Agayev Jahangir

Moscow, Russia

Cartoonist, poster

 

Художник газеты «Правда».
Сотрудничал с журналом «Крокодил».

 

В 2001 году, реализуя свою программу выпуска к 60-летию Победы серии плакатов о главных событиях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., ЦМ ВОВ отпечатал плакат «Блокада Ленинграда». В центре плаката — легендарный 180-мм транспортер, прославившийся во время обороны города.
Автор плаката — замечательный художник-график Джангир Рахимович Агаев. В прошлом он 21 год был художником газеты «Правда». В 90-е годы его плакаты и карикатуры были в центре политической жизни Москвы. Более 100 плакатов Д. Р. Агаева хранятся в Музее современной истории России, 500 — в Библиотеке Конгресса США. Представлены его работы в хранилищах Лондона, Рио-де-Жанейро, на Мальте.

http://militera.lib.ru/tw/bragin_vi/13.html

Комикс для мигранта. Инструкция по получению разрешения на работу в РФ издана в картинках
Чтобы не вести бой с тенью, работодатель обязан заплатить за каждого въехавшего работника тысячу рублей госпошлины, затем с новым сотрудником надлежит заключить договор и зарегистрировать его в налоговой инспекции.

Об этом Федеральная миграционная служба расскажет приезжим в специальном комиксе. Художник-карикатурист Джангир Агаев представил гастарбайтера в виде усатого брюнета с орлиным профилем.
Джангир Агаев — мастер советской карикатуры. Многие, наверное помнят его рисунки в «Правде» и, конечно же, «Крокодиле».

 

http://forum.comicsnews.org/showthread.php?t=566

Мне кажется, что Джангира Агаева, руководителя творческой группы мос­ковского уличного сатирического плаката «Москва и Россия», я знаю и люблю очень давно, хотя времени с нашего первого знакомства прошло совсем немного. Знакомство состо­ялось в апреле 1991 года, незадолго до Третьего Съезда народных депута­тов Российской Федерации.

Значительно позже узнал я, что Агаев, начинавший как художник в га­зете «Вечерняя Москва» и длитель­ное время работавший в «Правде», за­тем тесно связал свою творческую биографию с первыми российскими демократами конца восьмидесятых го­дов, с известной Межрегиональной депутатской группой, активно помо­гал. вернее, участвовал своей работой в ее деятельности.

Его помощники, Валерий Мохов, Юрий Черепанов и литературный ре­дактор Юрий Еремин, как и он, – вер­ные служители самого боевого и гу­манного, но, к сожалению, незаслу­женно забытого жанра политической сатиры, с мая 1988 года создали почти полторы тысячи сатирических плака­тов. Их работы известны за рубежом, приобретены различными музеями.

В ту романтическую пору возрожде­ния духа свободы в России, в июне 1989 года, на улицах Москвы появился плакат с призывом Бориса Ельцина: «Москвичи! Будьте более решитель­ными, чем Съезд СССР и его руководство!» И в дальнейшем в плакатах вы­ступали соратники будущего первого Президента России: Михаил Полторанин, Сергей Станкевич, Николай Трав­кин, Юрий Афанасьев, Юрий Черниченко и др.

Все, что в тот период происходило заметного в политической жизни Мо­сквы, попадало «на карандаш» твор­ческой группы Агаева. Они первыми среди художников-карикатуристов столицы стали «давать» в своих рабо­тах членов правительства. Их мише­нями стали Председатель Совета Ми­нистров СССР Николай Рыжков, Гене­ральный секретарь КПСС Михаил Горбачев и др. Они боролись своим высоким и острым оружием с торговой мафией. Им угрожали. Запрещали их взрывоопасные плакаты. Били стекла уличных экспозиций.

Тесное сотрудничество с реформа­торами оттачивало политическую зор­кость художников, воспитывало гражданскую смелость, но одновременно осложняло, а затем и сделало невоз­можной работу Агаева в «Правде».

Осенью 1990 года, когда партийное собрание правдистов 95 процентами голосов высказало недоверие главно­му редактору газеты М. Фролову, в этой Meкке коммунистической прессы родился сатирический плакат: «Прав­да» должна стать настоящей прав­дой. Затем появился следующий: «Чья возьмет?», где редактор был изображен сидящим на мощной воло­сатой покровительственной руке… Третий плакат показал главного выти­рающим ноги орешение партсобрания. После этого художник был вынужден пойти в отдел кадров и забрать трудо­вую книжку…

Уже первые работы творческой группы на Третьем Съезде народных депутатов России показали всем его участникам, что исполнили их перво­классные мастера, тонко чувству­ющие политику, наблюдательные и ироничные, с восхитительным чув­ством юмора люди. С того времени ка­ждый плакат художников, вывешен­ный в узком коридоре Большого Кремлевского дворца перед съездовской курилкой, названном острословами «переулком гласности», становился 6уквально событием. Вокруг их та­лантливых произведении постоянно толпился депутатский люд. Реагиро­вали, естественно, по-разному. Одни искренне хохотали, довольные звон­кой графической оплеухой, нанесен­ной их оппонентам. Другие темнели лицом, поджимали губы, уязвленные безусловной правдой, изящным и уди­вительно простым разоблачением са­мых хитрых и, как им казалось, хоро­шо замаскированных политических маневров и провокаций. И редко кто обращал внимание на неофициально одетого полноватого, среднего роста человека с добрым лицом и полуседой бородой, который, как всегда, стоял в сторонке и наблюдал за реакцией зри­телей. Если видел художник улыбку, если видел негодование, если возле плаката затевался спор, то сам себе давал оценку: день прожит не зря!

Уже к первому ежедневному дообе­денному перерыву в работе Съезда была готова серия из трех-четырех плакатов. Только назавтра из десятка газет по крупицам можно будет соста­вить портрет съездовского дня. Но наиболее точная картина происшед­шего на Съезде, самые меткие оценки уже сделаны. Они в сатирических плакатах художников.

Снова с ними пытались бороться. На Третьем Съезде четыре плаката сор­вали.

На следующем, Четвертом Съезде произошел такой случай. Захотели консерваторы сорвать «возмутитель­ный» и жгущий больнее огня лист бу­маги… Побежал Агаев в курилку за демократической подмогой: спасайте, братцы!.. Бросились союзники-депута­ты к плакату, молча встали перед ним…

С Шестого Съезда, когда поняли, что со своей убийственной сатирой эти художники стоят, образно говоря, целой дивизии демократов, когда они уже выпустили по противникам ре­формирования России 170 залпов-плакатов и 30 карикатур были опубли­кованы в съездовской газете «Курь­ер», в лагере правых попробовали обороняться: применили подобное оружие – выпустили контрплакат. Но это было жалкое зрелище! Как будто против красавца скакуна выставили беспородную и дохлую клячу.

 

Разве можно сравниться с мысли­тельной и художнической лаборатори­ей творческой группы Джангира! Раз­ве можно хоть сколько-нибудь успешно соперничать с их потрясающим да­ром безошибочно и самостоятельно, без всякой подскавки выбрать тему, мгновенно оценить явление, искрометно из неисчислимого разнообразия вариантов выбрать один, единственно заставляющий нас хохотать, восхи­щаться и во многих случаях социально прозревать, и, наконец стремительно и точно рассекая цветными фломасте­рами снежный лист ватмана, явить нам плод своей фантазии и таланта, огромного жизненного опыта и мастерства и профессионала – подлинное произведение искусства!

Когда на Шестом Съезде народные депутатов России объединенные силы правые намереваясь взять по многим позициям политическим реванш, пове­ли атаку и на средства массовой ин­формации, художники ответили им спустя всего 17 минут!

Мне всегда очень хочется разгова­ривать с моим другой, слушать Джангира. Он мудрый человек… Я слушаю, как он хрипловатым и каким-то очень житейским голосом говорит о своей печали за Россию, о том, как отвратительно человеческое хамелеонство, увиденное им на депутатском Съезде, как из-за этого он заставлял себя сдерживаться, чтобы не нагрубить, не обидеть в своих рисунках… И я прони­каюсь еще большим уважением к нему.

“С фломастером вне регламента”, издательство “Панорама”, Москва, 1992 г.


Leave a Reply

4 × 1 =