Andrianov Gennadiy

Russia

Карикатурист

Родился в 1930 г.

Первые рисунки были опубликованы на страницах журнала “Веселые картинки” в 1956 г.

Активно сотрудничал с журналом Крокодил с 1957 г.

Член Союза художников СССР.

 

Какой он, Андрианов?

Внешне — тощий, с бакенбардами. Внутренне — доброжелательный, с устойчивым чувством юмора, а деликатен и стеснителен не по-современному. Тому примером вопиющий факт: пять лет ушло на переписку между «Крокодилом» и Андриановым. Он посылал в редакцию свои рисунки, а его приглашали зайти. Он не заходил, стеснялся отчаянно. Наконец, ему направили нечто вроде судебной повестки с предложением явиться точно в назначенный срок по указанным адресам. Был и намек на то, что в случае неявки будут применены санкции. Указанных адресов было два: 1) журнал «Крокодил», к редактору художественного отдела Ивану Максимовичу Семенову, 2) журнал «Веселые картинки» к главному редактору Ивану Максимовичу Семенову.
Так и вышло, что Андрианов печататься начал в «Веселых картинках» в 1956 году. В «Крокодиле» его первый рисунок вышел годом позже.
Далее я мог бы рассказать, что начинал Геннадий с “эм-че” — так сокращённо в “Крокодиле” называют “маленькие-черненькие” рисунки. Когда-то их модно было именовать «изошутками». Я мог бы рассказать, как редакция поручала ему все более и более сложные темы, как все чаще и чаще фамилия Андрианова стала появляться на журнальных обложках, — но ведь в этом ничего чрезвычайного нет, таков, в общем, путь многих крокодильцев.
И это естественно: приобретаются опыт, умение, складывается своя манера.
Я мог бы добавить совсем уж банальную истину: совершенства добиваются трудом.
Правда, многие не представляют себе, сколько изводится карандашей, выкуривается сигарет, недосыпается ночей, чтобы в журнале появился вот такой — веселый, внешне небрежный, где-то просто такой лихой, что кажется — в момент создан рисунок. И главный его судья — дотошный и занудливо-придирчивый — сам автор. Недоделанную, недодуманную карикатуру он не выпустит из рук — будет мучить ее, и будет сам мучаться, а на нетерпеливые редакционные звонки, помолчав, хмуро басить:
— Не получается у меня. Я еще попробую. Никак не вытанцовывается, черт его знает.
Творчеству Андрианова присущи две особенности.
Во-первых, удивительно крепкая композиция. Создается впечатление, что, работая, художник пользуется трехдюймовыми гвоздями: так ладно сколочен рисунок, так пригнаны детали друг к другу. Второстепенная, ненужная шелуха выметена начисто. И малейший штрих подчинен теме.
Когда карикатура «Современный Сизиф» была представлена на редколлегию, раздавались голоса: «Рисунок хороший, но что же художник не поработал над руками Сизифа? Клешни какие-то, а не руки!» Не все поняли, что именно эти руки, разлапистые, расплющенные, клешнястые, художник определил центром рисунка, одной этой деталью подчеркнул всю тяжесть бесполезного, безысходного труда и тем добился максимума выразительности.
Во-вторых, необычайная динамика. Кажется, все действующие лица — подтолкни только пальцем — завертятся, забегают, заживут своей особенной— смешной и причудливой — жизнью. И как следствие этого — обращение художника в последние годы и к мультфильму. В мультипликационных новеллах «Юморески» режиссера В. Караваева наконец-то, — вот они! — задвигались, запрыгали знакомые персонажи художника-постановщика Геннадия Андрианова. Он же и один из авторов сценария цикла сатирических фильмов, объединенных одной темой: «Человек и природа».
Это, кстати, тоже следствие. Следствие того, что Андрианов влюблен в природу. Нет в «Крокодиле» более ярого и добычливого грибника. А одиннадцать дней отдыха в году, которые он разрешает себе, обычно падают на первую половину мая. И это — палатка у озера, дым костра, байдарка, покачивающаяся на ласковой волне. И озабоченный разговор друзей за брезентовой стенкой:
— Братцы, мне бы крючок поострее, позахватистей.
— Спроси Андрианыча, у него любая снасть. Специалист.
— Уху тройную будем делать?
— Ну! Только без Крокодила Гены не беритесь, а то испортите все. …Одиннадцать дней. И снова летят на пол отверженные эскизы, яростно вгрызается ластик в бумагу, а колонковые кисти лысеют на глазах. И снова звучит недовольный басок по телефону:
— Не выходит что-то. С цветом зашился. Восьмой вариант уже гроблю. К утру, может, успею.
Такой уж он, Андрианов.

 

Святослав Спасский
Предисловие к сборнику “Г. Андрианов” из серии “Мастера советской карикатуры”, изд-во “Советский художник”, 1976 г.

 


Leave a Reply

6 + 3 =