Basyrov Garif

Moscow, Russia

Карикатурист, график

 

1944 родился в сталинском лагере N 26 (АЛЖИР) Акмолинской области, Казахстан
1963 окончил Московскую среднюю художественную школу
1968 окончил Всесоюзный Государственный институт кинематографии
(художественный факультет) с 1975 член Союза художников СССР
в 1990 стал членом Международной Федерации художников (IFA).
Работы находятся:
Государственная Третьяковская галерея, Москва
Государственный музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, Москва
Государственный музей искусств народов Востока, Москва
Министерство культуры Российской Федерации, Москва
Фонд культуры Российской Федерации, Москва
Московский союз художников, Москва
Галерея “М`АРС”, Москва
Галерея “Московская палитра”, Москва
Галерея “Крымский вал”, Москва
Галерея “А 3”, Москва
Галерея “Манеж”, Москва
Ярославский художественный музей, Ярославль
Дальневосточный художественный музей, Хабаровск
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Екатеринбургский музей изобразительных искусств, Екатеринбург
Калининградская художественная галерея, Калининград (Кенигсберг)
The European Illustration Collection Hull Gallery, Hull, Great Britain Ost-West Gallery, Цюрих, Швейцария
Galerie Enrico Navarra, Париж, Франция
Kunstraum, Штуттгарт, Германия
KPMG, Штуттгарт, Германия
Музеи юмористического искусства:
Базель, Швейцария; Токио, Япония; Стамбул, Турция; Толентино, Форте дей Марми, Италия; Скопье, Македония; Габрово, Болгария; Варшава, Польша; Сеул, Южная Корея; Кнокке-Хейст, Бельгия и др.
Частные коллекции США, Швейцарии, Франции, Германии, Австрии, Великобритании, Италии, Израиля, Дании, Польши, Болгарии

Участие в выставках, аукционах
ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ВЫСТАВКИ

1982 Однодневная выставка. Дом художника на Кузнецком мосту, Москва
1989-90 Ost-West Gallery, Цюрих, Швейцария
1990 Galerie der Bayerischen Landesbank, Мюнхен, Германия
1991 SAK House, Свендборг, Дания
1992 Ретроспективная выставка. Центральный дом художника, Москва
1993 “Сто работ из новой серии “Несущественное”. ГТГ, Москва
1994 “Апокрифы”. Галерея Крымский вал. Государственный музей Востока, Москва
1995 “Семь версий и Стены оппозиций”. Галерея “А 3”, Москва
1995 “Инкубусы”. Галерея “Манеж”, Москва
1996 “ВагонАрт”. Галерея “А-3”, Москва
1996 “Несущественное, 1991-95”. ЦДХ, Москва
1996 “МэйлАрт”. Галерея “Кино”, Москва
1996 “Работы 1976-91гг.”. Kunsthalle, Osnabruck, Германия
1997 “Инкубусы – 2”, галерея “Obscuri Viri “. РОСИЗО, Москва
1998 “Иллюстрации и рисунки. 1970-80 годы. Российский культурный центр. Вена
1999 Работы 80-х годов. Центральный Дом художника. Москва
1999 Миниатюры. Галерея “Московское собрание”. Москва
2000 Mail & Art. Галерея “Манеж”. Москва.

ГРУППОВЫЕ ВЫСТАВКИ

1970 “На стендах “Юности”(совместно с И.Большаковой, Е.Струлевым). Москва
1981 The Yomiury International Cartoon Contest. Токио, Япония (золотой приз и золотая медаль)
1982 The International Cartoon Contest. Пескара, Италия (приз “Sail”) Salone internazionale dell’UMORISMO. Бордигера, Италия (приз “Prezidenza Camera Deputati”)
1982-83 “European Illustration”. Лондон, Париж, Нью-Йорк
1983 совместно с Л.Берлиным, К.Сапегиным, Д.Штеренбергом. Ул. Вавилова, 26, Москва
1983 Международная Биеннале юмора и сатиры в искусстве. Габрово, Болгария (2-й приз)
1983 The International Cartoon Contest. Толентино, Италия (3-й приз C.Marcorelli) Salone internazionale dell’UMORISMO. Бордигера, Италия (приз “Dattero d’Argento)
1984 The International Exhibition of Satire and Humour “Trento fra realta e follia”. Studio d’Andromeda, Тренто, Италия (Prize for the most significant work) XI Biennale of Graphic Designe. Брно, Чехословакия
1984-85 “European Illustration”. Лондон, Париж, Нью-Йорк
1985 Salone internazionale dell’UMORISMO. Бордигера, Италия (приз “Martini & Rossi”)
1985 Международная Биеннале юмора и сатиры в искусстве. Габрово, Болгария (2-й приз)
1987 “Ретроспекция творчества московских художников. 1957-1987”. л/о “Эрмитаж”, Профсоюзная ул., д. 100, Москва
1987 Выставка 6-ти художников. М.Грузинская, 28, Москва
1987 “Художник и современность”. Первое творческое объединение московских художников. “Каширка”, Москва
1987 XIX World Cartoon Gallery (“OSTEN”). Скопье, Югославия (специальный приз) 27th International Cartoon Festival. Knokke-Heist, Бельгия (1-й приз “Golden Hoed”)
1988 The International Festival of Fine Arts. Багдад, Ирак (серебряная медаль)
1988 2-я выставка Первого творческого объединения МОСХ. Дом художника на Кузнецком мосту, Москва
1988 “Графика московских художников: Городу и миру”. Центральный дом художника, Москва
1988 International Cartoon Festival. Central Java, Semarang, Индонезия
1988 Международная выствка “ОЗОН-88”. Агентство “София-Пресс”, София, Болгария (1-й приз)
1989 “Nuova Realta”. Pinacoteca Communale Loggetta Lombardesca, Равенна, Италия
1989 “Eros. Spirito & Pelle”. Каррара, Италия
1990 XI Concorso nazionale per di Fumetti. Прато, Италия
1990 “Интерграфика-90”. Международная триеннале. Берлин, Германия
1990 Melbourne Comedy Festival. Мельбурн, Австралия (Special commendation)
1990-91 “European Illustration”. Лондон, Париж, Нью-Йорк
1991 International Cartoon Contest. Сеул, Корея (бронзовый приз)
1993 “АРТ МИФ 3”. Галерея “Московская палитра”; Аукцион Сотбис. Манеж, Москва
1994 “Русская коллекция. Конец ХХ века”. Галерея М`АРС, Москва
1994 “Собирание пространства”. Государственный Музей Востока, Москва
1995 “Благотворительный аукцион в пользу ожогового центра детской больницы N9.
1995 Современная русская живопись и графика”. Сотбис, “АРТ МИФ”. Гостиница Метрополь, Москва
1996 35 International Cartoonfestival. Knokke-Heist, Бельгия
1996 “Калининград – Кенигсберг”. Третья международная биеннале станковой графики. Калининградская художественная галерея, Калининград
1996 ARCO-96, международная художественная ярмарка. Мадрид, Испания
1996 InterArt Fair Sollentuna. Стокгольм, Швеция
“Артотека”, ГЦСИ. ЦДХ, Москва
1996 Международная художественная ярмарка АРТ-МОСКВА. ЦДХ, Москва
1996 “5 Moskauer Kunsler und Grafiker”. Оснабрюк, Германия
1996 “Русская коллекция – 2. Конец 20 века”. Галерея М`АРС, Москва
1997 “Гармония контрастов. Русское искусство второй половины 20-го века” (выставка-аукцион), Объединение “Магнум Арс”, РАХ, ГТГ. Российская Академия художеств, Москва
1997 “Художник и пресса”. ЦДХ, Москва
1997 “Московские образы”. Галерея “А-3”, Москва
1997 “Золотое яйцо”. Выставка художников журнала “Химия и жизнь” 1965-1997гг. ЦДХ, Москва
1997 “Мир чувственных вещей в картинках – конец XX века”, галерея М`АРС. ГМИИ им. А.С.Пушкина, Москва (каталог)
1997 Международная художественная ярмарка “Арт-Манеж”. Манеж, Москва (каталог)

Автор о себе
… В прежних моих работах (серии “Обитаемые пейзажи”, “Космос”, “Люди с грузом”, “Нарцисс”, “Ветер”, “Спящие” и др.) критики находили массу интересного: “философский взгляд”, “социальные проблемы”, “одиночество человека”, “иронию и гротеск”, “атмосферу советской жизни”, “фантастический реализм” и даже наличие некой “Тайны”.
Надеюсь, что в новой серии “Несущественное” они ничего подобного не найдут. Да и что можно найти в этих обрывках бумаги, детских каракулях и старых квитанцияхN Ностальгии и любования тленными следами чьей-то прошедшей жизни там уж точно нет.
Может быть, есть попытка с помощью подвернувшегося под руку всякого сора уйти от этой вышеперечисленной многозначительности и делать то, что и должно представлять интерес для художника: плоскость листа, композиция, ритм, цвет, взаимоотношения различных структур и пятен; их контраст и гармония.
Вот, наверное, подлинная, вечная тема искусства. И “Тайна” тоже. Хорошо бы только делать это не предвзято, следуя интуиции, а не чьим-то образцам.
Кстати, об образцах: говорят, что древние поэты и художники-дзэнбуддисты, достигнув высот своей карьеры, после сорока лет меняли имя и начинали все с нуля…

…Примерно полгода назад я заметил, что из моих, скажем так, нефигуративных опытов (серия “Несущественное”) само собой, независимо от автора, стало возникать что-то напоминающее неизвестный алфавит неизвестного языка, похожего, пожалуй, на дальневосточные иероглифы. Будучи абсолютно уверенным, что такой письменности не существует, я назвал эту непрошенно возникшую серию “Апокрифы”, то есть что-то не каноническое и даже “сакральное”.
Печатая свой последний буклет и пытаясь хоть как-то улучшить его качество, я побывал в типографии, где обнаружил огромное количество брака, проб и всевозможных типографских отходов, в которых мои несчастные работы препарировались и варьировались с потрясающей бесцеремонностью и лихостью. И эти “вариации” или “версии” показались мне настолько выразительными и оригинальными, что я решил сопоставить в одной экспозиции искомые семь оригиналов и семь типографских “версий” каждого из них. В семи плакатах показано “развитие” типографией темы одной работы.
В другом разделе выставки “Стены оппозиции” представлены также новые работы, темой которых стали всевозможные лозунги и надписи на стенах домов, гаражей, заборов и борьба с ними, то есть закрашивание, замазывание, стирание и смывание, что все вместе создает неповторимые абстрактные композиции.

“ИНКУБУСЫ-2”
Многие знают, но не многие были свидетелями как тектоническая сила или само время погружают в бездну материки, цивилизации, города и объекты поменьше, скажем, тех же свидетелей. Иногда по прошествии дней или тысячелетий исчезнувшее вновь появляется из таинсвеныых глубин и предстает перед глазами уже других свидетелей – нас в вами.
И что же мы видим в данном случаеN Неизвестные штуковины, вызывающие из памяти смутно-незнакомые слова:
зиккурат-ортостат-кенотаф-ападана-местаба-наос-некрополь…..
Сказать что-либо понятнее о вновь обретенном не представляется возможным. Похоже, все это тоже было найдено неведомой археологической экспедицией; место и время раскопок установить не удалось, как, впрочем, и атрибутировать сами находки.
С увереннстью можно утверждать лишь одно – все предметы объединены неким общим духом неприветливой замкнутости, какой-то неуловимой похожестью и раздражающей неясностью своего назначения и происхождения.
Остается предположить, что уже виденные ранее “Инкубусы” помогут пролить свет на тайну этих неясных пра(или постN) образов.Критика
Графические и живописные персонажи Г.Басырова прекрасно узнаваемы и легко могли бы стать “фирменным знаком” художника. Во времена перестройки они – безликие, массивные, парящие в воздухе или, наоборот, закопанные в мусор, – многократно тиражировались в журналах, газетах, на плакатах как “жертвы и порождения тоталитаризма” или, на языке художника, – “объекты”. (Само место рождения Г.Басырова – ГУЛАГ, трудовой лагерь N26 Акмолинского района в Казахстане – говорило о многом). Но художник недаром считается пульсом времени, улавливая подспудные его перемены. В начале девяностых Басыров резко меняет свою манеру, уходит от фигуративной живописи к абстрактным работам. То они составляют серию “Несущественное”, выставленную в Третьяковке. То в Музее Восточного искусства Басыров выставляет “иероглифы” – знаки своего собственного, басыровского письма…
Нынешняя выставка продолжает “неожиданного” Басырова. Шокированные посетители вернисажа не увидели привычных картин или хотя бы “чего-то”, развешанного на стенах. Экспозиция состоит из пяти больших открытых ящиков, в которых выставлены деревянные, металлические и вообще непонятно какие фигурки, сделанные вроде бы из всего, что под руку попалось. Но если вглядеться, то легко и с восторгом узнаешь в них что-то давно знакомое, древнее, первобытное, из Шумера, Древнего Египта, античной архаики, Африки, древних культур Америки и даже того, что художник определил как “археологические следы будущих цивилизаций”. Это вечные символы нас самих, то ли увиденные, то ли раскопанные откуда-то изнутри Басыровым.
Инкубусы, в переводе с латыни, это хранители сокровищ (буквально: “лежащие на кладах”) и они же – ночные кошмары, знаменитые инкубы, являющиеся к грешникам и совращающие их. Это фигурки – то ли куколки, то ли божки – того коллективного бессознательного, которое лежит в основании человеческой психики и культуры в целом. При дневном свете, рассудочным сознанием такого не разглядишь. Инкубусы что-то хотят сообщить нам своим молчанием. Действительно мир изменился, если они вдруг стали видны вглядывающемуся в них художнику. Ну а нам остается вглядываться в то, что делает художник, через это познавая самих себя…
И.Гербов. “Неожиданный Басыров”. – Общая газета, 1995, 26 октября – 1 ноября

Библиография
Г. Анисимов “По велению души”, журнал “Юность”, N11, 1970;
Г. Анисимов “Тайна, одухотворяющая мир”, газета “Московский художник”, 7 января 1983, Москва;
И. Шаваркова “Обитатели обитаемых пейзажей”, Газета “Московский художник”, 25 июля 1985, Москва;
I. Klutschewskaja “Garif Scharipowitsch Bassyrow”, Журнал “Bildende Kunst “, N2, 1986, Берлин (на нем. яз.);
В. Мейланд “Гариф Басыров”, Сборник “Иллюстрации”, 1988, Москва;
Г. Ельшевская “Кто смотрит в небо”, журнал “Творчество”, N1, 1988;
М. Соколов “Обитаемые пейзажи”, журнал “Огонек”, N20, 1989;
Н. Филипповский “Эмблемы Перестройки”, журнал “Ароllo”, N1, 1990, Великобритания (на англ. яз.);
Н. Назаревская “Землянин по профессии”, журнал “Литературное обозрение”, N10, 1990;
Книга “Новый альбом графики”, изд. “Советский художнник”, 1991, Москва;
Каталог персональной выставки в ЦДХ. Февраль – март 1992, Москва;
Н. Орлова “Художник Басыров продает графику стопками”, газета “Коммерсантъ”, N6 (106), 3-10 февраля, 1992, Москва;
Журнал “Столица”, N11 (69), 1992, Рубрика “Дневник И “;
В.Мейланд “Воздух времени”, журнал “Наше наследие”, N2, 1993, Москва, стр. 116-121 (на англ. яз.).
А также многочисленные каталоги выставок, буклеты, интервью на радио и телевидении в России, США, Великобритании, Италии, Дании.

источник: persona.rin.ru

Статья из журнала

Внешне все в биографии сорокапятилетнего Гарифа Басырова выглядит ровно и скучновато: родился, учился, работал иллюстратором журналов и книг… Да и спокойный характер Гарифа словно овеществляет эту размеренную канву.
Но уже сами обстоятельства рождения бросают на жизнь художника тревожную, трагическую тень. На свет он появился в поселке № 26 Акмолинского района Казахстана. Лагерном поселении, которое принято было именовать «АЛЖИР», сюрреалистическим сокращением, звучащим особенно диковинно и кощунственно в суровые степные зимы («Акмолинский лагерь жен изменников Родины»). Здесь и познакомились будущие родители Гарифа, совсем молодые, студентами попавшие в сталинскую неволю. В памяти художника, конечно, не запечатлелось никаких зримых примет этого смутного и страшного бытия, ему было всего четыре года, когда родителей отпустили на вольное поселение. Но есть иная память, младенческое «я», таящееся в бессознательных глубинах. И этот камертон остался с Басыровым на всю жизнь.
Несмотря на восточную родословную своих предков, художник давно уже ощущает себя москвичом, тем более что со столицей связаны и его первые серьезные художественные опыты, и учеба в МСХШ и во ВГИКе.
Кинематограф и искусство книги, как профессии, остались вне творческого пути Басырова. Родной средой, где из чугунного ядра, обрели международную популярность. Но сам художник карикатуристом себя не считал и не считает.
Главным руслом многолетней работы стала для Басырова огромная серия «Обитаемые пейзажи» — все иные циклы так или иначе примыкают к ней наподобие притоков.
Каждому жителю большого города до мелочей ведомы эти пустынные пространства, которые оставляют новые кварталы, устремляясь за окраину, эти полосы отчуждения вдоль железнодорожных путей, поросшие скудными рощицами. Кучи строительного мусора и кубы жилых блоков обрамляют остатки природы, исполняющие роль заложников безликого, одинаково равнодушного и к пейзажной, и к человеческой натуре урбанизма.
Но среди унылых зданий-фантомов герои «обитаемых пейзажей» отнюдь не превращаются в безликую массу, они рассыпаются на группки, в целом образующие пестрое и многоголовое сообщество, некую гигантскую коммунальную квартиру, привольно раскинувшуюся под открытым небом. Милуются влюбленные, подростки очарованно глядят вдаль, жеманные дамы принимают солнечные ванны, пытаются укрыться от нескромного взора любители бормотухи, сосредоточенно сидят, уткнувшись в газету, пенсионеры.
При   всей   космичности   ряда  своих журнальная графика, постоянная работа в разных изданиях.
Историкам искусства еще предстоит написать героико-комическую эпопею  журнальной иллюстрации застойного времени: «Знание — сила», несколько позднее «Химия и жизнь» и другие журналы превращались в деятельные лаборатории иронического социального искусства, превосходившего своим лукавством, прихотливо завуалированной, но достаточно прозрачной и меткой сатирой, публицистику тех лет.
Научно-популярная и научно-фантастическая иллюстрация исполняла ту же роль, что детская литература 20-х, 30-х годов (К. И. Чуковский и «обэриуты»), явившая в обличье пестрого маскарада правду жестокого времени.
Бюрократия отнюдь не благодушествовала, но стимулом для начальственных акций запрета часто становились вещи совсем не программные, а рядовые и случайные. Так, грандиозный скандал, достигший высоких сфер и чуть не приведший к закрытию «Химии и жизни», разразился в середине 1970-х из-за рисунка Басырова, опрометчиво помещенного под рубрикой «Навстречу съезду». На рисунке изображена стандартная колонна грузовиков с кузовами, ломящимися от сельхозпродукции. Только за рулями сидели коровы и быки, а на мешках вместо слов «зерно», «овощи» и т. д. стояли различные наименования синтетических кормовых добавок («лизин» и др.).
Изобилие оборачивалось шокирующим сном, где реальная продукция заменялась научно-фантастической фикцией, хотя сейчас уже не разберешься, был ли это издательский ляп, достойный антологии черного юмора, или сознательный сатирический ход.
Карикатура принесла Басырову известность и многочисленные.международные премии. Сегодня «Московские новости», «Новое время» и другие издания буквально рвут из рук его свежую продукцию. Его меланхолические алкаши, железобетонные бюрократы, незыблемо возвышающиеся под ударами отнюдь не направляет на публику назидательный перст, предлагая ей немедленно рассчитаться на «своих» и «чужих». Общее поле, общие боли и надежды — это настроение пронизывает листы Басырова, придавая им особую нравственную цельность.

Leave a Reply

19 − 10 =