Bogdanovich Julian

Warsaw, Poland

Карикатурист.

 

Родился в 1942-м году. Выпускник факультета Графики Академии Изящных Искусств в Варшаве. Диплом 1967. Дебют в любимом деле, т.е. в карикатуре произошёл в «Szpilkach» в 1969. С того момента и до сегодняшнего дня рисую и публикуюсь охотно и много, во многих изданиях, по разной тематике. Перечисление всех изданий, публиковавших мои рисунки, было бы работой сверх силы, пишущего эти слова. Однако стоит упомянуть некоторые из них. И прежде всего, главное — это «Szpilki», журнал, который был известен не только в Польше, с высоким уровнем публикуемых там рисунков выдающимся художников всего мира. Мне посчастливилось работать там сначала бильд-редактором, а позже в качестве главного художника. Время, когда я работал в «Szpilkach» пришлось на очень интересный период в истории Польши, т.е. на период первой «Solidarnosci» это 1980-81 и второй с 1987 и почти до конца существования журнала, т.е. до 1992. Разрыв в годах был вызван увольнением меня с работы после объявления военного положения. Помимо этого мне было запрещено печататься и в других изданиях, о чем я узнал от коллег из редакции. Смешно теперь, по прошествии 32 лет. О запрете на профессию первым мне сказал коллега, который принес продовольственной паек – помощь церкви для журналистов, репрессированных во время военного положения. Очутившись в этой ситуации, я сам оказывал гуманитарную помощь, т.е. развозил посылки с различными «деликатесами» для безработных коллег в Варшаве. До 1981 много рисовал в созданном в то время журнале «Tygodnik Solidarnosc», а что отвергала цензура, печаталось в журнале от региона Мазовше – «Tygodnik». Этот журнал попросил меня нарисовать плакат, который должен был быть расклеен на стенах города. Вечером 11 декабря, когда у меня осталось всего несколько авторских экземпляров, мне позвонил коллега, который увидел плакат на стенах университета. Разговор начался смешно, со слов: «Ой, Вы… Вы…» (военное положение в Польше было объявлено 13.12.1981 г.). Забавный случай был с рисунком, опубликованным в «Powsciagliwosc i Praca» — тень сидящего у стены Пасхального зайца была нарисована в форме руки с буквой «V», символом, который действовал на тогдашние власти, как красная тряпка на быка. Что творилось! Цензура определила, что этот заяц возмущает общественное мнение, угрожает отношениям церкви-государства-нации и опровергает их сотрудничество. История зайца дошла до Епископата. Все правда — документация у автора рисунка, то есть у меня. И, собственно, это всё моё мученичество периода 80-х. Рисую, сегодня уже не так остро политически, как раньше. Новые времена требуют другого карикатурного взгляда на реальность. Уже нельзя рассчитывать на такое взаимопонимание со стороны читателя, как это было более 30 лет назад — а может это и лучше. В конце концов, мы имеем некое подобие нормальной жизни.

 

«Галерея мастеров карикатуры» СПб 2013 г.

 


Leave a Reply

four × 5 =