной войны. Он был одним из организаторов и оставался до конца жизни постоянным сотрудником популярнейшего сатирического журнала «Крокодил». Его произведения вошли ярчайшими страницами в историю советской антирелигиозной сатиры.

 

М. Черемных родился в Томске в 1890 году. Он был двенадцатым сыном в семье отставного полковника. Отец умер, когда будущему художнику было всего полтора года; детей воспитывала мать-вдова, получавшая небольшую пенсию. Михаил Михайлович окончил гимназию и по настоянию матери поступил на медицинский факультет Томского университета, но к врачебной деятельности никакой склонности не испытывал. С детства он пристрастился к рисованию, выпрашивал у брата краски, писал этюды с натуры, а по окончании гимназии брал уроки у художника Семена Марковича Прохорова. В 1911 году он решил бросить медицину и со второго курса университете уехал в Москву — учиться живописи.

После двухмесячной подготовки в студии Ильи Ивановича Машкова Черемных выдержал конкурсный экзамен в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. В каждом классе Училища на живописном отделении было в те годы по два педагога, чередовавшихся помесячно: в головном — К. Н. Горский и А.М.Корин, в фигурном — Н. А. Касаткин к С. Д. Милорадович, в натурном — А. Е. Архипов и Л. О. Пастернак; последний класс назывался мастерскими, им руководили К. А. Коровин и С. В. Малютин. У них Черемных и окончил в 1916 году занятия в Училище и начал писать картину на звание художника. На ученической выставке 1917 года он показал эскиз картины, названной им «Слепцы». Сюжет ее возник под мрачным влиянием империалистической войны. Пасмурный пейзаж; по дороге, за собакой-поводырем бредут слепые — старик, раненый солдат…Картина не была закончена молодым художником. Творческую мысль автора увлекли революционные события. Вскоре после Октября Черемных стал работать в большевистской печати.

Еще в Томске он попробовал как-то свои силы в карикатуре — в январе 1910 года в третьей книжке журнала «Сибирская новь» был напечатан его смешной рисунок, подписанный «М. Ч-х». Только что расставшийся со школьной скамьей автор карикатуры отвел душу, изобразив своих недавних педагогов и наставников. В годы учения в Училище живописи Черемных с трудом сводил концы с концами, живя, как и многие его товарищи по студенческому общежитию, случайными заработками. Ему удалось получить работу «подрисовщика» в московской газете «Вечерние известия». Ретушируя и подрисовывая фотографии, печатавшиеся в газете, глядя на шаржи и незатейливые карикатуры других художников, он решил однажды предложить редакции свой рисунок. Это была карикатура на тему войны, происходившей тогда на Балканах: «Турки сами, не дожидаясь царя Фердинанда, хотят «ставить крест» св. Софии». 1 ноября 1912 года карикатура появилась в газете без фамилии художника, но с подписью редакции: «Оригинальный рисунок военного корреспондента «Вечерних известий». Вскоре была напечатана еще одна карикатура, потом время от времени стали появляться подписанные «М. Ч.» портретные шаржи на популярных артистов, музыкантов, писателей, реже — на политических деятелей. Позже некоторые свои рисунки в «Вечерних известиях» Черемных подписывал «Nero». Иногда его карикатуры печатались и в газете «Раннее утро».

Октябрьская социалистическая революция 1917 года открыла перед молодым художником, только что окончившим Училище живописи, широкую возможность работать на темы, продиктованные интересами нового общественного строя. Это полностью отвечало его внутренним стремлениям. Черемных стал рисовать политические карикатуры.

Он работал для газет «Коммунар», «Беднота», «Вечерние известия Московского Совета». Его рисунки легко узнать, хотя они часто печатались без подписи. В них всегда есть хорошая выдумка, блеск юмора, сатирическая меткость. Линия рисунка твердая, четкая, несколько грубоватая, но живая, не схематичная.

В дни первой годовщины Октября в газетах «Коммунар» и «Беднота» был помещен рисунок Черемныха «Тов. Ленин, сметающий хлам с лица земли». Об успехе, которым пользовался этот рисунок, можно судить хотя бы по тому, что через два года в Казани на его основе был издан плакат «Тов. Ленин очищает землю от нечисти», сделанный никем иным, как Дени.

В 1918—1919 годах Черемных работал над серией сатирических рисунков на темы истории России для издательства ВЦИК. Текст к рисункам писал он сам. «Русская история» Михаила Черемныха представляла собой два альбома: «Откуда пошли на Руси цари, попы да помещики» и «Как народ за волю боролся»; в каждом было по 60 рисунков. Это интереснейшее произведение, к сожалению, не увидело света. Оно было подготовлено к печати, но при передаче дел издательства ВЦИК Госиздату рисунки и текст затерялись, и до сих пор разыскать их не удалось.

В биографии Черемных есть страница, о которой следует помнить, хотя к его деятельности художника прямого отношения она и не имеет. Весной 1918 года В. И. Ленин предложил починить часы на Спасской башне Кремля, пострадавшие от артиллерийского обстрела в Октябрьские дни 1917 года. При этом он выразил желание, чтобы башенные куранты, игравшие прежде «Коль славен» и «Преображенский марш», исполняли пролетарский гимн «Интернационал» и траурный марш революционеров «Вы жертвою пали в борьбе роковой…» Мастера для починки часового механизма удалось найти, но за настройку курантов не брался никто. Работавший тогда в Совнаркоме архитектор Н. Д. Виноградов, зная, что в юношеские годы Черемных увлекался музыкой, мечтал стать оперным певцом, предложил ему применить к делу свои музыкальные способности. Молодой художник разобрался в устройстве курантов, ему удалось их настроить и через две недели с кремлевской башни понеслись торжественные звуки революционного гимна. В разгар гражданской войны необходимость в злободневной массовой наглядной агитации была исключительно велика. Между тем, газет было мало, иллюстрированные журналы не выходили. Печатные плакаты делали, конечно, свое дело, но при всей оперативности художников и издателей не всегда могли поспевать за стремительно развертывающимися событиями. В окнах магазинов и на специальных щитах вывешивались написанные от руки крупным шрифтом сводки с фронтов, сообщения Российского телеграфного агентства—РОСТА. Шла осень 1919 года. Черемных предложил создать своеобразный сатирический журнал-плакат с рисунками и стихами на актуальные политические темы и вывешивать его в пустующих витринах магазинов. Счастливая мысль художника встретила горячую поддержку, и вот в центре Москвы, на углу Тверской улицы и Большого Чернышевского переулка, в витрине кондитерского магазина Абрикосова появилось первое «Окно сатиры РОСТА». Автором рисунков был Черемных, автором стихов — Н. К. Иванов-Грамен.

Выдумка оказалась удачной. Огромные, во всю витрину, яркие, с остроумными карикатурами и едкими сатирическими стихами, высмеивавшими белогвардейских генералов, «Окна» привлекли множество зрителей.

Через месяц-полтора в работу над созданием «Окон сатиры» включился Владимир Маяковский, сразу оценивший политическое значение и замечательные возможности новой формы агитационного искусства. Вскоре пришел Иван Андреевич Малютин, потом другие художники. Создался дружный творческий коллектив. Черемных был назначен заведующим художественного отдела РОСТА.

Первые «Окна» делались в одном экземпляре и выпускались раз в неделю. Этого оказалось недостаточно. Каждый день возникали новые темы, продиктованные военными сводками, жизнью Советской страны. «Окна» стали выходить чаще. Их стали размножать — вначале от руки, потом с помощью трафаретов. Количество копий доходило до 300 экземпляров.

«Окна» рассылали по 47 городам, где были отделения РОСТА. Их вывешивали уже не только в магазинах, но и на вокзалах, агитпунктах, кое-где даже на заборах и стенах домов. Примеру Москвы последовали Петроград, Харьков, Одесса, Баку, Саратов, где создавались свои «Окна».

«Окна сатиры РОСТА» совмещали политическую актуальность и оперативность газеты с лаконизмом, броскостью и доходчивостью плаката. «Окна РОСТА — фантастическая вещь, — писал Маяковский. — Это обслуживание горстью художников, вручную, стопятидесяти миллионного народища. Это телеграфные вести, моментально переделанные в плакат; это декреты, сейчас же распубликованные частушкой… Это новая форма, введенная непосредственно жизнью».

Работа в РОСТА полностью захватила Черемных. Изо дня в день на протяжении двух с половиной лет он отдавал этому делу всю свою неисчерпаемую творческую энергию и сам был автором рисунков для нескольких сотен «Окон». В этой работе зрело его художественное мастерство, вырабатывались основные черты его индивидуального стиля. Создавался своеобразный арсенал художественных образов, которые сразу узнавались зрителями. «Я как-то придумал посадить на трубу разрушенного паровоза ворону. Получилось очень выразительно. Потом все, изображая разруху, стали рисовать таких ворон», — вспоминал Черемных.

Работа над созданием «Окон была исключительно напряженной. Маяковский писал: «От нас требовалась машинная быстрота: бывало, телеграфное известие о фронтовой победе через сорок минут — час уже висело по улице красочным плакатом… Этого темпа, этой быстроты требовал характер работы, и от этой быстроты вывешивания вестей об опасности или о победе зависело количество новых бойцов. Вне телеграфной, пулеметной быстроты — этой работы быть не могло. Но мы делали ее не только в полную силу и серьезность наших умений, но и революционизировали вкус, подымали квалификацию плакатного искусства, искусства агитации». Быстрота работы, которая требовалась от создателей «Окон» (Черемных рассказывал, что ему приходилось иногда делать до 50 рисунков за ночь), необходимость рисовать так, чтобы плакат можно было легко воспроизвести с помощью трафаретов, — все это, разумеется, не могло не влиять на изобразительный язык «Окон», приводило к неизбежной упрощенности формы. Но и в пределах свойственного «Окнам» лаконизма рисунки Черемныха всегда отличает выразительность образной характеристики.

«Окна сатиры» после реорганизации РОСТА с января 1921 года выпускались под маркой Главполитпросвета, а через год прекратили существование. С этого времени Черемных все больше внимания уделяет журнальной карикатуре, хотя не прекращает и работы над созданием плакатов.

В начале 1930-х годов, когда была сделана попытка возродить форму «Окон РОСТА» и стали выпускаться «Окна Изогиза» (Государственного издательства изобразительных искусств), Черемных создает несколько превосходных плакатов, например: «Правильный лозунг дает Автодор: пограничнику—мотор!», «Окно» на тему о чистоте и порядке на железнодорожных вокзалах и т. д.

Важная роль в таких плакатах принадлежит тексту, с которым рисунки неразрывно связаны. И здесь надо отдать должное Нине Александровне Черемных, работавшей с 1928 года в тесном творческом сотрудничестве со своим мужем в качестве автора стихотворных подписей к его рисункам. Эти подписи рождались обычно одновременно с разработкой художником образного решения плаката, и многие из них — сжатые, ударные, остроумные — запоминались как народные поговорки.

Художественные достоинства названных плакатов — ясная композиция, насыщенный цвет, четкая форма, динамичный выразительный рисунок — присущи и таким работам Черемных, где он находил для воплощения замысла единый лаконичный образ. Наиболее выдающимся его произведением в этом плане был плакат 1938 года «Чтобы из этой лапы выпал нож, антифашистского фронта силы множь!». Две сильные руки, сомкнувшись в братском рукопожатии, намертво сжали цепкую лапу империалиста, заставили его выпустить из скрюченных пальцев окровавленный кинжал с надписью «война». Светлый в верхней части листа фон, на котором отчетливо рисуются две залитые темно-красным цветом руки и черный рукав фашиста, сгущается книзу до черного, и на этом темном фоне так же отчетливо смотрятся бледная старческая рука хищника и сверкающее лезвие кинжала. Мысль выражена здесь до предела ограниченными изобразительными средствами с исчерпывающей ясностью. Плакат этот по достоинству был оценен и на Международной выставке плакатов в Вене в 1948 году, где ему был присужден диплом с отличием. Оригинал его занял место в сокровищнице русского искусства — Государственной Третьяковской галерее. В 1923 году начал выходить журнал «Безбожник», активным сотрудником которого, начиная с первого номера, был Черемных. В числе его наиболее известных антирелигиозных плакатов можно назвать изданный в 1929 году «Сектант — кулацкий петрушка», где сладенько возглашающий «Все люди братья» сектант оказывался всего лишь пустой и послушной игрушкой, надетой на руку скрывавшегося за ширмой кулака.

В 1932 году была издана «Антирелигиозная азбука» Черемных; на каждую букву алфавита — большой цветной рисунок, подписанный рифмованным двустишием, состоящим всего из четырех слов, начинающихся с этой буквы: «Бросьте, братцы, богов бояться», «Знахаря заклинанья заменим знаньем», «Небесной награды — не надо», «Царство церквей — царство цепей» и т. д.

В феврале 1933 года Черемных уезжает в Пронский район Московской области и проводит там около четырех месяцев. Вместе с сотрудниками районной газеты «Пронский колхозник» Черемных выезжает в колхозы и совхозы, выпускает там с ними стенные газеты. Его сатирические рисунки и шаржи с остроумными стихотворными подписями Н. А. Черемных разоблачали непорядки в работе правлений колхозов, высмеивали нерадивых и ленивых бригадиров, крепко били по нарушителям государственной и колхозной дисциплины, пьяницам, лодырям, разгильдяям. В Пронске родился альбом «К зажиточной жизни». В альбоме были очень интересные по замыслу и мастерски исполненные цветными карандашами листы. Некоторые листы альбома были изданы как самостоятельные плакаты.

В том же 1933 году Черемных в составе бригады журнала «Крокодил» выезжает на Омскую железную дорогу; цель поездки — помочь ликвидации прорыва в работе дороги. Там Михаил Михайлович участвует в выпуске «Агитокон» на станциях, в депо, мастерских, посылает карикатуры в «Крокодил».

В 1934 году Черемных приглашают руководить плакатной мастерской на строительстве канала Москва-Волга. Там он проработал два года и за это время организовал в городе Дмитрове художественную студию, в которой под его руководством занималось до пятидесяти человек, и мастерские, где оперативно создавались и размножались с помощью трафаретов плакаты и лозунги, делалось оформление для красных уголков и к праздникам.

В какой бы области изобразительного искусства Черемных ни работал, — а его творческий диапазон был достаточно широк, — он не терял связи с периодической печатью. Злободневная журнальная карикатура всегда оставалась его любимым делом. В 1921 году вместе с Моором, Дени и Маяковским он участвовал в создании сатирического журнала «БОВ». Хотя первый номер этого журнала, для которого Черемных сделал много рисунков, был и единственным вышедшим, в истории советской сатирической печати он оставил заметный след. В «Крокодиле» Михаил Михайлович работал со дня рождения журнала (1922), входил в состав его первой редколлегии. Карикатуры Черемных печатали и другие сатирические журналы 1920-х годов: «Красный перец», где он заведовал художественной частью, «Заноза», «Лапоть», «Дрезина», «Смехач», изредка ленинградский «Бегемот». Если бы собрать многие и многие сотни журнальных рисунков Черемных, опубликованных за сорок с лишним лет, они могли бы составить своеобразную, замечательную по полноте и наглядности образную летопись столь богатого событиями периода истории нашей страны.”

(М.Йоффе “Десять очерков”)
Печатается в сокращении


Leave a Reply

eleven − 5 =