Malutin Ivan

Moscow, Russia

1891-1932 гг.

1891 (или 1889) Родился в Балково, Тульская губерния.
1902-1911 Учится в Строгановском центральном художественно-промышленном училище у Н. Андреева.
1909 Сотрудник журнала «Рампа и жизнь».
С 1911 Оформляет спектакли в Оперном театре С. Зимина – Театре Совета Рабочих депутатов. 1918 Преподает в Государственных свободных художественных мастерских.
1919-1921 Один из ведущих художников «Окон сатиры РОСТА» в Москве.
1919-1932 Художник-карикатурист в сатирических журналах «Смехач», «Заноза», «Безбожник у станка», «Бегемот» и других.
1932 Умер в Москве.

artsait.ru

 

Статья из сборника “Мастера советской карикатуры”

Редакторы юмористических журналов, как правило, не смеялись, принимая рисунки художников, а просто мрачно говорили: «Очень смешно. Пойдет». Но нет правил без исключения, и таким исключением и был Иван Андреевич Малютин. Редакторы — да, редакторы смеялись.
Это утверждал Черемных, хорошо знавший и любивший Малютина. Они много работали вместе: и в «Окнах РОСТа», и в «Безбожнике», и в «Крокодиле».
До этой их совместной работы Малютин был декоратором в частной опере купца Зимина.
Зимин любил талантливого молодого художника; однажды взял его в Крым и всюду за собой таскал. Когда Малютина спрашивали:
— Ну, как в Крыму солнце? Светло? Тепло?
— Не знаю,—отвечал Малютин.— По-моему, и холодно, и темно, и сыро. (Зимин из винных погребов не вылезал.)
Как-то Малютин сделал декорации к опере, в которой должен был выступать Шаляпин. Шаляпину декорации Малютина не понравились. Несдержанный на язык, он сказал:
— Вот я вызову роту солдат, и пускай они эти декорации… Малютин ответил:
— Вызывайте. Вам все равно придется в них петь.
Зимин принял сторону Малютина, и Шаляпин пел. После спектакля он сказал Малютину:
— А знаешь, говорят, что декорации очень эффектны.
— Это потому, что вы так великолепно пели, Федор Иванович! —ответил Малютин.

В жизни Малютин был остроумный, веселый и просто хороший человек, но и насмешник знаменитый. Как-то собрались гости. Напросился в компанию художников один актер, напыщенный и с «фасоном». Малютин очень уж за ним ухаживал, восторгаясь его талантом, о котором никто и понятия не имел. Беспрерывно произносил тосты за его здоровье, и в конце концов актер размяк в буквальном и в переносном смысле слова. Больше его не приглашали. Но на всех вечеринках красовался выразительный плакат Малютина «Кто сегодня будет Петей?» (так звали актера).
Черемных восхищался ярким талантом Малютина и не стеснялся, как он говорил открыто, «драть с него». Правда, в РОСТе вообще все перенимали друг у друга. И только Иван Малютин никогда никому не подражал.
В Москву приехали ленинградские художники. Они очень хвалили Черемныха. Тогда Михаил Михайлович спросил:
— А как вам нравится Малютин? Мы считаем его лучшим художником РОСТа.
— Да, конечно, он хороший художник, но уж очень он вам, товарищ Черемных, подражает.
И Черемных, посмотрев на улыбающегося Малютина, сказал:
— Ай, ай, ай! Ваня! Как же тебе не стыдно!
Малютин был вообще выдумщик и изобретатель. Например, он выдумал, как быстро и легко делать в рисунках зданий множество окон. И он «изобрел» самогонный аппарат, а после в Крокодил поступило письмо: «…передайте большую благодарность художнику Малютину. Мы сделали точно по его рисунку самогонный аппарат, и самогон получается хороший».
Однажды в огромной ростинской мастерской Малютин и Черемных работали над очередными, как всегда, срочными плакатами. Входит Платон Михайлович Керженцев, руководитель РОСТа, с каким-то коренастым иностранцем. К приходу иностранцев художники привыкли. Они ходили толпами с переводчиками, и обычно Малютин показывал плакаты, а тут Керженцев оставляет иностранца одного и уходит.
Иностранец начинает молча рассматривать плакаты. Черемных говорит:
— Ваня, давай показывай. Как-то неудобно.
Малютин с досадой бросает кисть и подходит к иностранцу:
— Вот это Ллойд-Джордж… Это Клемансо… Иностранец ломаным языком повторяет:
— Клемансо, Клемансо.
Малютин скучным голосом продолжает рассказывать. Иностранец кивает головой. И вдруг Черемных с ужасом слышит, как Малютин начинает очень весело пересыпать свои объяснения крепкими словечками.
Иностранец невозмутимо слушает. –
Малютин входит в азарт. Черемных наконец не выдерживает:
— Ваня, перестань. А вдруг он понимает?
— Черта лысого он понимает! Сходи к Керженцеву. Некогда же! Пусть сам с ним возится.
Черемных идет к Керженцеву и говорит ему:
— Платон Михайлович, возьмите от нас эту иностранную чурку. Ну, невозможно же! Он все равно ничего не понимает!
— То есть как не понимает?! Он же превосходно говорит по-русски. Черемных вбегает в мастерскую, отводит в сторону Малютина и шепотом говорит ему:
— Ваня, он говорит по-русски!
Малютин бледнеет, потом краснеет и, махнув рукой, решительно подходит к иностранцу.
— Все.равно вы, иностранцы, ни черта в нашем искусстве не понимаете!
— Ну как же не понимаем? Мы хорошо знаем ваше прекрасное искусство и в особенности эту великолепную наглядную агитацию,— почти’ без акцента говорит по-русски иностранец.
Расстались они друзьями. Это был Джон Рид.

Н. А. ЧЕРЕМНЫХ



статья из сборника “Мастера советской карикатуры”
Иван Андреевич МАЛЮТИН

У меня дома, на стене, висит написанный маслом натюрморт. Не круглом столике красная краскотерка, напоминающая мясорубку, бидон с маслом, черная бутылке, несколько тюбиков и банка с крас¬кой. Фоном служит кусок холста. Натюрморт написан в стиле «Бубновый валет». Один известный московский график, увидев его, спросил у меня:

— Кончаловский?
— Нет, — говорю я.
— Машков?
— Нет.
— Лентулов?
— Нет.
— Кто же?
— Это Иван Малютин, Иван Андреевич, карикатурист.
— Не может быть, это же прекрасная живопись.
— Дак ведь он и был живописец, он же писал декорации в частной опере Зимина.
— Верно? То-то я смотрю, он такой широкий и живописный в своих карикатурах.

Я нарочно привел этот разговор, чтобы показать зрителю разносто¬ронность этого мастера. Малютин родился в 1891 году в Тульской губернии, в семье крестьянина. Художественное образование получил в Москве, в Строгановском училище, которое окончил в 1911 году по классу Н. Андреева, автора знаменитой Ленинианы и памятников Н. В. Гоголю и А. Н. Островскому. В это время он начал сотрудничать в журнале «Рампа и жизнь» и одно¬временно писал декорации в опере Зимина. В декорациях Малютине приходилось петь Ф. И. Шаляпину.

Малютин был высокого роста с огромными ручищами и добрым взглядом. Он любил добродушно подтрунивать над друзьями и пользовался всеобщей любовью. Но этот «добродушный» человек имел душу патриота и призвание публициста. Сразу после Великой Октябрьской революции Малютин вплотную занялся карикатурой. Он начал вместе с М. М. Черемныхом и В. В. Маяковским выпускать «Окна сатиры РОСТА». Технические условия, в которых развивался революционный плакат, меньше всего благоприятствовали его созданию.

И тем не менее именно в этих условиях было рождено новое искусство, питавшееся свежими сообщениями телеграфного бюллетеня. Это были плакаты, выполненные в одном экземпляре и выставленные в витринах магазинов. Маяковский говорил об этом «обслуживании вручную горстью художников стопятидесятимиллионного народища». Нина Александровна Черемных в своих воспоминаниях о И. А. Малюти¬не пишет: «Черемных восхищался ярким талантом Малютина и не стес¬нялся, как он говорил открыто, «драть с него». Правда, в РОСТА вообще все перенимали друг у друга. И только Иван Малютин никому не подражал. В Москву приехали ленинградские художники. Они очень хвалили Черемныха. Тогда Михаил Иванович спросил:
— А как вам нравится Малютин? Мы считаем его лучшим художником РОСТА.
— Да, конечно, он хороший художник, но уж очень он вам, товарищ Черемных, подражает. И Черемных, посмотрев на улыбающегося Малютина, сказал:
— Ай, ай, ай, Ваня как же тебе не стыдно!»
Малютин был не просто карикатурист, он был истинный публицист по призванию. Он не смог оставаться в стороне от сегодняшнего дня и сегодняшних событий, он должен был откликнуться. И Малютин откли¬кался ежедневно всю свою жизнь.
Он сотрудничал в 20—30-х годах в журналах «Бов», «Бегемот», «Безбожник», «Бич», «Бузотер», «Заноза», «Красный перец», «Лапоть», «Сме¬хач», «Гудок», «Крокодил». В «Крокодиле» он начал сотрудничать еще до выхода этого журнала в свет, в приложении к рабочей газете, из которого и возник «Крокодил». Умер художник в 1928 году. Предлагаемый альбом ознакомит читателя с деятельностью Ивана Андреевича Малютина как карикатуриста-крокодильца, как одного из лучших мастеров советской сатиры.

А. КРЫЛОВ
1977

Leave a Reply

ten + twenty =