Bronzit Konstantin

Saint Petersburg, Russia

Сценарист, режиссер, художник анимационного кино, карикатурист.

Родился в 1965 в Ленинграде. В 1983 году окончил СХШ им. Иогансона при Институте живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина, в 1992 году – факультет дизайна Санкт-Петербургского высшего художественно-промышленного училища им. Мухиной. Работал художником-аниматором в цехе мультипликации киностудии “Леннаучфильм”, где снял свой первый мультфильм – “Карусель” (1988). В 1994 году окончил отделение режиссуры анимационного кино Высших курсов сценаристов и режиссеров (мастерская Федора Хитрука).
Обладатель многочисленных призов международных конкурсов карикатуры, в том числе “Серебряный карандаш” МКК “Сатирикон” в Легнице (1988, 1990), “Серебряная плакетка” МКК в Анконе (1992, 1993), Гран-при МКК в Англете (1994).
С 1993 по 1995 год работал в качестве сценариста, режиссера и аниматора на московской анимационной студии “Пилот”, где создал несколько короткометражных мультфильмов: “Пережевывай!” (1993), “Тук-тук” (1993), “Пустышка” (1994), “Switchcraft” (1994). С 1996 по 1999 год работал на петербургской студии “Позитив-ТВ”. С 1999 года работает на петербургской студии анимационного кино “Мельница”, где в качестве главного консультанта и художественного руководителя принимал участие в работе над полнометражными анимационными проектами “Приключения в Изумрудном Городе” и “Карлик Нос”. Самые известные короткометражные мультфильмы Константина Бронзита: “Die Hard/Крепкий орешек” (1997), “На краю земли” (1998, снят во Франции для студии “Folimage”), “Бог” (2003).
Член ленинградского клуба карикатуристов с 1986 года.

 

Статья Михаила Судакова

Вот конём меня!

Талант, как говорится, не пропьёшь, не прокуришь и не пронюхаешь. Исключения из этого золотого правила, к сожалению, слишком часты, но тем приятнее убеждаться в его общей корректности.

«Алёша Попович» от питерской студии «Мельница» — самый что ни на есть авторский проект, впитавший в себя от режиссера Константина Бронзита очень, очень многое. С этим мультфильмом сложилась вообще довольно странная ситуация: все, кто на свою беду уже успел посмотреть «Карлика Носа», поставленного совсем другим человеком, на «Алёшу» косились с вполне объяснимым недоверием. Дескать — ну чего от этих-то ждать?

Те же счастливчики, что знакомства с прошлым творением «Мельницы» избежали, а вот с короткометражками Бронзита вроде «Дома на краю земли» успели завязать тёплые дружеские отношения, не менее оправданно ожидали от «героического блокбастера» чего-то совсем особенного. Вплоть до пресловутого возрождения отечественной полнометражной анимации, которая попытку подняться из гроба делала уже не раз, но неизменно пугала зрителей то откровенным закосом под диснеевщину в самом худшем ее проявлении, то натужно-аншлаговым юмором, то поганенькой озвучкой, то еще какой мурой.

Такие разные

Ни одним их вышеперечисленных недостатков «Алёша» похвастаться не может. Жалость какая! У российских аниматоров наконец-то получилось создать продукт, не похожий на остальные и при этом своей уникальности не только не стесняющийся, но и не выдающей ее за свое единственное достоинство.

Если в прошлом творении «Мельницы» подражание бывшему лидеру анимационной индустрии было достаточно очевидным, то обвинить в подобном обезьянничестве «Алёшу Поповича» сможет лишь человек с недюжинной и достойной лучшего применения фантазией. Бронзитовский мультфильм выделяется из сонма однообразных рисованных плоских поделок как картинкой, так и анимацией: расписывать прелести того и другого можно долго (особо здорово получились лица главных героев и их же движения), но на кой ляд?

Просто поверьте: вышло красиво, мило и самобытно — в самом хорошем смысле этого слова. Художественное самовыражение бывает удивительно разным: у одних рождается «Элизиум», а у других — Appleseed, первые выдают на-гора «Незнайку и Барабасса», а вторые творят «Алёшу Поповича».

Повесть о настоящем коне

Сценарий мультфильма однозначно не рассчитан на то, чтобы сражать зрителя сюжетными изысками. Не этим берет. С другой стороны, некоторое провисание наблюдается лишь единожды — где-то в районе игры коня Юлия на лохотроне. Все остальное время вы проведете как минимум с довольной миной на лице, как максимум — хохоча в полный голос.

«Алёша Попович» — из тех мультфильмов, что легче легкого растащить на цитаты, по большей части уместные лишь в контексте. Зато это будут такие цитаты, по которым свежеиспеченного фаната Бронзита узнаешь моментом: от «Давайте, что ли, за руки возьмемся» и «Не упал» до «Я святой Лука, а это — пророк Моисей» и «Не смешите мои подковы».

Цитата:”Да я даже в зеркало себе не улыбаюсь, оттого что серьезный такой!” (Алёша Попович).

Последние две фразочки, к слову, принадлежат тому самому персонажу, присутствие которого дает некоторым повод обвинить «Тугарина Змея» в подражании «Шрэку». Типа, раз болтает и принадлежит к семейству непарнокопытных, значит — мерзкий клон, без права апелляции. Это, конечно же, полная хересь, потому как даже пятилетний ребенок насчитает в характерах Юлия и Осла столько различий, что не хватит никаких пальцев для загибания.

Пожалуй, создатели мультфильма оплошали лишь в одном — по доброте душевной или еще каким причинам вложили в уста Юлия чересчур много слов. Болтовня коняги, призванная оттенять относительную молчаливость остальных героев, все же несколько утомляет. Зато на ее фоне ограниченный словарный запас того же Алёши Поповича, обожающего выкрикивать самые разные производные от фразы «Отведай-ка силушки богатырской!», кажется особенно милым. Умом протагонист не вышел, зато компенсирует этот недостаток искренностью и живостью.

И-го-го как

О героях «Алёши Поповича» вообще стоит замолвить отдельное словечко, потому как это настоящие цвет и краса мультфильма. Львиная доля гэгов — не столько разговорных, сколько ситуационных — строится на неповторимости и комичности характеров. Это и постоянно улыбающийся дед Тихон, и трогательно волнующаяся за Алёшу Любава, которая почти не слезает со своего ослика, и сам меланхоличный Моисей, и не разгибающаяся ни на секунду бабка из породы «Коня на скаку остановит», и, конечно же, главная парочка — жизнерадостный остолоп Алёша и трусоватый паникёр Юлий.

С не меньшей любовью выписаны второстепенные персонажи вроде лохотронщиков с «пацанскими» повадками, собаки-князя, Святогора, княжеской охраны, Тугарина Змея и даже, черт возьми, последнего оставшегося на ногах после сражения с Алёшей тугарского вояки.

Озвучены, кстати, все эти личности преотменно. Голоса актеров идеально подходят их героям, и выделять кого-то особо нет никакого желания. Все хороши. Хочется верить, что подобный подход к озвучке войдет у наших аниматоров в привычку, и всевозможные недоразумения вроде сами знаете чего быстренько останутся в прошлом.

Синдром привыкания

Иные фильмы имеют замечательный постэффект — вспоминая некоторые сцены, сложно удержаться от смеха. «Алёша Попович» пошел в этом вопросе до победного конца — для микроистерики достаточно одного-единственного кадра.

Это как, знаете ли, как в случае с «Проклятием», разве эмоции имеют совершенно иную полярность. Там впечатлившегося человека пробирал мороз по коже при взгляде на кадр с маленьким мертвым мальчиком, а тут в голове всплывает перекошенная рожа Бабули, которая только что перетащила на своем горбу Моисея и Любаву, а в благодарность услышала лишь «Спасибо тебе, Алёшенька!», или физиономия Поповича, только что совершившего акробатический трюк на бревне, и на лицо наползает широченная улыбка.

Имейте в виду, что таких вот моментов в «Алёше Поповиче» — вагон и маленькая тележка. Это не мультфильм — это сплошной гэг, в существование которого поверить поначалу довольно непросто. «Что, неужели наши снова начали снимать хорошие мультики?» Ответ утвердительный.

И вот еще что: замечено, что каждый просмотр «Алёши Поповича» способствует возникновению все более и более глубокой симпатии к этой ленте. Четвертого похода в кинотеатр ждешь с нетерпением: да, все шутки выучены практически наизусть, но страсть как хочется снова увидеть и услышать их «вживую».

И этой слабости можно потакать сколько влезет. От вас не убудет.

Константин Бронзит стал известен благодаря мультфильму Про Алешу и Тугарина Змея. Но призы он получал за другие свои мультфильмы.

“В 1995 году я, будучи еще совершенно неизвестным, получил свой первый Гран-при в Анси за фильм «Switchcraft». После этого студия «Фолимаж» прислала мне приглашение поучаствовать в конкурсе проектов молодых режиссеров. Со всей Европы собирают 50–70 заявок, а выбирают две. Дают режиссеру деньги на производство картины и жизнь во Франции. А у меня уже с полгода валялся сценарий «На краю земли», ну, думаю, чем черт не шутит — послал. За год мы с женой — она тоже аниматор — сделали эту 8-минутную картину. Французы помогали в технических вопросах”.

“На краю земли” – одно из самых потрясающих мульт-произведений, которые я видела. Даже после 121 просмотра невозможно сдержать хохот до слез 🙂 Кто видел? Делитесь впечатлениями!

Биографическая справка:
Сценарист, режиссер, художник анимационного кино, карикатурист.
Родился в Ленинграде. В 1983 году окончил СХШ им. Иогансона при Институте живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина, в 1992 году – факультет дизайна Санкт-Петербургского высшего художественно-промышленного училища им. Мухиной. Работал художником-аниматором в цехе мультипликации киностудии “Леннаучфильм”, где снял свой первый мультфильм – “Карусель” (1988). В 1994 году окончил отделение режиссуры анимационного кино Высших курсов сценаристов и режиссеров (мастерская Федора Хитрука). Обладатель многочисленных призов международных конкурсов карикатуры, в том числе “Серебряный карандаш” МКК “Сатирикон” в Легнице (1988, 1990), “Серебряная плакетка” МКК в Анконе (1992, 1993), Гран-при МКК в Англете (1994).
С 1993 по 1995 год работал в качестве сценариста, режиссера и аниматора на московской анимационной студии “Пилот”, где создал несколько короткометражных мультфильмов: “Пережевывай!” (1993), “Тук-тук” (1993), “Пустышка” (1994), “Switchcraft” (1994). С 1996 по 1999 год работал на петербургской студии “Позитив-ТВ”. С 1999 года работает на петербургской студии анимационного кино “Мельница”, где в качестве главного консультанта и художественного руководителя принимал участие в работе над полнометражными анимационными проектами “Приключения в Изумрудном Городе” и “Карлик Нос”.
Самые известные короткометражные мультфильмы Константина Бронзита: “Die Hard/Крепкий орешек” (1997), “На краю земли” (1998, снят во Франции для студии “Folimage”), “Бог” (2003).

Автор: Елена Петрова
Сайт: Аргументы И Факты
Статья: Константин Бронзит — имя в мировой анимации

В Санкт-Петербурге живет и работает на студии «Мельница» режиссер Константин Бронзит, один из лучших аниматоров мира.
Свидетельство тому — два Гран-при на фестивалях во французском городе Анси, который называют Канном для анимации. В России новые отечественные мультфильмы увидеть практически невозможно, но вот недавно на широкий экран вышел «героический блокбастер» Бронзита «Алеша Попович и Тугарин Змей», который уже побил в прокате все рекорды.
Голливуд делает деньги, а мы кино
— Константин, когда же ваши мультики можно будет увидеть по телевизору, купить на кассетах?
— Отвечая на этот вопрос, я всегда смахиваю слезу: «После смерти» (улыбается). Но вот в «Алешу Поповича» бонусом вошли «Божество» и «Крепкий орешек», так что массовый зритель сможет увидеть. Маленькая победа! Что же касается ТВ, то все постсоветские фильмы принадлежат частным продюсерам, им надо платить. Зачем заморачиваться, легче в очередной раз дать в эфир «Ну, погоди!», за который давно заплатило государство. Или прокрутить приобретенный за копейки старый диснеевский сериал.
— А как оценивают российскую анимацию за рубежом?
— Очень уважают. Авторские фильмы практически не остаются без наград на фестивалях. Только анимации в России сейчас делается очень мало.
— Поэтому один из своих фильмов вы делали во Франции?
— В 1995 году я, будучи еще совершенно неизвестным, получил свой первый Гран-при в Анси за фильм «Switchcraft». После этого студия «Фолимаж» прислала мне приглашение поучаствовать в конкурсе проектов молодых режиссеров. Со всей Европы собирают 50–70 заявок, а выбирают две. Дают режиссеру деньги на производство картины и жизнь во Франции. А у меня уже с полгода валялся сценарий «На краю земли», ну, думаю, чем черт не шутит — послал. За год мы с женой — она тоже аниматор — сделали эту 8-минутную картину. Французы помогали в технических вопросах.
— Знаю, что фильм получил более семидесяти призов. Но, как выясняется, для работы в России все это не так уж существенно. Награды — это моральная поддержка?
— Часто и материальная. Главное — они создали мне имя в анимации, это означает интересные — в том числе и коммерчески — предложения со всего мира. Их сыплется столько, что приходится отказывать и позволить себе такую роскошь, как выбор.
Не так давно на «Мельнице» мы сделали два любопытных фильма для американцев, «оживили» детские книжки. Это большой проект в Америке, у нас ничего подобного нет.
— Наша анимация, как и все кино, равняется на Голливуд?
— Мы неизбежно сравниваем себя с Голливудом, потому что больше не с кем. Голливуд — это вал, они делают больше всех, разнообразнее всех по технологиям, но они лидируют в области коммерческого кино, а в авторском у них провал. У них задачи другие, они делают деньги, а мы кино.
— Слышатся упреки, что в «Алеше Поповиче» говорящий конь напоминает говорящего осла из американского «Шрека».
— Упрекают, что мы украли «говорящее парнокопытное»! Это очень обидно. Если бы люди знали, как делался наш фильм: в диком цейтноте, за год. А в Голливуде могут себе позволить только на сценарий потратить год, а потом еще года четыре на его воплощение. У нас даже слово «Шрек» не было произнесено ни разу, никому в голову не успело прийти, что, мол, увлеклись, действительно стали похожи.
Радует, что «Алеша» пробился в конкурс полнометражного кино в Анси: из 700 европейских заявок отобрано четыре фильма.
Художник вдыхает душу в героя
— Раньше говорили «мультипликация», теперь «анимация». В чем разница?
— «Мультипликация» от латинского «мультус» — «много, многочисленный», что подчеркивает механическое размножение картинок. «Анимация» от латинского «анима» — дух, душа, это мне ближе, ведь художник вдыхает душу в свой персонаж. Даже в сухой падающий лист, как говорил мой учитель Федор Савельевич Хитрук.
— Как делаются мультики? Где-то я читала, что в «Белоснежке» сначала сняли на пленку артистов, а потом их просто «обрисовали»?
— Есть такая техника, она называется «эклер» или «ротоскоп». Так сделан, кстати, «Аленький цветочек» и многие другие любимые зрителями картины «Союзмультфильма». Такая анимация под силу любому, не обязательно быть художником. Нам, профессионалам, тошно на это смотреть, это синтетика, а не искусство. В той же «Белоснежке» честная анимация — это гномы, поэтому они такие живые, с ними происходят интересные метаморфозы. А человеческие персонажи — плавные и нудноватые.
— Но диалоги героев обязательно озвучиваются до фильма?
— Конечно, потому что текст расписывается по кадрикам, к примеру, в тридцатом у героя рот раскрыт на букве «а», а в тридцать первом закрыт на букве «м». Иначе произойдет непопадание — герой кричит, а рот закрыт.
Со второго класса я знал, чего хочу
— Как вы стали аниматором?
— Еще классе во втором кто-то мне показал прикол с блокнотиком: если его быстро-быстро листать, нарисованная фигурка движется. И я как безумный изрисовывал десятки таких блокнотиков. Когда заканчивал художественную школу, стал выяснять, где «этому» учат. Оказалось, что только во ВГИКе, и то — на «художников-постановщиков анимационного кино». Хватило интуиции понять, что мне не это нужно, я хочу создавать кино в целом, то есть все-таки пойти в режиссуру. Значит, надо было поступать на Высшие режиссерские курсы, но туда принимали только с высшим образованием. Тогда я составил себе программу: получить «корочку», но уже вовлечься в профессию — поступил на вечернее отделение Мухинского училища и устроился на «Леннаучфильм», где был цех мультипликации, но поначалу — кладовщиком. После армии повезло, взяли мультипликатором. Ну а потом была учеба на Высших курсах у Хитрука. Я горжусь, что выполнил свою программу, хотя вспоминаю ироничные строчки любимого Виктора Цоя: «Кто в 17 лет убежал из дома, вряд ли поймет того, кто учился в спецшколе. Тот, у кого есть четкий жизненный план, вряд ли будет думать о чем-то другом». Но я уже в школе знал, чего хочу. Профессия меня избрала, а не я ее.

 


Leave a Reply

1 × 5 =